• Русская версия сайта

ИСТОРИЯ НИИ-22 / АО «НПО «ПОИСК»»

ИСТОРИЯ НИИ-22 / АО «НПО «ПОИСК»» 

ИСТОРИЯ РАЗАРБОТКИ ВЗРЫВАТЕЛЕЙ МОРСКОГО ПОДВОДНОГО ОРУЖИЯ

 

     В 1869 г. на Выборгской стороне была создана трубочная мастерская Санкт-Петербургской военной лаборатории. Мастерская изготовляла 7,5-сек дистанционные трубки для картечных гранат к крепостным и осадным орудиям. В 1870-73г. изготовлено 165 тыс. трубок. В 1873г. Мастерская была переведена в трубочный отдел, созданный при Василеостровском гильзовом отделе казенного Санкт-Петербургского патронного завода на острове Голодае. В 1890г. трубочный отдел преобразован в самостоятельный Трубочный завод в ведении ГАУ. В 1892г. сюда был переведен инструментальный отдел Петербургского патронного завода, и завод переименован в Трубочно-инструментальный. В 1898 г. при переустройстве завода инструментальный отдел был передан на Сестрорецкий оружейный завод, и стал вновь Трубочным заводом в ведении ГАУ. В 1904г. при работе в три смены мощность завода составляла 2,4 млн. трубок в год.

Все выпускавшиеся трубки, взрыватели и другие зажигательные приспособления были разработаны заводскими инженерами и мастеровыми. В создании и модернизации трубок принимали участие Данилов, Дымман, Комаров, Огранович Филимонов и другие. 

В 1910 г. в составе завода были механические и литейный цеха; мастерские: сборочная, инструментальная, укупорочная. В 1913 г. начато очередное расширение завода, построен 3-этажный корпус сборочной и укупорочной мастерских. В 1915 г. завод еще расширен, к его территории присоединены соседние участки земли Сансена и Третьякова, построено новое здание сборочной. В 1916г. расширение продолжено, присоединены участки Ландау и Соколовой. В годы войны завод работал с большим напряжением – в 3 смены без выходных. Выпуск продукции за 1916 г. достиг своего апогея:

трубки дистанционные 8 млн шт
трубки к ручным гранатам 18.9 млн шт
взрыватели более 1 млн шт
капсюльные втулки – более 6 млн шт

Всего за годы войны изготовлено до 19,5 млн. дистанционных трубок, более 26 млн. ударных и обтюрирующих трубок, 2,5 млн. взрывателей и 18,5 млн. капсюльных втулок.

В 1918 г. Петроградский трубочный завод находился в ведении 1-го отдела Центрального правления артиллерийских заводов (ЦПАЗ) ГАУ, затем до 1926 г. передавался в разные ведомства и управления. В 1922 г. завод был переименован в «Петроградский завод им. (Всероссийского Старосты) тов. Калинина».

В 1923г. при заводе им. Калинина В.И. Рдултовским организовано Бюро подготовки инженеров трубочному делу, а в конце 1926 г. на заводе образована опытная мастерская для изготовления взрывателей. Руководил обеими организациями В.И. Рдултовский. 

В 1926 г. в связи с созданием Патрубтреста ВСНХ, завод был передан во вновь созданное ведомство, а в 1927 г. был переименован в «Завод № 4 имени … Калинина»

В 1929г. на заводе создано единое КБ по взрывателям в системе ГВПУ ВСНХ путем объединения Бюро и опытной мастерской.

 

     В 1911 г. был основан завод АО «Промет». В 1914 г. заводу поручен выпуск 22-сек дистанционных трубок, хотя для этого не было технологической базы. В результате заводу удалось выпустить только 800 тыс трубок к концу 1916 г.

В 1918 г. завод был закрыт и фактически возобновил свою работу только в 1926 г. В 1925г. завод входил в состав «Красного Арсенала» в качестве трубочного цеха. До 1926 г. находился на консервации. Получил название «Опытный трубочный завод». В 1926 г. на заводе было создано КБ для выпуска технологической документации для производства опытной партии трубок «Г». В 1927г. переименован в завод «Прогресс», в 03.1929г. – в ведении Патрубтреста, с 1930 г. – Патрубвзрыва ВСНХ.

 

     Таким образом, к началу 1930 г. в Ленинграде существовало два КБ по взрывателям для боеприпасов: КБ при заводе им. М.И. Калинина на базе «Бюро по подготовке инженеров трубочному делу» («Патрубтрест») с опытной мастерской, и КБ при заводе «Прогресс». Руководителями КБ являлись военные инженеры М.Ф. Васильев и Я.А. Савельев соответственно. Однако огромный объем работ по взрывателям для систем вооружения и крайняя ограниченность квалифицированных конструкторских кадров вскоре потребовали сосредоточения всех разработок в одной организации. 

3 апреля 1930 г. РВС СССР принял специальное Постановление «О ходе работ по трубкам и взрывателям», сыгравшее огромную роль в организации всего взрыва-тельного дела в России. В нем, в частности, сказано: «В целях объединения небольших конструкторских сил по взрывателям и трубкам немедленно слить конструкторское бюро "Патрубтреста" и завода "Прогресс" в единое бюро при заводе "Прогресс". Ответственность за проведение этого мероприятия возложить на начальника вооружения РККА.» Документ был подписан Председателем РВС СССР К.Е. Ворошиловым. Инициатором создания нового КБ считается В.И. Рдултовский.

