• Русская версия сайта

ИСТОРИЯ ОСТЕХБЮРО (1921-1937)

ИСТОРИЯ ОСОБОГО ТЕХНИЧЕСКОГО БЮРО ПО ВОЕННЫМ ИЗОБРЕТЕНИЯМ СПЕЦИАЛЬНОГО НАЗНАЧЕНИЯ (ОТБ или ОСТЕХБЮРО)

В июле 1920 академик В.Н. Ипатьев, профессор М.М. Тихвинский, В.И. Ковалевский и В.И. Бекаури разработали «Проект организации экспериментальной мастерской для консультации по конструированию, изготовлению моделей, выполнению новых изобретений в натуре и т.п.». Этому предшествовал ряд изобретений В.И. Бекаури и демонстрация их работы лично академику В.Н. Ипатьеву. 

8 декабря 1920 состоялось очередное заседание коллегии НТО ВСНХ под председательством М.Я. Лапирова-Скобло, на котором четвертым пунктом повестки был вопрос: « Об организации экспериментальной мастерской по изобретениям В.И. Бекаури. Докладчик А.О. Логин». Коллегия постановила:

1. Признать организацию и устройство экспериментальной Мастерской по изобретениям на основах докладной записки необходимым.
2. В целях осуществления указанной мастерской признать необходимым выделить мастерскую и будущий персонал ее, как организационный, так и исполнительский, в ударную группу в отношении снабжения продовольствием, материалами, личным составом и оплаты труда, возбудить о том соответствующее ходатайство перед Совнаркомом через президиум ВСНХ.
<…>
5. Для общего руководства мастерской, организации ее и направления дел утвердить Ученый комитет в составе: председателя В.И. Ковалевского, заместителя его академика В.Н. Ипатьева и членов проф. В.Ф. Миткевича, проф. М.М. Тихвинского, В.И. Бекаури и проф. В.С. Игнатовского.
6. Заведующим экспериментальной мастерской назначить В.И. Бекаури, входящего в состав Ученого комитета.
7. Предложить Ученому комитету при выполнении конкретных работ приглашать представителей комитета по делам изобретений.
8. Выдать Ученому комитету в счет сметы экспериментальной мастерской на 1921 г. десять миллионов рублей.

Инициатором создания мастерской, ее признанным лидером был В.И. Бекаури. Если учесть, что 38-летний лидер имел образование техника-железнодорожника, то каким огромным даром он должен был обладать, чтобы своими техническими идеями увлечь крупных ученых России того времени!

С 1 января 1921 г. на территории ГОНТИ НТО ВСНХ, возглавляемого академиком В.Н. Ипатьевым, начала действовать экспериментальная мастерская, вскоре получившая наименование «ЭКСМАНИ». Бекаури понимал, что для функционирования мастерской нужно материальное обеспечение. Для этого необходима крупная идея, реализацию которой поддержит правительство. В середине 1920 В.И. Бекаури предложил идею авиационной торпеды со спиральной траекторией движения, тем самым повышающей вероятность попадания торпеды в цель. Ипатьеву идея показалась вполне здравой, и он предложил Бекаури создать схему своего изобретения и подсчитать процент вероятности попадания. Через месяц Бекаури вновь появился на квартире у академика Ипатьева и расстелил на полу громаднейший чертеж.

Torp Bekauri 2 800amn

 Torp Bekauri 800amn

Фрагменты патента В.И. Бекаури «Торпеда, движущаяся по криволинейной траектории» (1921 г., патент № 647) 

Ипатьев по приезде в Москву сообщил об этом изобретении П.А. Богданову - начальнику Главного управления военной промышленностью ВСНХ. Богданов заинтересовался изобретением. Бекаури вызвали в Москву, где он и изложил суть дела. В результате появился новый документ. 15 февраля 1921 НТО ВСНХ выдал удостоверение №2192 за подписью заместителя председателя коллегии НТО ВСНХ М.Я. Лапирова-Скобло следующего содержания:

Предъявитель сего, изобретатель Владимир Иванович Бекаури, порученной ему Научно-техническим отделом при ВСНХ работой по осуществлению его, Бекаури, изобретения военного, срочного и секретного характера.
Предлагается всем учреждениям и лицам, к коим В.И. Бекаури обратится, оказывать ему всемерное содействие при выполнении возложенного на него поручения.
Согласно постановлению Президиума ВСНХ предписывается всем учреждениям и органам ВСНХ исполнять требования для исполнения вышеуказанного задания не позже 3-дневного срока.
Для осуществления возложенных на него обязанностей В.И. Бекаури имеет право пользоваться вне очереди железнодорожными билетами для проезда от Москвы до Петрограда и обратно, а также междугородными телефонами. Настоящее удостоверение действительно по 1 июля 1921 г. 

