mine; naval mine; torpedo;
  • Русская версия сайта

Торпеды И.Ф. Александровского

ПЕРВЫЕ РУССКИЕ ТОРПЕДЫ - ТОРПЕДЫ И.Ф. АЛЕКСАНДРОВСКОГО

   1 мая 1862 г. неклассный художник, фотограф Его Императорского Величества Иван Федорович Александровский представил Великому князю Константину Николаевичу, генерал-адмиралу, ведавшему флотскими делами докладную записку и проект подводной лодки. В 1864 г. проект был утвержден Императором с бюджетом 140.000 рублей.

   В 1865 г. И.А. Александровский представил адмиралу Н.К Краббе проект «самодвижущегося Торпедо». Со слов самого главного конструктора его «…торпедо ничего более, как только копия в миниатюре с изобретенной мною подводной лодки. Как в моей подводной лодке, так и в моем торпедо главный двигатель - сжатый воздух, те же горизонтальные рули для направления на желаемой глубине... с тою лишь разницей, что подводная лодка управляется людьми, а самодвижущееся торпедо... автоматическим механизмом.». Адмирал Краббе посчитал проект преждевременным, так сама лодка не была еще готова. 

   Вспоминает и И.Ф. Александровский, что во время одного из своих посещений Н.К. Краббе последний сообщил ему об изобретении в Австрии подводной самодвижущейся мины (проект Уайтхеда), на что, как пишет И.Ф. Александровский, "я тотчас же доложил ему, что подобная мина давно уже придумана мной". Решение по второму предложению было принято в 1869 г. Звучало оно так: "дабы не стеснять в исполнении автора", изобретателю разрешается создать торпеду на "собственные средства с последующим возмещением". "Получив разрешение, - писал И.Ф. Александровский, - я тотчас же занялся этим делом... но в 1871 и 1872 гг. я по поручению Морского министерства был исключительно занят работами по подъему со дна морского подводной лодки. Вследствие этого, а также по причине крайне неудовлетворительных механических средств торпедо мое могло быть изготовлено не ранее 1874 г.". Делались торпеды в одной из частных слесарных мастерских на Казанской улице (ныне улица Плеханова). Все работы велись вручную нанятыми И.Ф. Александровским мастеровыми. К началу 1874 г. были изготовлены две торпеды.

   Первые русские торпеды были изготовлены из листового железа толщиной 3,2 мм. Одна из торпед имела диаметр 610 мм и длину 5,82 м, другая - 560 мм и 7,34 м соответственно. Весили торпеды около 1100 кг. Как объяснял И.Ф. Александровский, к этим размерам он вынужден был прибегнуть "для того, чтобы обладать большей плавучестью для испытания... автоматических регуляторов, как для равномерного хода машины, так и для сообщения ей желательного углубления". В качестве "движущей силы" в торпедах использовался сжатый воздух, его резервуар объемом 0,2 м3 размещался внутри корпуса торпеды. Он имел диаметр 330 мм и длину 2,4 м. Толщина его стенок составляла 12,5 мм. Рассчитан резервуар был на рабочее давление 60 атм. Однако для обеспечения равномерного хода торпеды это давление с помощью редуктора снижалось до рабочего давления в двигателе 5-10 атм. В качестве двигателя в торпедах использовалась "одноцилиндровая машина двойного действия с прямой передачей на вал". Глубина хода торпед регулировалась с помощью водяного балласта и горизонтальных рулей. Сегодня трудно сказать, что это была за система, но ясно одно - от уайтхедовской она отличалась. Что же касается точности хода по направлению, то, как и у Р. Уайтхеда, обеспечивалась она вертикальным стабилизатором, проходящим в диаметральной плоскости торпеды по всей длине.

   Испытания торпед начались в 1874 г. Проводились они на восточном Кронштадтском рейде. Первые стрельбы выполнялись с неполным давлением воздуха. Как писал И.Ф. Александровский, "на этом испытании мое торпедо три раза кряду проходило с большой точностью назначенное для него расстояние 2500 футов, постоянно сохраняя при этом определенное ему шестифутовое углубление... начальная скорость его на расстоянии 1000 футов была 8 узлов, конечная - 5 узлов". Непосредственное участие в стрельбах с самого начала принимали и представители флота, главным образом только что назначенный на впервые учрежденную в русском флоте должность заведующего минной частью на флоте контр-адмирал К.П. Пилкин и его помощник капитан-лейтенант В.П. Верховский.

   К сожалению, можно предположить, что личные взаимоотношения между И.Ф. Александровским и К.П. Пилкиным не сложились. Как считал изобретатель, "враждебные отношения" к нему со стороны К.П. Пилкина возникли, "когда он еще был капитаном над Кронштадтским портом".