 

Дата 3 апреля является датой основания первого в Советском Союзе Центрального конструкторского бюро (ЦКБ) по разработке взрывателей для всех видов вооружения армии и флота. За 90 лет своей истории предприятие многократно переименовывалось и переводилось в разные министерства и ведомства СССР и РФ: ЦКБ объединения «Патрубвзрыв» (ПТВ); ЦКБ ВСНХ, НКТП; ГС ЦКБ № 22 НКОП, НКБ; Государственный НИИ-22 МСХМ, MOM, ГКОТ, МОП; НИИ «Поиск»; ГУП, ФГУП «НИИ «Поиск»; АО «НПО Поиск».

 

Для выполнения основных задач организационная структура ЦКБ-22 в первые годы его существования включала: конструкторский отдел с пятью секциями (дистанционные взрыватели, артиллерийские взрыватели, авиационные взрыватели, стандартизация, ручные гранаты и установщики), две лаборатории (В.И. Рдултовского и М.Г. Дьяконова), опытную мастерскую с более мелкими подразделениями, определяющими технологический цикл производства опытных партий, и общие подразделения управления.

Фактическое объединение двух КБ заводов (им. М.И. Калинина и «Прогресс») в ЦКБ «Патрубвзрыв» произошло 16 апреля 1930 г. В общий наличный состав бюро входили пять артинженеров, четыре конструктора, два чертежника и две копировщицы - всего 13 человек.

Основу ЦКБ составили инженеры-конструкторы: КОНДРАТЬЕВ Николай Нилович, ВАСИЛЬЕВ Михаил Федорович, КАРПОВ Алексей Яковлевич, ДЬЯКОНОВ Михаил Григорьевич, ПОНОМАРЕВ Валериан Корнельевич, ВИШНЕВСКИЙ Давид Николаевич.

В 1932-1933 гг. в ЦКБ направляются молодые специалисты, окончившие созданный тогда Ленинградский военно-механический институт «Военмех» (Балтийский государственный технический университет). В эти годы в ЦКБ были направлены молодые инженеры: М.А. Алифанов, Г.А. Окунь, Б.Л. Краснопольский, впоследствии ставшие видными конструкторами и специалистами в области взрывателей.

Средний технический персонал, не имевший специального образования, проходил техническую учебу на Курсах артиллерийских чертежников-конструкторов (КАЧК), организованных в ЦКБ. Преподавали на курсах военные инженеры: В.И. Рдултовский. М.Ф. Васильев, Н.Н. Кондратьев, Я.А. Савельев, Я.С. Рапутов и др.

 

Уже в конце 1931 г. численность работников ЦКБ составила 272 человека, а штатным расписанием на 1932 г. предусматривалось увеличение численности до 308 человек, в том числе конструкторского сектора до 97 человек.

ЦКБ первоначально размещалось в одном двухэтажном здании, а небольшая испытательная станция, которой руководил А.А. Вилон, находилась на территории завода «Прогресс». Все пиротехнические работы велись также на территории этого завода или на заводе им. М.И. Калинина. Одновременно с решением задач, поставленных перед ЦКБ, было начато интенсивное строительство его производственных зданий.

По Приказу НКО от 30 декабря 1936 г. № 06сс «О присвоении цифровых номеров Главным управлениям НКОП СССР, Мобилизационному управлению, секретно-шифровальному отделу и присвоении номерных обозначений ряду заводов, институтов, лабораторий и конструкторских бюро НКОП» ЦКБ ГУБ переименовано в ЦКБ-22.

К 1939 г. в составе ЦКБ-22 находились 5 лабораторий; 6 цехов; имелось 496 единиц оборудования, в т.ч. 341 металлорежущий станок., а численность персонала достигла 1040 человек (06.1939).

 

За время с начала существования ЦКБ и до Второй мировой войны были разработаны и приняты на вооружение:

головные взрыватели предохранительного типа для снарядов среднего и крупного калибров серии РГ (Р16, РГМ, РГМ2) конструкции В.И. Рдултовским;

головные взрыватели серии КТМ (КТМ1, КТМ2, КТМ3, КТМЗ1) полупредохранительного типа, разработанные В.К. Пономаревым, Н.Н. Кондратьевым и Г.А. Окунем для осколочных снарядов малого и среднего калибра. ГГ донные взрыватели типа МР (МРЗ, МРД, 2МР, 2МРЗ) предохранительного типа для снарядов среднего и крупного калибров, разработанные В.И. Рдултовским

взрыватель КТД (КТМБ и КТМФ) предохранительного типа для бетонобойных снарядов среднего и крупного калибров был принят на вооружение.