В марте-апреле 1921 Бекаури обратился в НТО ВСНХ с просьбой выделить 150 тысяч франков для оплаты деталей и станков, заказан­ных им в Швейцарии. Этот документ попал на рассмотрение заместителю председателя коллегии НТО ВСНХ Ю.Н. Флаксерману (в настоящее время проживает в Москве, персональный пенсионер). Как вспоминает Юрий Николаевич, ответ был подготовлен отрицательный. Узнав об этом, Бекаури пришел домой к Флаксерману и убедил его в необходимости и целесообразности выделить эту крупную сумму. Затем Флаксерман подготовил доклад в ВСНХ и в Совет народных комиссаров.

Установить точную дату демонстрации изобретений Бекаури Ленину не представилось возможным. Анализ имеющихся материалов позволяет предполагать, что она состоялась между 12 и 26 мая 1921. На встрече с Лениным Бекаури продемонстрировал несгораемый шкаф с электрической сигнализацией, управление на расстоянии при помощи звуковых сигналов, схему торпеды со спиральной траекторией.

Доклад Ленину дал толчок следующим решениям. 26 мая 1921 директор ГОНТИ ВСНХ академик Ипатьев назначил комиссию по оценке новых изобретений Бекаури. 

8 августа 1921 Ленин вернулся в Москву, а на следующий день, 9 августа, подписал мандат № 0-А 10197, подготовленный П.А. Богдановым:

Дан на основании постановления Совета Труда и Обороны от 18 июля с.г. изобретателю Владимиру Ивановичу БЕКАУРИ в том, что ему поручено осуществление в срочном порядке его, БЕКАУРИ, изобретения военно-секретного характера.
Для выполнения этого поручения т.Бекаури предоставляется организовать техническое бюро и отдельную мастерскую.

Так было рождено Особое Техническое Бюро по военным изобретениям специального назначения (Остехбюро или ОТБ). 

Постановления СТО от 13 и 18 июля 1921 г. об организации новой структуры по созданию военно-морского оружия, а также мандат Ленина подписаны несколькими руководителями страны, но без согласования и, более того, без уведомления заинтересованного лица - Морских сил РККА. Об этом можно судить по телеграфным переговорам 5-8 августа 1921 между различными руководящими органами Морских сил республики.

Испытания нового изобретения были назначены на 16 августа 1921 г. Это подтверждает копия мандата, выданного 14 августа 1921 г. на имя Ю.Н. Флаксермана, в котором, в частности, говорится: «НТО ВСНХ настоящим удостоверяет, что предъявителю сего тов. Флаксерману Ю.Н. поручается присутствовать в качестве секретаря на морских опытах по секретному изобретению В.И. Бекаури, имеющих состояться в Кронштадте 16 сего августа». Флаксерман вспоминает, что это были испытания торпеды со спиральной траекторией движения.

15 августа 1921 г. В.И. Бекаури подписывает Приказ №-1 по Особому техническому бюро по военным изобретениям специального назначения, в котором принял на себя заведование организацией и объявил состав Комиссии «в качестве постоянной для общего наблюдения, научного руководства и всемерной мне помощи».

18 августа 1921 г. заведующий Остехбюро В.И. Бекаури издал Приказ №-2 об образовании шести подразделений (частей): специальной с мастерской при ней, авиационной, подводного плавания, взрывчатых веществ, электротехнической, экспериментально-исследовательской.

Через месяц, 18 сентября 1921 г., приказом №5 по Остехбюро назначены заведующие частями. Во главе спецчасти встал специалист в области минно-торпедного оружия Б.Л. Пшенецкий. Авиационную часть было поручено возглавить проф. В.Ф. Найденову. Частью подводного плавания руководил крупнейший подводник и специалист минного дела М.Н. Беклемишев. Часть взрывчатых веществ возглавил крупный специалист в этой области проф. С.П. Вуколов. Во главе электротехнической части бессменно стоял проф. В.Ф. Миткевич. Руководство экспериментально-исследовательской частью принял на себя председатель Особой Комиссии проф. К.П. Боклевский.

Пришли в Остехбюро и конструкторы, не имевшие знаний и опыта в военной области: Р.Н. Корвин-Коссаковский, П.В. Бехтерев, А.А. Пятницкий.

К 5 февраля 1922 Остехбюро успешно закончило испытания предложенной Бекаури торпеды. Обязательство, данное правительству и лично Ленину, Бекаури выполнил в срок. В ходе испытаний и обсуждений с военно-морскими специалистами у него появились новые идеи применительно к минно-торпедному оружию. К разработке военно-морского оружия Бекаури привлек ведущих специалистов военно-морских сил, в том числе П.П. Киткина, Ф.В. Васильева, А.И. Воробихина, Г.Г. Поздеева, проф. Л.Г. Гончарова, Г.В. Ломана и многих других. 

16 декабря 1926 г. председателем коллегии НТУ ВСНХ Л.Д. Троцким подписан акт передачи завода «Торпедо» в ведение НТУ (Остехбюро). 