   В целом испытания 1874 г. показали, что главный недостаток торпеды заключался в ее малой скорости. Максимум на что способна была торпеда - это обеспечить скорость хода 6-8 узлов на дистанции 2-2,5 км. Признавал это и сам И.Ф. Александровский. Он писал: "Торпедо мое в настоящее время... не обладает особенно большой скоростью".

   Подтвердив, таким образом, принципиальные возможности самодвижущихся мин, испытания 1874 г. в то же время показали, что "неудовлетворительное техническое выполнение делало их непригодными для практического употребления. Мина Александровского была тяжела, громоздка и имела очень посредственный ход". Говоря современным языком, по своим тактико-техническим данным она существенно уступала ставшей уже широко известной в то время торпеде Уайтхеда. Несмотря на значительно меньшие габариты (калибр 380 мм, длина 5,85 м, вес 350 кг), торпеда Уайтхеда к 1874 г. обладала почти вдвое большей скоростью. Не считаться с этим было нельзя. И Морское министерство поручает И.Ф. Александровскому создать "новую, усовершенствованную подводную самодвижущуюся мину". Ее изготовление на этот раз поручается казенному производству - слесарной мастерской в Новом Адмиралтействе. Срок завершения работ устанавливается 15 марта 1875 г. Однако привлечение казенного завода мало чем улучшило условия изготовления торпед.

   Предвидя нереальность изготовления торпеды к 15 марта и в то же время стремясь возобновить с открытием навигации прерванные в прошлом году испытания, И.Ф. Александровский при содействии К.П. Пилкина выдает Кронштадтскому пароходному заводу заказ на "мелкие исправления к старой мине".

   Несмотря на все трудности, проведенные в 1875 г. стрельбы старыми, доработанными торпедами позволили И.Ф. Александровскому не только добиться увеличения скорости их хода до 10-12 узлов, но и экспериментально проверить все усовершенствования, предназначавшиеся для новой торпеды.

 

 TorpAl C800

Торпеда И.Ф. Александровского обр.1875 г.: 1 – гидростат носовых горизонтальных рулей; 2 – корпус; 3 – носовые горизонтальные рули; 4 – гребной винт; 5 – баллон ВВД; 6 – воздушная поршневая машина; 7 – кормовые горизонтальные рули; 8 – вертикальный стабилизатор; 9 – гребной винт; 10 – горловины; 11 – заряд ВВ; 12 – взрыватель; 13 – гидростат кормовых горизонтальных рулей; 14 – привод кормовых горизонтальных рулей; 15 – вертикальный руль; 16 – горизонтальные стабилизаторы

 

   Чем же отличалась торпеда Александровского, изготовленная в 1875 г., от его первых торпед? По внешнему виду и конструкции корпуса практически ничем. Она имела калибр 610 мм и длину 6,1 м. Что касается отдельных ее систем и механизмов, то их отличие сводилось к двум основным моментам: во-первых, к отказу от регулирования глубины хода торпеды с использованием водяного балласта и, во-вторых, к применению более мощного двухцилиндрового двигателя. Насколько можно судить по сохранившимся чертежам, эта торпеда Александровского состояла из четырех составных частей: зарядной камеры, вмещающей примерно 80-100 кг взрывчатого вещества, отсека носового гидростатического аппарата со своими горизонтальными рулями, отсека воздушного резервуара с редуктором и кормового отсека с двигателем и гидростатическим аппаратом, управляющим кормовыми горизонтальными рулями.

   К сожалению, волею судеб проводить испытания новой торпеды Александровского не пришлось и в 1876 г. Обстоятельства складывались так, что на юге России к этому времени вновь стали сгущаться военные тучи. Назревала очередная война с Турцией. В историю она вошла как русско-турецкая война 1877-1878 гг. Боевые действия русскому флоту на этот раз суждено было начать в крайне неблагоприятных условиях. После поражения в Крыму Россия практически полностью была лишена Черноморского флота. Что могли противопоставить русские моряки мощным броненосным силам противника? Только подводное оружие. Это подтверждал и опыт успешного применения мин в Крымской войне. Но мины были оборонительным оружием и не могли использоваться для нанесения внезапных ударов по турецким кораблям.

   Однако были и убежденные сторонники отечественного варианта торпеды. Наиболее влиятельным из них был сам управляющий Морским министерством адмирал Н.К. Краббе. Обсуждая на одном из совещаний этот вопрос, он так сформулировал свое отношение к нему: "Господа! Я 15 лет управляю Морским министерством, всегда старался поддерживать русский труд и русские изобретения, а вы? За какую-нибудь трубку, придуманную иностранцем, сейчас готовы дать сотни тысяч, обратите... внимание... что Александровский не имеет в своем распоряжении никаких механических средств... устройте специальную механическую мастерскую для изготовления торпеды, и я ... уверен, что Александровский построит торпедо не хуже Вайтгеда" (Уайтхеда).