донные взрыватели типа МД (МД5, МД6, МД7, МД8) непредохранительного типа для бронебойных снарядов малого и среднего калибров противотанковых и морских пушек

дистанционным пиротехническим взрыватель (трубка) марки Т3, Т3(УТ) предохранительного типа для снарядов среднего калибра наземной и зенитной артиллерии, разработанным группой сотрудников во главе с В.К. Пономаревым;

головной взрыватель предохранительного типа МГ8 для мелкокалиберного зенитного выстрела.;

пневматического взрыватель ГВМЗ для осколочных и осколочно-фугасных снарядов среднего калибра, разработка Д.Н. Вишневским и А.Я. Еременко. Его характеристики позволили применить взрыватель для оснащения реактивных снарядов первых отечественных систем залпового огня (РСЗО) – легендарных «катюш»;

головной взрыватель предохранительного типа ударно-дистанционного действия марки Д1, разработанного В.К. Пономаревым и Н.И. Мурашовым для снарядов среднего и крупного калибра;

взрывателе АПУВ (АПУВ-М) к фугасным бомбам средних и крупных калибров для бомбометания со средних и больших высот, разработанный на основе патента Д.Н. Вишневского;

головные взрыватели типа АГДТ (АГДТА и АГДТБ) дистанционного действия на пиротехническом принципе были разработаны Н.Н. Кондратьевым и Я.С. Рапутовым для авиабомб специального снаряжения.

универсальный взрыватель АВ1 был разработан для штурмового бомбометания, обеспечивая безотказное действие бомб при любом угле встречи с преградой, был разработан Д.Н. Вишневским и А.Я. Еременко

и другие виды взрывателей и трубок. 

В итоге за первое десятилетие работы ЦКБ «Патрубвзрыв» - ЦКБ-22 был сформирован профессиональный коллектив исследователей, конструкторов, технологов и рабочих высокой квалификации в области взрывательного дела. Создана отечественная система взрывателей для многих видов боеприпасов, спроектировано и освоено в серийном производстве более 50 изделий для артиллерийских снарядов и мин, авиационных бомб, ручных и ружейных гранат, среди них такие взрыватели как КТМ, РГМ, АВ-1, Д-1, ГВМЗ не имели зарубежных аналогов. Была ликвидирована частичная зависимость от поставок иностранных взрывателей.

 

В июле 1941 г. ЦКБ-22 эвакуировано в Пензу на площадку завода № 50, а в Ленинграде образован филиал, который выпускал запалы к гранате Ф-1, противопехотные мины ППМС. В 1941 г. часть эвакуированного коллектива перевели в г. Москву, где был образован Московский филиал, просуществовавший до 1944 г. и отметившийся разработкой взрывателя МГ-8 для авиационных снарядов.

Началом разработки кассетных боеприпасов, боевых элементов и взрывателей к ним в СССР можно считать создание Иваном Александровичем Ларионовым в ЦКБ-22 (такое название носил НИИ "Поиск" до 1945 г.) малогабаритной противотанковой авиабомбы ПТАБ-2,5-1,5 с донным взрывателем АДА, способной пробивать броню толщиной 55 мм (принята на вооружение в апреле 1943 г.). По решению Государственного комитета обороны за три месяца было изготовлено 1,6 миллиона таких авиабомб. ПТАБы были впервые применены внезапно для противника в битве на Курской дуге в июле 1943 г. Высокая эффективность нового вида боеприпасов была подтверждена уничтожением сотен фашистских танков. И.А. Ларионов за свою разработку был удостоен Государственной премии СССР. В дальнейшем, в 1943 г. и в 1951 г., для ПТАБ принимаются на вооружение взрыватели АДЦ и ПДЦ, также разработанные И.А. Ларионовым.

В 1943 г. для якорной мины КБ разрабатывается неконтактный взрыватель, взрывное устройство к мине разрабатывается в ЦКБ-22. 

В апреле 1945 г. ЦКБ-22 переименовывается в НИИ-22. 

В послевоенные годы создается второе поколение взрывателей для принципиально новых видов вооружения — ракет наземного, авиационного и морского базирования: взрыватель для неуправляемых ракет класса «земля-земля»; для управляемых ракет «воздух-воздух»; взрыватели для реактивных глубинных бомб; взрыватель для снарядов полевой, танковой и морской артиллерии; взрыватели для кассетных боевых частей. Институт участвует в программах освоения космического пространства и в исследованиях Луны. 

В середине 60-х гг. в СССР началась активная разработка взрывателей для кассетных боеприпасов разных типов и их боевых элементов (БЭ). Причем наибольшая часть этих работ, пришедшихся на последнюю треть XX столетия, была выполнена в НИИ "Поиск". Здесь были созданы взрыватели для кассетных БЭ авиабомбовых средств поражения, крылатых ракет Х20 и Х22 класса "воздух-земля", тактических ракет "Луна", "Точка-У" и "Ока", крупнокалиберных 152-мм и 203-мм снарядов ствольной артиллерии, 220-мм и 300-мм снарядов реактивных систем залпового огня "Ураган" и "Смерч" соответственно. 

В 1965 г. принимается на вооружение контактный взрыватель И-142 для нестабилизированных кассетных БЭ, созданный И.А. Ларионовым под руководством главного конструктора Г.Г. Эверта.

В конце 1960-х разработан и принят на вооружение контактный механический взрыватель центрального расположения АВ-281 (марка И-281) для разовых кассетных авиабомб (РБК).