Первой работой по минной тематике в Остехбюро было создание корабельной мины с зарядом ВВ, увеличенным до 250 кг. Работа получила название БМЗ-15 — большая мина заграждения с зарядом 15 пудов. В качестве основы для проектирования была принята мина образца 1912 г. Для увеличения водоизмещения корпусу мины впервые в отечественной практике придали сфероцилиндрическую форму. Изменился и вид якоря — из цилиндрического он стал корытообразным. Главным конструктором БМЗ-15 был начальник минного отдела Остехбюро А.А. Пятницкий. Работы по созданию мины были успешно завершены в 1926 г. После проведения испытаний опытной партии мин, изготовленной заводом им. А. Марти мина была принята на вооружение флота под названием «мина образца 1926 г» или «М-26». Эта мина явилась самым массовым образцом советских мин, применяемых в годы войны. Ее удельный вес в общем количестве выставленных мин превышает 50%, что объясняется большим запасом мин М-26 на флотах к началу войны. Использовались М-26 в основном в оборонительных заграждениях. Мины М-26 применялись также в войне в Корее 1950-1953.

 M26 800AMN

Мина М-26 в экспозиции ЦВММ, фото автора, 2015

В 1926 г. в Остехбюро начались работы по созданию противолодочной мины, которая первоначально получила название ПРОЛОДМИНА (противолодочная мина). Ее главная особенность заключалась в антенном взрывателе. Как часто бывает в технике, особенно в военной, реализация достаточно простой идеи натолкнулась на множество трудностей, главным образом связанных с компенсацией так называемых паразитных токов. Отработка взрывателя затянулась. Поданная на испытания в 1931 г ПРОЛОДМИНА прошла почти десятилетний путь экспериментальной отработки. ПРОЛОДМИНА была спроектирована на базе корпуса мины М-26. Главным конструктором корпусно-механической части противолодочной мины был А.А. Пятницкий. Антенный взрыватель разрабатывался по схеме мины Виккерса - Армстронга, но в отличие от нее в качестве материала антенны была выбрана сталь. Разработка велась под руководством начальника лаборатории Остехбюро Е.А. Тер-Маркарьянца. Помимо антенного взрывателя у ПРОЛОДМИНЫ на верхнем полушарии корпуса располагались 5 гальваноударных колпаков. Мина разрабатывалась в двух модификациях: антенной глубоководной - АГ и антенной стандартной - АС для относительно небольших глубин. Эти работы привели к появлению противолодочной якорной антенной глубоководной мины АГ, принятой на вооружение флота в 1940 г. Мина АС не была принята на вооружение.

В 1926 г. П.В. Бехтерев предложил модернизировать плавающую мину П-13 (Шрейбера и Калчева, 1913 г.), установив в ней звукоприемник. При отсутствии шумов от кораблей или аэропланов, мина находилась на поверхности, имею небольшую положительную плавучесть. В таким состоянии экономилась энергия АБ. При обнаружении шума мина при помощи прибора плавания погружалась на заданное углубление.

 Bekhterev Floatmine 880amn

Схема действия плавающей мины

4 февраля 1927 г. состоялось общее собрание сотрудников Остехбюро. Численность сотрудников составляла 447 человек. Число членов и кандидатов в члены партии – 78.

29 апреля 1927 г. заведующий конструкторской частью Остехбюро П.В. Бехтерев доложил специальной комиссии, возглавляемой Г.П. Галкиным, о конструкции неконтактного торпедного взрывателя и об экспериментальных работах по уничтожению видимости следа торпеды. Из протокола заседания комиссии видно, что «в поисках торпеды без следов Остехбюро в 1925 г. предприняло расчеты электрической торпеды, однако работа остановлена вследствие большой трудности получить приемлемые тактические элементы - главную трудность представляет собой постройка специальной аккумуляторной батареи».

21 сентября 1927 г. завершены испытания неконтактного взрывателя для устаревших торпед. Взрыв торпеды происходил при углублении торпеды до 12 метров.

26 сентября 1927 г. председатель специальной комиссии Военно-морских сил РККА Н.И. Игнатьев доложил командованию о том, что опыты Остехбюро по торпедометанию с больших высот показали хорошие результаты и начальник ВВС РККА П.И. Баранов вошел с представлением в РВС СССР о заказе серии самолетов.

Работы по созданию авиационных мин были начаты в Остех6юро в 1928 г К 1932 г были разработаны два образца - ВОМИЗА-100 и ВОМИЗА-250, что означало «воздушная мина заграждения» с зарядом ВВ соответственно 100 и 250 кг В дальнейшем они получили обозначение МАВ-1 и МАВ-2 соответственно. Мины создавались на базе корабельных мин: МАВ-1 на базе мины образца 1912 г , а МАВ-2 - на базе мины образца 1926 г.

В 1938 г была изготовлена первая партия мин. Однако громоздкие корабельные мины с парашютными системами МАВ-1 и МАВ-2 с трудом подвешивались под самолеты, причем их подвеска под новые самолеты оказалась практически невозможной. Поэтому на вооружение была принята только мина МАВ-1, впрочем, ее производство после изготовления первой партии было прекращено.