   В октябре 1875 г. С.С. Лесовским был создан специальный "Комитет по вопросу приобретения самодвижущихся мин Вайтгеда (Уайтхеда) и применения их к судам флота". В состав комитета вошли: вице-адмиралы Г.И. Бутаков, А.А. Попов, В.Ф. Таубе, контр-адмиралы К.П. Пилкин, И.А. Шестаков, А.А. Пешкуров, генерал-майоры В.Ф. Петрушевский, Ф.В. Пестич и капитан-лейтенанты В.П. Верховский и Н.А. Невахович. В середине октября заведующий минной частью на флоте К.П. Пилкин получает от канцелярии Морского министерства следующее уведомление: "...заседание известного Вам комитета назначено... в четверг 16 сего октября в час пополудни... Ваше превосходительство приглашаетесь принять участие вместе с помощником Вашим капитан-лейтенантом Верховским. Степан Степанович желает также, чтобы во время заседания комитета находился в канцелярии механик Александровский на случай, если понадобятся какие-либо объяснения с его стороны"

   Затем СС. Лесовский предложил каждому члену комитета ответить на один-единственный вопрос: "следует ли нам теперь же приобрести секрет и мины Вайтгеда для применения к действию с судов флота?". Мнение членов комитета было почти единодушным. Все, кроме А.А. Попова и Ф.В. Пестича, считали, что "ожидать далее результатов усовершенствования мины Александровского не следует". Необходимо срочно приобретать "секрет и мины Вайтгеда". Точка зрения А.А. Попова была диаметрально противоположной. Он считал, что "накануне самостоятельного решения этого вопроса Александровским... даже оскорбительно для русского самолюбия обращаться к Вайтгеду". Солидарен с ним был и Ф.В. Пестич, не видевший необходимости в приобретении "мины Вайтгеда, пока есть надежда самостоятельно разрешить вопрос об изготовлении этих мин у нас". Однако их мнения не могли изменить общего решения комитета. Звучало оно так: "Теперь же приобрести от Вайтгеда секрет его изобретения и заказать пять-десять мин последнего образца для применения их к действию с судов флота".

   Первый практический шаг по реализации принятого решения предпринимается уже в ноябре 1875 г. Минной комиссии под председательством К.П. Пилкина предписывалось срочно разработать проект контракта с Р. Уайтхедом.

   Одно из условий: Г-н Уайтхед продает русскому правительству секрет устройства изобретенной им автоматической рыбовидной мины и уступает русскому правительству право пользоваться его изобретением...

   "Высочайшее рассмотрение" проекта контракта состоялось в конце января 1876 г., а неделю спустя русская правительственная комиссия выехала в Фиуме. Возглавлять ее было поручено военно-морскому атташе в Австрии контр-адмиралу А.И. Шестакову. В состав комиссии вошли шесть человек, в том числе К.П. Пилкин, И.Ф. Александровский и В.В. Максимов. Корпуса инженер-механиков поручик В.В. Максимов был первым представителем флота, осуществлявшим наблюдение за созданием в 1874-1875 гг. на Новоадмиралтейском заводе торпеды Александровского. Вошли в состав комиссии и три представителя от главного инженерного управления Военного министерства, планировавшего использовать торпеды для защиты береговых батарей.

   Что же касается впечатлений И.Ф. Александровского от торпед Уайтхеда, то о них он писал так: "Когда я увидел мину Вайтгеда, то оказалось, что устройство мины... основано на тех же принципах, как и мое торпедо, с той лишь разницей, что механизм его мины отличается весьма тщательной отделкой, что и неудивительно, так как он имеет для этого специальный громадный завод, тогда как моя самодвижущаяся мина была сделана без всяких механических средств у простого слесаря в Казанской улице. При осмотре мины Вайтгеда я нашел, что все достоинство ее заключалось в скорости хода".

   11 марта 1876 г. между русским правительством в лице контр-адмирала И.А. Шестакова и торпедостроительным заводом в Фиуме в лице его владельца и главного конструктора Р. Уайтхеда был подписан контракт. Разработанный ранее минной комиссией проект контракта практически не претерпел принципиальных изменений. За 9 тыс. фунтов стерлингов Россия приобретала "секрет Уайтхеда" и право пользоваться им "по своему усмотрению без всякого ограничения, с одним лишь условием сохранять изобретение в тайне от других правительств, еще не купивших его".