В 1969 г. для ракетного комплекса 9К52 "Луна-М" с тактическими неуправляемыми ракетами была создана ракета с кассетной боевой частью 9Н18-ОФ. При стартовом весе ракеты 2450 кг дальность ее полета достигала 65 км. БЧ весом около 400 кг содержала 42 БЭ весом по 7,5 кг.

БЭ цилиндрической формы оснащались раскрывающимися в полете стабилизаторами и взрывателями 9Э232 (марка И-225Ж) контактного действия (главный конструктор П.К. Кирсанов, ведущие разработчики И.А. Ларионов и Т.И. Невская). Раскрытие БЧ ракеты осуществлялось на высоте 1400-1000 м по сигналу от радиовзрывателя разрывным зарядом, выполненным из взрывчатого вещества (ВВ). БЭ, содержащий 1,7 кг ВВ, при встрече с преградой давал не менее 1400 осколков. Осколки БЭ одной ракеты могли поразить живую силу и легкобронированную технику противника на площади до 4 гектаров.

Для управляемых тактических ракет комплексов "Ока" и "Точка" также были созданы раскрываемые взрывом кассетные боевые части (КБЧ) со стабилизированными БЭ осколочного действия. Для БЭ ракет этих комплексов был разработан взрыватель контактного действия 9Э237 (марка И-295) (главный конструктор Л.С. Егоренков, ведущие разработчики Б.П. Малышев и Т.И. Невская), принятый на вооружение в 1977 г.

С начала 1970-х годов НИИ "Поиск" принимает активное участие в разработке взрывателей для осколочных БЭ снарядов РСЗО. Первым результатом этих работ стало принятие на вооружение в 1975 г. механического взрывателя 9Э246 (марка И-356) (главный конструктор Л.С. Егоренков, ведущий разработчик Л.Е. Петров) для осколочных БЭ КБЧ снарядов РСЗО "Ураган".

При создании РСЗО "Ураган" был впервые разработан снаряд (9М27К) с КБЧ, снаряженной кассетными осколочными БЭ (9Н210). Это позволило создать оружие с большой площадью поражения залпом.

 

В 1970-е гг создается третье поколение взрывателей: многофункциональные взрыватели для высокоточного оружия и системы управления действием боеприпасов. В основе изделий — современные электронные технологии. Программируемые перед выстрелом электронные взрыватели, система коррекции дальности и аппаратура дистанционного ввода для РСЗО. Боевые части управляемых артиллерийских боеприпасов, средств ПВО оснащены взрывателями и ПИМами, разработанными институтом. 

В 1970 г. были приняты на вооружение для комплектации вращающихся БЭ контактный механический взрыватель И-221Л (ведущие разработчики В.Ф. Дорохина, Н.Ф. Мытарев и В.А. Ноздрина), дистанционный взрыватель И-264К (ведущие разработчики Л.С. Егоренков и Ю.С. Потемин) и контактный механический взрыватель центрального расположения И-281 (ведущие разработчики Б.М. Маневич и Н.М. Орлов), созданные под руководством главного конструктора П.К. Кирсанова.

 

Для авиабомб, применяемых в условиях кинетического нагревания, в 1971 г. был принят на вооружение взрыватель АВУ-ЭТ (термостойкая модификация АВУ-Э, главный конструктор П.К. Кирсанов, ведущий разработчик С.З Бержанер), который стал одним из основных для комплектации авиабомб различного назначения и калибра. В дальнейшем под руководством и при непосредственном участии главного конструктора направления Л.С. Егоренкова создается и принимается на вооружение ряд авиационных взрывателей: АВБ-Э (1975 г.), АВТ-Э (1976 г.), АВ-397 (1978 г.) и АВБ-М (1983 г.).

В 1973 г. был принят на вооружение контактный механический взрыватель И-352 (гл. конструктор Л.С. Егоренков, ведущие разработчики Л.С. Егоренков и С.С. Королев) для вращающихся БЭ. В нем была реализована идея разделения боеприпаса на две части - полусферы, отстрела их от преграды и последующего надземного подрыва (подрыва в воздухе). Это приводило к существенному повышению эффективности действия боеприпаса. В дальнейшем были приняты следующие модификации взрывателя: И-352Б (в 1977 г.) и И-352В ( в 1981 г.). Взрыватели изготавливались на трех серийных заводах в большом количестве.

В разработке взрывателей для вращающихся БЭ принимали участие конструкторы Г.В. Барбашов, С.С. Батов, А.А. Гупякин, С.С. Королев, А.В. Паков, Г.В. Племящев, Ю.С. Потемин, научные работники д.т.н. В.В. Руднев, к.т.н. М.Б. Иоффе, к.т.н. Л.С. Симонян, технологи Э.С. Брук, Ю.Ф. Солдатов, Г.Н. Черепов, испытатели А.Е. Трушкин, А.А. Данилевич, директор Б.Б. Тимофеевым и другие сотрудники института.

 

В 1977 г. принимается на вооружение унифицированная модификация взрывателя И-356 - И-356М (главный конструктор Л.С. Егоренков, ведущие разработчики Б.М. Маневич и В.Д. Щепелин) с механизмом самоликвидации, срабатывающим независимо от взведения взрывателя. Взрыватели И-356М и И-295 не имели зарубежных аналогов и являлись базовыми конструкциями конца 1970-х и 1980-х гг. 