Одновременно с разработкой мин МАВ-1 и МАВ-2 в Остех6юро велась разработка авиационных мин МАН-1 и МАН-2. Мины разрабатывались беспарашютном варианте для низкого минометания на бреющем полете. Ввиду явного несоответствия их характеристик установленным тактико-техническим требованиям разработка этих мин была также прекращена.

   11

 Мина «ВОМИЗ», принята на вооружение под шифром МАВ-1 

28 октября 1927 г. завершены испытания специальных приспособлений, позволяющих сбрасывать торпеды с самолета, находящегося на высоте 25-30 метров, без каких-либо парашютных устройств. Испытания проводились с торпедой образца 1912 года.

24 июля 1928 г. закончена постройка ЦАГИ торпедного катера «Туполев» по заказу Остехбюро.

6 октября 1928 г. на Петергофском рейде завершены испытания химической торпеды Остехбюро, представляющей собой торпеду образца 1910 года, снабженную специальным зарядным отделением с хоботом, оканчивающимся форсункой для выпуска дымообразующего вещества (12 л четыреххлористого олова и 5 кг углекислоты). Испытания проводились в присутствии комиссии: флагман Балтфлота И.Г. Любович (председатель), представители НТК - Ю.Ю. Кимбар, В.И. Перетерский, В.Е. Эмме; от Остехбюро - А.Г. Циалов, И.М. Наберухин, Н.М. Александров.

В 1925 г. начались работы в области гидроакустики под руководством профессора М.М. Богословского – известного ученого в области разработки и изготовления первых отечественных усилителей и генераторных электронных ламп.

18 октября 1928 г. сотрудники Остехбюро В.Г. Цветаев, К.Ф. Фролов и представитель НТК МС РККА Г.Г. Мидин составили акт о проведении первого опыта с гидрофоном для подслушивания судов, установленным Остехбюро на подводной лодке №5 Балтийского флота. В заключении комиссии указывалось: «Произведенный первый опыт подслушивания корабля с подлодки в погруженном состоянии и с выключенными главными электромоторами можно считать вполне удавшимся и могущим иметь большое значение для дальнейших работ в этом направлении».

5 ноября 1928 г. на Петергофском рейде произведены испытания дымаппаратуры Остехбюро, установленной на катере №4 Балтийского флота. В качестве дымообразующего вещества использованы четыреххлористый кремний, углекислота и водный аммиак. Дымообразующее вещество выпускалось чрез пять форсунок от торпед образца 1912 г. Испытания про­водили: председатель физико-химической секции НТК МС М.П. Мальчевский, член минной секции НТК МС В.Е. Эмме, от Остехбюро - проф. Л.Г. Гончаров, А.Г. Циалов, А.В. Виленский и Н.М. Александров.

21 ноября 1928 г. доклад заведующего Остехбюро В.И. Бекаури на заседании Правительственной комиссии «О результатах работ Остехбюро в 1927-1928 гг». В докладе указывалось, что Остехбюро сдало комиссиям Наркомата военных и морских дел или закончило свои испытания с участием его представителя по следующим работам: приборы Обри для торпедных аппаратов, дистанционный взрыватель для торпед, двойной ударник подогревательного аппарата торпед, вахтенный поплавок для мин заграждения, лебедки для караванов, катерный торпедный прицеп, дымзавеса с катеров, ртутный разъединитель для «пролодмин», прибор потопления и др.

10 декабря 1928 г. произведены первые испытания УКВ станций направленного действия на фортах «Ф» и «Ж» Балтийского моря. Станции оставлены на опытную эксплуатацию и проведение опытов по распространению радиоволн.

29 декабря 1929 успешно завершены испытания управляемого по радио с самолета катера Остехбюро. 

Только за первые восемь лет своей работы Остехбюро сдало на вооружение 11 новых изделий, на испытание— 17, в стадии разработки находилось около 20 образцов нового оружия. 

Яркой страницей в истории Остехбюро является изготовление мин, управляемых по радио. Они были разработаны еще в 1924-1925 г. В.И. Бекаури, инженерами В.В. Аничковым, А.Н. Шегляевым, Н.Н. Циклинским и техническим руководителем Остехбюро, крупным ученым в области электротехники В.М. Миткевичем. Первое испытание макета мин для управления взрывами по радио было проведено еще летом 1925 года в Ленинградском гребном порту.

Образцы радиоуправляемых мин были доработаны, и им присвоили название -  приборы "Беми" (по начальным буквам фамилий Бекаури и Миткевича). В 1929 году "Беми" приняты на вооружение Красной армии. 