   Р. Уайтхед брал на себя обязательства "приготовить для русского правительства сто самодвижущихся мин с применением в них всех... усовершенствований, которые будут признаны... полезными, сдать мины агентам русского правительства в следующие сроки:

две мины к 31 марта 1876 года;
две мины к 1 мая 1876 года;
шестнадцать мин к 1 сентября 1876 года;
тридцать мин к 1 января 1877 года;
двадцать пять мин к 1 мая 1877 года;
двадцать пять мин к 1 января 1878 года"

   Сразу же с подписанием контракта "для выделки, сборки, пробы и хранения мин Вайтгеда" в Кронштадте и Николаеве в срочном порядке начинают создаваться торпедные мастерские. Первой из них к лету 1877 г. начала функционировать кронштадтская мастерская. Используя ее возможности, И.Ф. Александровский вносит в свою торпеду ряд усовершенствований, направленных главным образом на увеличение ее скорости. На испытаниях 1879 г. ему удалось добиться увеличения скорости хода до 18 узлов. Это было всего лишь на два узла меньше, чем у Р. Уайтхеда.

   Настойчиво, но безуспешно добивался И.Ф. Александровский сравнительных испытаний двух торпед - Уайтхеда и своей, изготовленной в одних размерах с торпедой Уайтхеда. Комиссия, созданная для рассмотрения этого вопроса, пришла к заключению, что обе торпеды устроены на одних и тех же началах, а имеющиеся в них различия не носят принципиального характера. По заключению комиссии, торпеда Александровского отличалась от торпеды Уайтхеда лишь тремя основными особенностями: большим весом и габаритами, конструкцией воздушного резервуара - у Уайтхеда он являлся частью корпуса торпеды, а у Александровского был размещен внутри ее. И наконец, более тупыми обводами носовой части. Последнее, как обеспечивающее размещение в торпеде большего заряда взрывчатого вещества и приближающее его в момент подрыва к борту цели, было признано положительным.

Вашему вниманию предлагаются сравнительные таблицы заочного соревнования двух конструкторов: в первой – этапы разработки, во второй – технические характеристики. (© ALLMINES.NET)

Год

Уайтхед

Александровский

1860

Попытка создания корабля-снаряда, управляемого с берега (проект Лупписа)

 

1864

Уайтхед и Луппис работают вместе над проектом

 

1865

 

В письме к адмиралу Краббе представляет проект самодвижущегося Торпедо, без подачи заявки на привилегию (патент)

1866

Создает и патентует «рыбовидное торпедо»

 

1868

Испытывает две торпеды 456 и 356 мм перед комиссией Австрийского флота. Первый контракт с Австрией

 

1869

Испытывает две торпеды 456 и 356 мм перед комиссией Англии и США

Получает «разрешение» на самостоятельное создание образца торпеды

1870

Испытания и контракт с Англией

 

1871

Достигнута скорость 24 узла

 

1872

Контракт с Францией

 

1873

Контракт с Италией и Германией

 

1874

 

Первые испытания двух торпед обр.1874 г. , достигнута скорость 6-8 уз.

1875

 

Усовершенствование торпеды обр.1874 г. и ее испытания, достигнута скорость 10-12 уз.

1876

Подписание соглашения с Россией

 

 

 

 

1879

 

Проект торпеды со скоростью 18 узлов

 

ТТД

У-1866

У-1868

У-1870

У-1871

А-1874

А-1875

А-1880

Диаметр, мм

406

356

406

406

610

560

610

610

Длина, м

4,28

3,53

 

 

5,82

7,34

 

 

Масса, кг

135

158

 

 

1100

1100

1100

 

Дальность, м

200

200

600

650 / 1200

2000

 

2500

 

Скорость, уз

6

6

7,8

24 / 17

6

 

8, 10-12

18

Масса ВВ, кг

8

8

25

30

82

 

82

 

Объем воздуха, м3

 

 

 

 

0,2

0,2

 

 

Давление воздуха, атм

25

25

 

 

60

60

60

60

("У" - торпеды Уайтхеда, "А" - Александровского. Таблица составлена по материал нескольких источников, представленных в конце страницы. Данные из разных источников не совпадают. Проверка на достоверность не проводилась.)

 

Все дальнейшие усилия Александровского вплоть до своей кончины в 1894 г. были направлены на продвижение проекта своей подводной лодки. От дальнейшего конструирования торпед Иван Федорович отказался.

Страница АЛЕКСАНДРОВСКИЙ Иван Федорович >>>

Литература и источники:
1. Коршунов Ю.Л. Иван Федорович Александровский (1817-1894). Москва: Издательство «Наука», 1997.
2. Литвиненко Е.Я.  Торпедное оружие Российского Императорского флота в период 1866-1917 гг. Диссертация кандидата технических наук. М.: РГБ, 2003.
3. Рекшан О.П. Торпеды и их создатели. СПб.: ЦНИИ «Гидроприбор», 2003
4. Gray, Edwyn. The Devil's Device: Robert Whitehead and the History of the Torpedo, Annapolis: Naval Institute Press, 1991

Торпеда Александровского обр. 1875 г.

Торпеда Александровского обр. 1875 г.