Взрыватель 9Э246М1 (марка И-356М1) контактного действия с механизмом самоликвидации для осколочно-кассетных снарядов калибра 152 мм был принят на вооружение в 1984 г. (главный конструктор Л.С. Егоренков, ведущие разработчики В.А. Чередник и В.Д. Щепелин). 

В 1980 г. были приняты на вооружение взрыватель И-351А и блок взведения взрывателя Б-176, составляющие вместе взрыватель И-350, (главный конструктор Л.С. Егоренков, ведущие разработчики О.С. Голованов, С.С. Королев и Б.М. Маневич) для противотанковых кумулятивно-осколочных боевых элементов калибра 2,5 кг повышенной бронепробиваемости.

 

Высоким достижением отечественной конструкторской школы в области реактивной артиллерии явилось создание 300-мм реактивной системы залпового огня (РСЗО) 9К58 "Смерч" с дальностью стрельбы от 20 до 70 км. Состоящая на вооружении с 1987 г. РСЗО "Смерч" до сих пор оценивается как самая мощная в мире. В конструкцию реактивного снаряда (РС) впервые в мировой практике была введена автономная система коррекции траектории его полета, включающая в себя блок системы управления и корректирующие двигатели, что позволило значительно уменьшить рассеивание снарядов. Для снарядов РСЗО "Смерч" в НИИ "Поиск" были разработаны электронное взрывательное устройство 9Б172 и блок электронной измерительной аппаратуры 9Б174 (главный конструктор Л.С. Егоренков). В НИИ "Поиск" также была создана и двенадцатиканальная аппаратура дистанционного ввода данных 9П618, устанавливаемая на боевой машине и служащая для управления бортовыми устройствами РС.

Smerch 800
Схема применения РСЗО «Смерч»

В НИИ "Поиск" в 1998 - 2000 гг. для неуправляемых реактивных снарядов повышенной дальности стрельбы 9М522 был разработан электронно-механический дистанционно-контактный взрыватель 3О1В (главный конструктор направления Л.Е. Шахмейстер) с предстартовым дистанционным вводом полетных данных для моноблочной боевой части, опускающейся на парашюте после разделения снаряда, и аппаратура дистанционного ввода полетных данных снарядов по индуктивной линии связи. Взрыватель 3О1В вызывает отделение осколочно-фугасной головной части снаряда от двигателя и подрыв боевой части при встрече с преградой.

Также в НИИ "Поиск" для реактивных снарядов 9М217 и 9М218 был создан дистанционный взрыватель 328В (главный конструктор направления Л.Е. Шахмейстер).

 

В начале 2000-х приняты на вооружение ПИМ 9Э133М для ракеты класса "земля-земля" оперативно-тактического ракетного комплекса "Искандер", взрыватели для авиационных средств поражения 255В1 и 248В1 для кассетных БП, ВУ-23М для неуправляемой ракеты-мишени «Бекас».

 

В 2007-2011 по Федеральной целевой программе «Развитие ОПК на период 2007-2011гг» проведена масштабная реконструкция производства, завершена серия НИОКР по разработке передовых технологий изделий нового поколения. Приняты на вооружения взрыватель 9-К3-730 для неуправляемых авиационных ракет С-13, управляемая система (ПИМ 388М, УДР 401М) для боевого снаряжения противовертолетной мины. В последующие годы приняты на вооружение ПИМы, системы дачиков и устройств инициирования для современнейших комплексов вооружения, изделия 9Э281, 9Э285, 9Э292 и др. 

ФГУП «НИИ «Поиск» перешел в интегрированную структуру АО «НПК «Техмаш» ГК «Ростехнологии», поменялось название предприятия на АО «НПО «Поиск»».

 

 

ВЗРЫВАТЕЛЬНЫЕ УСТРОЙСТВА МОРСКОГО ПОДВОДНОГО ОРУЖИЯ

 

Торпеды, мины и противолодочные ракеты 

Разработка взрывателей морского оружия - одно из приоритетных направлений деятельности института. В первое десятилетие после окончания второй мировой войны во всех странах активно развивается неконтактная техника. Торпеды времен ВОв и первые послевоенные образцы унаследовали взрыватели фиумского типа – инерционные ударники (ИУ) с вертикальным размещением в боевом зарядном отделении (БЗО). Дистанционный механизм приводил взрыватель в боевое состояние после прохода 180-250 м. Для передачи команды на подрыв от неконтактного взрывателя ИУ был модернизирован. Взрыватель В-181 (модернизированный вариант МВ-181) был выполнен в габаритах ИУ и устанавливался в аналогичном гнезде БЗО. Дистанционный механизм ДМ-181 был практически аналогичным ИУ. Команда от НВ приходила на электрозапал – запальный патрон ЗП-181 (ЗПКБ-3). Запальные стаканы были разные для ИУ и М-181. В БЗО устанавливались сразу оба механизма ИУ, срабатывающий при ударе, и электрический В-181 (ВМ-181), срабатывающий от НВ.

 

SAET50 BZO 640
БЗО первой самонаводящейся торпеды САЭТ-50

 

На смену двум разным типам взрывателей пришло унифицированное запальное устройство – УЗУ. УЗУ была также спроектировано в габаритах ИУ, но содержало в себе как ударную часть, так и электромагнитную.