16 марта 1930 г. заведующий Остехбюро В.И. Бекаури направил председателю НТК МС РККА Н.И. Игнатьеву письмо, в котором указывалось:

              По инициативе заведующего Остехбюро разработана идея применения устаревших торпед в качестве мин заграждения. Торпеда, установленная на якоре аналогично минам, при захвате караванным охранителем корабля должна отделиться от минрепа своего якоря, дать ход и, описывая кривую в сторону корабля, взорвать его подобно торпеде, выпущенной из аппарата…<...> Подобная мина-торпеда будет обладать большим весом заряда, порядка до 250 кг, и от нее следует ожидать полного материального и большого морального эффекта благодаря ее внезапному  действию. Наряду с этим та же идея может быть осуществлена путем использования принципа ракеты, создание каковых уже намечалось ранее Остехбюро и разработка которых может быть предпринята в будущем.

 Mina Torp Bekauri 800amn

Mina Torp Bekauri 2 800amn

Схема действия мин-торпед Бекаури (архив НТД): Фиг.1

3 июня 1930 г. подписано Постановление СНК СССР «О передаче Остехбюро НКВМ».

28 августа 1930 г. заместитель наркома по военным и морским делам и заместитель председателя РВС СССР И.П. Уборевич подписал приказ №0015 о передаче Остехбюро в подчинение Наркомата по военным и морским делам и о введении в действие «Положения об Остехбюро НКВМ». Положение об Остехбюро подписал начальник штаба РККА Б.М. Шапошников. Начальником Остехбюро НКВМ назначен В.И. Бекаури.

2 сентября 1930 г. командир РККФ И.О. Авраменков подписал заключение, в котором говорилось: «Приемник типа Остехбюро один из наилучших, существующих ныне на флоте. Только на таком приемнике можно выполнять задания, требуемые для флота.»

2 ноября 1930 г. комиссия, назначенная приказом по ВМС РККА, составила акт по результатам войсковых испытаний ультракоротковолновых радиостанций образца «ОТБ-К2», проведенных на МС ЧФ с 19.06.1930 по 01.11.1930. Комиссия сделала вывод, что станцию УКВ образца «ОТБ-К2» возможно принять на вооружение ВМС РККА.

В том же 1930 г. академик В.Н. Ипатьев, бывший генерал-лейтенант русской императорской армии, стоявший у истоков создания советской химической промышленности и Остехбюро, не вернулся в СССР после лечения в Германии и переехал жить в США. Как покажут события 1937 года В.Н. Ипатьев этим бегством спас себе жизнь. В.Н. Ипатьева лишили званий, степеней и гражданства. В 1990-ые Академия наук РФ вернула В.Н. Ипатьева в стан академиков. 

14 июня 1931 г. представители Остехбюро и НИПС подписали протокол об успешном испытании гидроакустической системы обнаружения барьерного типа с приемом информации с надводного корабля.

2 сентября 1931 г. начало совместных войсковых испытаний торпедных катеров волнового управления систем Остехбюро и ЦЛПС (Центральная лаборатория проводной связи).

23 ноября 1931 г. успешно завершены войсковые испытания катеров волнового управления системы ЦЛПС образца 1930 – 1931 гг.

2 декабря 1931 г. завершено строительство завода Остехбюро НКВМ, получившего имя К.Е. Ворошилова. Директором назначен И.А. Муравкин.

1932, 7 апреля – сравнительные испытания на линкоре «Марат» приемника Остехбюро селекторного вызова и приемника типа «Блокада».

1932, 11 мая – подписано постановление СТО о плане работ Остехбюро и Наркомата тяжелой промышленности по вооружению флота четырьмя торпедными катерами волнового управления системы Остехбюро.

23-29 июля 1932 г. – войсковые испытания по выявлению боевых возможностей радиофугасов типа «БЕМИ» («Б-10»)

25 декабря 1932 г. завершение изготовления ЦЛПС аппаратуры для телеуправления танком типа Т-26.

16 января 1933 г. завершение войсковых испытаний торпедных катеров волнового управления системы Остехбюро.

20 января 1933 г. осуществлен первый опытный полет самолета АНТ-6 (ТБ-3) с подвешенной танкеткой Т-27. Экипаж самолета – летчики Ф.Е. Болотов, А.А. Фердоров, старший бортмеханик С.П. Чернокожий и начальник Остехбюро В.И. Бекаури.

1 августа – 27 октября 1933 г. войсковые испытания радарных катеров системы Остехбюро в районе Пейпия Балтийского моря. Председатель комиссии – заместитель начальника штаба Морских дел В.М. Орлов. Комиссия вынесла заключение, что аппаратура торпедных катеров типа Ш-4 134 системы Остехбюро пригодна для вооружения ВМС РККА.

5 ноября 1933 г. испытание мины «Вомиза-250» при сбрасывании с высоты 10-20 метров.

11 ноября 1933 г. испытание мины «Вомиза-100»  при сбрасывании с высоты 15-20 метров.

15 декабря 1933 г. подписание протокола по результатам полигонных испытаний позиционно-всплывающей мины, представленной Остехбюро. Комиссия сделала заключение, что «позиционно-всплывающая мина, равноценная в отношении тактического использования с минами образца 1926 г. и 1931 г. и как давшая при испытаниях удовлетворительные результаты, может быть принята на вооружение, так как мина представляет собой комбинацию из мин образца 1931 г. и якоря 1926 г. состоящих на вооружении и промышленостью освобожденных».

13 июня 1934 г. начальник ВМС РККА В.М. Орлов подписал директиву о порядке приемки торпедных катеров, испытаний и приемки аппаратуры волнового управления, комплектования личным составом, формирования соединений и отправки торпедных катеров и аппаратуры волнового управления к месту назначения.

14 июня 1934 г. демонстрация в РВС СССР аппаратуры по автоматическому шифрованию и расшифровке сигнала при передаче по радио и воздуху.

20 июня 1934 г. Наркомат по военным и морским делам переименован в Наркомат обороны СССР, Остехбюро НКВМ стало именоваться Остехбюро НКО.

8 октября 1934 г. комиссия полигонных испытаний торпед РУТ-45 см системы Остехбюро, назначенная приказом начальника ВМС РККА В.М. Орлова № 0018 от 16 сентября 1934 на основании произведенных полигонных испытаний решила:

а) считать полигонные испытания законченными;
б) передать заказ промышленности на изготовление установочной партии торпед РУТ-45 см;
в) предложить допустить торпеду РУТ на войсковые испытания

19 октября 1934 г. в Ленинграде состоялась демонстрация образца модернизированной аппаратуры торпедных катеров волнового управления системы Остехбюро. Аппаратура демонстрировалась представителю Технического управления РККА Я.Я. Петерсону.

19 ноября 1934 г. донесение старшего военпреда Управления вооружения Морских сил Б.Л. Карлова о том, что 13 ноября 1934 на Дальнем Востоке проводилось опытно-смотровое учение по массовой атаке торпедными катерами свободно маневрирующего корабля. В донесении указывалось, что «13 ноября в деле развития торпедных катеров вообще, а ТК ВУ».

21 ноября 1934 г. завершены полигонные испытания аппаратуры наведения миноносцев на цель с самолета, изготовленной ЦЛПС. Испытания проводились с 8 октября 1934. Аппаратура была установлена на миноносцах «Артем», «Ленин» и «Энгельс». В заключении комиссии указывалось:

1. Аппаратура наведения позволяет вести управление торпедной стрельбой миноносца включительно до дачи залпа путем посылки радиосигнала с самолета.
2. Аппаратура наведения дает возможность вывода миноносца в атаку и производства торпедного залпа скрытно за дымовой завесой.
<…>
6. На основании результатов испытаний комиссия считает, что аппаратура наведения миноносца на цель с самолета полностью отвечает тактико-техническим заданиям. 

12 декабря 1934 г. начальник ВМС РККА В.М. Орлов направил наркому обороны СССР К.Е. Ворошилову доклад, в котором указывалось:

Учитывая неоспоримую боевую ценность радиотехнической аппаратуры наведения миноносцев с самолета для стрельбы торпедами, вполне удовлетворительное техническое состояние ее, а также желательность наискорейшего внедрения ее на МС РККА, прошу в виде исключения о принятии этой аппаратуры на вооружение без проведения расширенных войсковых (тактических) испытаний.

1934, 31 декабря - пущен в эксплуатацию завод «Радиоприбор» в Москве, построенный для обеспечения серийного выпуска изделий Остехбюро и ЦЛПС.

1935, 3 апреля - доклад начальника Остехбюро В.И.Бекаури в НИИ ВВС РККА и НИМТИ УВМС РККА о трудности разработки высокоскоростной торпеды. В докладе, в частности, говорилось:

Для разработки торпеды с использованием кислорода и кислородообразующих веществ необходимо привлечение к работе химических институтов. Остехбюро завершает проектирование экспериментальной 21-дюймовой торпеды с тысячесильным четырехцилиндровым горизонтальным паровоздушным двигателем, который должен обеспечить скорость хода 70 узлов при дальности 2750 м.

В 1935 г. в Остехбюро была разработана подлодочная трубная мина ПЛТ для постановки из труб ПЛ «Ленинец».

 PLT OSTEKH 800amn

Мина ПЛТ в экспозиции ЦВММ, фото автора, 2016

8 мая 1935 г. СТО СССР принял решение о переводе в Москву всех работ Остехбюро за исключением имевших отношение к Военно-Морскому Флоту.

23 июня 1935 г. состоялись испытания на озере Главного Красногвардейского лагеря танковых частей ЛВО мины «Ремин» и определение магнитного поля танка-амфибии типа Т-37. Цель испытания - выяснить проходимость или непроходимость рек с неконтактными минами.

30 октября 1935 г. завершены заводские испытания радиоуправляемых торпед «Акула-1» и «Акула-2» на Онежском озере в Петрозаводской губе.