Торпеды в ТА хранились с полностью снаряженной и установленной запальной принадлежностью, механические чеки вынимались из ИУ, ВМ-181, УЗУ.

Торпеды на стеллажах хранились без запальной принадлежности. Капсюли воспламенители и капсюли детонаторы хранились в сейфе командира ПЛ/НК в специальном пенале, запальные стаканы – в специальной выгородке боезапаса, а корпус УЗУ – в специальном ящике в торпедном отсеке.

 

В послевоенные годы морская авиация, доказавшая в годы войны свою эффективность в борьбе с ПЛ, получает на вооружение принципиально новый вид морского подводного оружия – реактивные торпеды. РАТ-52 развивала скорость до 68 уз. В БЗО, содержащим 240 кг ТГА, размещалось два инерционных взрывных устройства КАВТ-55, разработанных в НИИ-22 (главный конструктор М.И. Кейн, ведущий разработчик В.А. Пучков).

KAVT55 800
Взрыватель КАВТ-55

 

В начале 1961 г. институт от ЦНИИ "Гидроприбор" (НИИ-400) получил техническое задание на создание взрывателей для корабельной торпеды нового поколения. Работу поручили группе во главе с С.З. Бержанером, ведущий исполнитель - Г.П. Корнеев.

Помимо многих новых требований, заданных в техническом задании, требовалось обеспечить взведение взрывателя только после прохождения торпедой определенного пути от носителя. При этом наличие каких-либо выступающих деталей (вертушек) не допускалось, чтобы не создавались гидроакустические помехи для систем наведения торпеды. После длительных обсуждений в группе было предложено использовать зависимость пути, проходимого торпедой, от числа оборотов ее гребного вала. Но это требовало внесения значительных изменений в конструкцию торпеды. Настойчивость главного конструктора взрывателя Г.Г. Эверта и здравый смысл главного конструктора торпеды СЭТ-65 В.А. Голубкова в конце концов позволили реализовать данное предложение. В торпеду был установлен датчик, выдающий электрические импульсы через определенное количество оборотов гребного вала, а во взрыватель — счётчик этих импульсов. Через всю торпеду от гребного вала до боевого зарядного отделения торпеды была проложена электрическая связь. Взведение взрывателя происходит после поступления определенного количества импульсов, кратных требуемой дальности взведения. В качестве счётчика импульсов используется шаговый двигатель РШМ-6.

Использование шагового двигателя позволило создать во взрывателе одновременно электрическое и механическое предохранение.

Создание взрывателя И-239, установленного в противолодочных торпедах СЭТ-65 и ТЭСТ-71, позволило значительно сократить время перевода изделий в повышенную степень готовности. Достаточно было просто выкрутить чеку из взрывателя И-239 перед загрузкой в ТА.

 I239 800
И-239

Принципиальным вопросом при разработке взрывателей противолодочных торпед было требование надёжного срабатывания контактного датчика цели при встрече головной части торпеды с "обрезиненным" корпусом подводной лодки со скоростью несколько метров в секунду. Учитывая сложность и малую изученность проблемы в 1963-1964 гг. в институте проводилась научно-исследовательская работа (НИР) по созданию датчиков цели для нового поколения торпед. Научными руководителями работ были к.т.н. Г.Г. Эверт (главный конструктор) и к.т.н. М.Б. Иоффе (начальник сектора). Работы велись по трем направлениям: реакционные датчики (ответственный исполнитель Ю.Г. Данилов), инерционные датчики (ответственный исполнитель Л.С. Егоренков) и "предконтактные" датчики (ответственный исполнитель В.В. Андреев).

При выполнении НИР проводились всесторонние исследования. Изучались условия взаимодействия торпеды с корпусами подводных лодок и надводных кораблей, измерялись ускорения, возникающие в местах расположения контактных взрывателей при соударении торпеды с целью под различными углами и скоростями.»

 

На основе материалов и разработок, выполненных в НИР, были созданы датчики И-250А, Б-105, И-289, И-368 и инерционный замыкатель Б-13. Датчик И-250А вошел в состав взрывательного устройства И-279 (главный конструктор П.К. Кирсанов, ведущие разработчики М.Б. Иоффе, С.В. Забродин, А.С. Львова, З.И. Орешкова, Г.А. Оше, А.Д. Ушаков, В.П. Шалагинов) для авиационной противолодочной ракеты АПР-1 (главный конструктор С.С. Бережков). Инерционный датчик Б-105 на основе магнитоэлектрического генератора, срабатывающего при замыкании магнитной цепи в блоке с противовзрывным устройством, вошёл в состав взрывателей И-239 и И-171В (главный конструктор П.К. Кирсанов), а также И-175Г и И-346 (главный конструктор Л.С. Егоренков) для различных электрических противолодочных и универсальных торпед. Ведущими разработчиками взрывателей явились Е.И. Грачев, Н.П. Кудрявцева, В.С. Махоня, Т.К. Демьяненко, А.Я. Кескинов, В.Г. Каминский.