9 января 1936,  начальник Научно-исследовательского института морской связи (НИМИС) А.И. Берг представил сводную таблицу тем, разрабатываемых Остехбюро и Главэспромом, наблюдение за которыми осуществлял НИМИС. Среди тем:

-       телемеханическая ПЛ; автономная ПЛ, управляемая с самолета; ПЛ с телевидением (Остехбюро);
-       приборы телемеханического подъема и взрыва минных полей (Остехбюро);
-       радиоуправляемая ПЛ с телевидением (Остехбюро);
-       телемеханический корабль-брандер (Остехбюро);
-       навигационные приборы на инфракрасных лучах (ВГИТиС);
-       быстроходный глиссер, направляемый по инфракрасному лучу (Главэспром) и др.

10 марта 1936 г. газета “Правда” опубликовала Постановление ЦИК СССР, в котором говорилось:

За успешное выполнение ряда крупных работ по вооружению РККА новыми образцами боевой техники наградить орденами Союза ССР следующих работников конструкторского Бюро №5: Орденом Ленина – 2 чел.; Орденом Трудового Красного Знамени – 7 чел.; Орденом Красной Звезды – 12 чел.; Орденом «Знак Почета» - 47 чел.

27 июня 1936 г. заместитель начальника ВМС РККА флагман 1 ранга И.М. Лудри принял предложенный Остехбюро НКВМ проект подводной лодки «Пигмей» со следующими данными: водоизмещение 18,6 тонн; длина 16,0 метров; надводная скорость 6 узлов; подводная скорость  5 узлов; предельная глубина 30 м; 2 забортных ТА; автономность 3 суток; экипаж 4 чел.

23 октября 1936 г. завершены заводские испытания радиоуправляемых торпед на Онежском озере, проводимые с 26 августа по 23 октября. Выводы по результатам испытаний, подписанные начальником НИМТИ А.Е. Брыкиным: «Часть торпед, пере­делываемых к Кронпорту, после их пристрелки на Копенской станции с макетами аппаратуры можно будет передать на войсковые испытания». В испытаниях участвовали Е.А. Тер-Маркарьянц (председатель комиссии), представитель НИМТИ Э.М. Ройтбруд, представители НИМИС Горячев и Т.К. Семенов. 

Сложно представить, как в одном бюро можно было работать по стольким совершенно разным направлениям по разработке новых образцов оружия и техники. Многие идеи опережали существовавший уровень развития производственной на базы на десятилетия! Многие образцы не имели аналогов в мире. Многие идеи и образцы техники по разным причинам оставались недоведенными до принятия на вооружения. Причин тому было много: производственная база, технологическое отставание, большое количество проектов,… , некоторые идеи получали развитие без согласования с командованием флота, потребности флотов не учитывались,…, нехватка управленческого опыта, которые Бекаури и его команда пытались компенсировать личной энергией и конструкторским талантом…

Разработка и сдача некоторых образцов оружия шла слишком медленно. Бекаури пытался руководить всем сам, но к 1935 г. в Остехбюро было уже около 3000 сотрудников. Талантливый изобретатель не почувствовал организационного кризиса. В 1935 г. работа Остехбюро была признана неудовлетворительной. В 1936 г. группа Военного контроля отмечала: «…Однако совершенно неудовлетворительно обстоит дело в Остехбюро НКО. Постановлением правительства уже была отмечена совершенно неудовлетворительная работа названного Бюро за 1935 г. Остехбюро НКО, развившись до 3 тыс. чел. своего состава, уже давно переросло свою современную организаторскую структуру. Современная структура Остехбюро совершенно не соответствует масштабу этого учреждения и не обеспечивает ни планово-технического руководства, ни контроля за выполняющимися работами. Руководитель Остехбюро т. Бекаури, концентрируя в своих руках всю деятельность учреждения, руководит своим учреждением методами, свойственными руководителю личной лаборатории...» 

Над научно-производственным детищем революции начали сгущаться тучи! При этом, Бекаури продолжал отстаивать своих сотрудников, занесенных органами НКВД в списки «врагов народа». 

29 декабря 1936 г. руководитель группы Военного контроля В.И. Романовский направил председателю комиссии Советского контроля Н.К. Антипову доклад «О работах по ТОС за 1936 год». В докладе указывалось:

"…Совершенно неудовлетворительно обстоит дело в Остехбюро НКО. Постановлением правительства уже была отмечена совершенно неудовлетворительная работа названного Бюро за 1935 г. Остехбюро НКО, развившись до 3 тыс. чел. своего состава, уже давно переросло свою современную организаторскую структуру. Современная структура Остехбюро совершенно не соответствует масштабу этого учреждения и не обеспечивает ни планово-технического руководства, ни контроля за выполняющимися работами. Руководитель Остехбюро т. Бекаури, концентрируя в своих руках всю деятельность учреждения, руководит своим учреждением методами, свойственными руководителю личной лаборатории. А между тем, организация Остехбюро превратилась в большое универсальное по характеру работы предприятие, нормальная работа которого может быть обеспечена лишь при условии организации дела на основе производственно-технического планирования, четкого распределения функций и ответственности среди руководителей звеньев учреждения и проведения научно-технической и производственной базы в полном соответствии с объемом работ Остехбюро. Имеющиеся в Остехбюро довольно солидные ученые, инженеры, конструктора, вследствие неорганизованности их работы, используются недостаточно эффективно (об этом мне заявил в личной беседе академик Миткевич). <...>
Личный состав Остехбюро, хотя в прошлом и проверялся органами НКВД, однако в своем коллективе имеет до сих пор ряд сомнительных личностей (Яхонтов, Матвеев, Преображенский)..."