 

Качественным скачком в области создания авиационных торпед стали противолодочные самонаводящиеся ракеты. Высокая скорость хода в сочетании с эффективной системой наведения, высокой надежностью и безопасностью взрывателей определила их приоритетное положение среди авиационных противолодочных боеприпасов. В 70-е годы были созданы авиационные противолодочные ракеты АПР-1, АПР-2, АПР-3 и их модификации, а также универсальная малогабаритная торпеда УМГТ-1. Для АПР различных модификаций в институте были изготовлены контактные и неконтактные взрыватели: И-152, И-171В, И-394, И-346 с блоками Б-164Т, Б-120 и неконтактный электромагнитный датчик цели И-289 со сферической характеристикой реагирования. 

В 1980 г. для ракеты АПР-2 с гидроакустической системой наведения было принято на вооружение разработанное в НИИ "Поиск" взрывательное устройство И-391А (главный конструктор Л.С. Егоренков), обеспечивающее подрыв боевого заряда не только при встрече с целью, но и в случае промаха при прохождении торпеды в непосредственной близости от цели. В состав взрывателя И-391А вошли предохранительно-исполнительный механизм И-394, предконтактный электромагнитный датчик цели И-289А, антенный блок Б-143 и блок подрыва Б-144. Неконтактный датчик И-289А с малым радиусом реагирования (до 1 метра) вошел во взрывательное устройство И-391А (главный конструктор Л.С. Егоренков, ведущие разработчики В.В. Андреев, А.Я. Кескинов, В.И. Киселёв, А.С. Львова) авиационной противолодочной ракеты АПР-2 (главный конструктор А.Н. Зарубин). Инерционный замыкатель Б-13, обладающий повышенной виброустойчивостью и имеющий равномерную сферическую чувствительность, вошёл в экспортный вариант предохранительно-исполнительного механизма И-394 (главный конструктор Л.С. Егоренков, ведущие разработчики В.В. Андреев, А.Я. Кескинов, В.И. Киселев, А.С. Львова) авиационной противолодочной ракеты АПР-2.

В момент приводнения ракеты калибра 350 мм массой около 575 кг происходит отделение парашюта и защитного носового обтекателя. На глубине 20 м снимаются ступени предохранения и приводится в готовность взрывательное устройство, после чего начинается поиск цели при движении ракеты по спирали без включенной двигательной установки. При обнаружении цели включается двигатель и противолодочная ракета сближается с нею, достигая скорости хода до 115 км/час, и поражает её. Время выполнения боевой задачи — 1-2 мин. Во взрывателе предусмотрено устройство самоликвидации ракеты через 15-20 мин.

 

В НИИ "Поиск" при разработке контактных взрывателей для авиационных и корабельных торпед по мере увеличения их номенклатуры на первый план вышла задача создания унифицированной конструкции взрывателя, не связанного с глубиной хода торпед и типом носителя. В результате был разработан и в 1981 г. принят на вооружение взрыватель И-346. Впервые в практике ВМФ взрыватель устанавливался в боевое зарядное отделение на заводе-изготовителе БЗО, а не в торпедном отсеке перед загрузкой в ТА. Личной состав БЧ-3 не имел контактов со взрывателем. Для флота это было революционным решением. Большая заслуга в реализации такого решения принадлежит Л.С. Симоняну и П.К. Кирсанову. Принятый на вооружение в 1981 г. совместно с блоками Б-119 (для корабельных торпед и комплексов) и Б-120 (для авиационных торпед), взрыватель взводится от электрической команды при отделении торпеды от носителя, электрических импульсов от датчика количества оборотов гребного вала и электрического напряжения от бортового источника тока. Во взрывателе И-346 установлен инерционный контактный датчик цели Б-105 и часовой механизм для отсчёта времени самоликвидации. За время эксплуатации И-346 (в том числе, используется в торпеде УСЭТ-80/ТЭ-2 и ее модификациях) взрыватель получил высокую оценку по надёжности, безопасности и другим характеристикам. Взрывателем И-346 были укомплектованы торпеды, находящиеся на борту подводных лодок "Комсомолец" и "Курск" в момент катастроф. Во время аварии на «Курске» частичная или полная детонация БЗО стеллажных торпед происходила от термического и ударного воздействия, при этом взрыватели не срабатывали, тк не были сняты ступени предохранения.  

Основные характеристики взрывателя И-346: масса — 1,7 кг, температурный диапазон применения — от -5 до +40 град. С, вероятность безотказной работы 0,986.

 

 B119 800
Б-119

B120 800
Б-120

I346 800
Контактный электромеханический взрыватель И-346

 

В 1980г. Указом Президиума Верховного Совета СССР за достигнутые успехи в создании специальной техники НИИ «Поиск» награжден орденом Трудового Красного Знамени.

 

С 1995 г. НИИ занимается разработкой взрывателей для морских мин. Ранее все морские мины укомплектовывались несколькими модификациями универсальных запальных устройств непредохранительного типа, которые срабатывали по электрической команде. Схема запала (сетепени предохранения) размыкалась другими приборами мины (гидростаты, приборы срочности и кратности, в зависимости от модели мины). Увеличение мощности радиосредств корабля привело к увеличению токов, наведенных на электрические цепи запальных устройств мин до уровня, опасного для электропиротехнических устройств. В НИИ было создано новое запальное устройство предохранительного типа МЗУ И-297, устойчивое к воздействию электромагнитных полей радио- и электро-устройств корабля и средств размагничивания разрядов молнии и т.д. МЗУ комплектуются все современные модификаций мин ВМФ России, в том числе, экспортируемые образцы.