Весной 1937 года В. И. Бекаури был приглашен в Москву вместе с руководителями Наркомата. Сталин интересовался планами и делами Остехбюро. Неожиданно он заявил, что в оборонную промышленность внедрились вредители, необходима чистка кадров и не следует мешать этой работе. Присутствующие молча выслушали вождя. Но темпераментный Бекаури не сдержался: "Я буду мешать. Ведь уже были случаи несправедливого обвинения талантливых специалистов". Сталин промолчал. 

11 апреля 1937 г. приказом НКОП произведена приемка Остехбюро от Наркомата обороны. Остехбюро НКО стало именоваться Остехбюро НКОП.

20 июля 1937 г. Остехбюро НКОП переименовано в Особое техническое управление НКОП с дислокацией в Москве. Начальники Остехуправления НКОП - В.И. Бекаури (20.07.1937-08.09.1937), С.М. Сандлер (08.09.1937-04.1938), П.З. Стась (04.1938-05.09.1939). Начальником Ленинградского филиала Остехуправления назначен М.Л. Медведев.

21 июля 1937 г. состоялся доклад флагмана 2 ранга профессора Л.Г. Гончарова в постоянной минно-торпедной комиссии на тему «Использование радиоуправляемых торпед». В заключении докладчика указывалось:
1. Выгода применения радиоуправляемых торпед, по сравнению с прямоидущими, несомненна.
2. Использование радиоуправляемых торпед с самолетов нереально: в боевых условиях противник не допустит к себе так близко, как это требуется для самолета, управляющего торпедами.
3. Использование радиоуправляемых торпед должно быть с миноносцев и лидеров при многоторпедных стрельбах. 

8 сентября 1937 г. нарком Оборонной промышленности СССР М.Л. Рухимович подписал распоряжение о разделении Остехуправления на три самостоятельных отраслевых института НИИ-20, НИИ-22 и НИИ-36. Остехбюро было расформировано и началась передача сотрудников, техники, кораблей и заводов - всего, что с таким трудом собирал Бекаури, - вновь созданным и существовавшим научно-исследовательским организациям.

В тот же день, 8 сентября 1937 г., в Ленинграде арестован В.И. Бекаури и этапирован в Москву. Вместе с Владимиром Ивановичем было арестовано свыше сорока ведущих сотрудников Остехбюро.

19 сентября 1937 г. реорганизация Остехуправления НКОП; завод Кризо подчинен заводу им. Ворошилова как филиал; радиостанция Лепорсо подчинена директору НИИ-20, все плавсредства переданы НИИ-36; база Остехбюро на Комендантском аэродроме подчинена НИИ-22. 

Владимиру Ивановичу Бекаури за короткое время удалось собрать коллектив талантливых конструкторов, чьи смелые идеи обогнали время на десятилетия. Можно только предположить, какие смелые конструкторские решения были бы реализованы этим коллективом, не оборвись их жизни так жестоко:

Конструктор первой советской торпеды Ричард Никодимович Корвин-Коссаковский, начальник 3-го отдела Остехбюро, приговорен ВКВС по ст. 58 п.7, 8, 11 УК РСФСР к высшей мере наказания. Расстрелян в Ленинграде 29.08.1937 г.

По приговору Военной Коллегии Верховного Суда СССР от 08.02.1938 Бекаури признан виновным в том, что в 1932 был завербован для шпионской работы в пользу Германии.

Суд признал Бекаури виновным в преступлениях, предусмотренных ст.ст. 58-1а, 58-11, 17 ст.58-8 УК РСФСР, и приговорил к высшей мере уголовного наказания - расстрелу с конфискацией имущества, лично ему принадлежащего. Приговор приведен в исполнение 08.02.1938 в Москве.

Конструктор первых в истории России миниподлодок, руководитель 1-го отдела Остехбюро Ф.В. Щукин был приговорен ВКВС к высшей мере наказания 20.02.1938г. и через 3 дня расстрелян.

Бехтерев П.В., конструктор первой советской авиационной мины, парашютов для мин и торпед, неконтактного взрывателя и пр. осужден 23.02.1938 в Ленинграде Выездной сессией Военной Коллегии Верховного Суда СССР. Приговорен к высшей мере наказания. Расстрелян 23.02.1938.

К.В. Старчик, руководивший работами по созданию радиоуправляемой миниподлодки, расстрелян 23.02.1938г.

Остехбюро закончило свою историю. Но продолжали жить идеи и разработки конструкторов Остехбюро! (Продолжение темы на форуме >>>>> )

ПЛ "Пигмей" проекта Остехбюро