 

I297 800
МЗУ И-297

 

Значительным этапом в развитии подводного оружия стало создание уникальных скоростных подводных ракет ВА-111 «Шквал», имеющих скорость подводного хода до 100 м/с при дальности хода до 15 км. В ГУП НИИ «Поиск», имеющем опыт разработки неконтактных датчиков цели, устойчивых к границе раздела «вода-воздух», проводились работы по созданию датчиков, на которые не влияет газовая каверна. 

 

Морские реактивные системы залпового огня 

К началу 50-х годов традиционные средства борьбы с подводными лодками с помощью глубинных бомб и бомбометов БМБ-2, МБУ-600 с малой дистанцией стрельбы (600 м) исчерпали свои возможности. На смену им пришли реактивные бомбометные установки (РБУ) и реактивные глубинные бомбы (РГБ) или в комплексе - морские реактивные системы залпового огня (МРСЗО). В период 50-60-х годов приняты на вооружение системы РБУ-1000, РБУ-1200, РБУ-2500, РБУ-6000 и реактивные глубинные бомбы РГБ-10, РГБ-12, РГБ-25, РГБ-60. Взрыватели для РГБ, созданные в ГУП НИИ «Поиск», во многом определили высокую эффективность МРСЗО.

 

RGB 800
Реактивные глубинные бомбы в экспозиции ЦВММ. Фото allmines.net, 2019.

слева направо: РГБ-12 РБУ-1200; РГБ-25 РБУ-2500 «Смерч»; РГБ-60 РБУ-6000 «Смерч-2»; РГБ-10 РБУ-1000 «Смерчь-3»

 

Взрыватели РГБ - это многофункциональные механические устройства, обеспечивающие срабатывание боевой части при ударе о корпус ПЛ, взрыв любой РГБ на определенной, заранее установленной глубине. Установка глубины срабатывания производится дистанционно, через контактные кольца. Серия взрывателей 22В, УДВ-25, 28ВТ, 28ВМ, 28В, ШВ, И-280 находится на вооружении ВМФ России и ВМС ряда государств, включая Китай и Индию.

 

UDV25 800
УДВ-25

Неконтактный датчик цели И-368 вошел в состав взрывательного устройства И-369 (главный конструктор Л.С. Егоренков, ведущие разработчики В.В. Андреев, В.Ф. Бендич, Е.И. Грачев, В.И. Киселев, Л.М. Колбасин, Г.П. Корнеев) для реактивных гравитационных глубинных бомб (главный конструктор комплекса РПК-5 - Н.П. Мазуров), применяемых из реактивных бомбомётных установок РБУ-6000.

В процессе разработки взрывательных устройств для авиационных противолодочных торпед и реактивных гравитационных глубинных бомб в НИИ "Поиск" сформировалось новое направление работ, связанное с созданием активных "предконтактных" датчиков цели, работающих в водной среде. Основоположниками этого направления в институте по праву следует считать Валентина Васильевича Андреева (лауреата Государственной премии 1988 г.) и Владимира Ивановича Киселёва (д.т.н.).

 

Взрыватели для реактивных снарядов и гранат противодиверсионных комплексов 

Успешному решению задач подводной противодиверсионной обороны военно-морских и гражданских объектов послужило создание противодиверсионного самоходного берегового реактивного комплекса ДП-62 "Дамба" класса "земля-вода" в НПО "Сплав", а также стационарных малогабаритных и ручных противодиверсионных гранатомётных комплексов в ФГУП "ГНПП "Базальт". Взрыватели для боеприпасов этих комплексов были разработаны в НИИ "Поиск".

Для комплектации противодиверсионных реактивных 122-мм снарядов ПРС-60 комплекса ДП-62 "Дамба" в 1981 г. был принят на вооружение головной взрыватель И-362 (главный конструктор Л.С. Егоренков, ведущие разработчики Л.М. Колбасин, В.В. Никулин). Взрыватель обеспечивает срабатывание фугасной боевой части снаряда на глубине от 3 до 200 м. Поражение сверхмалых подводных лодок и подводных диверсантов обеспечивается полузалповой (20 снарядов) стрельбой на дальности от 300 до 5000 м с боевой машины БМ-21ПД, оснащённой 40 направляющими трубами.

С целью защиты ближней зоны охраняемых надводных кораблей, подводных лодок и важных гидротехнических сооружений от подразделений подводных диверсионных сил на дальностях от 50 до 500 м и глубинах до 40 м в 1973 г. на вооружение ВМФ был принят многоствольный реактивный гранатомет МРГ-1. Для реактивных 55-мм гранат РГ-55М был разработан взрыватель И-345 (главный конструктор Л.С. Егоренков, ведущие разработчики Г.Л. Ионин и Н.М. Орлов).

Взрывы фугасных гранат РГ-55М происходят на определенной, заранее установленной глубине (15 или 30 метров). Установка взрывателя на заданную глубину срабатывания осуществляется специальным ключом перед заряжанием гранаты в ствол.

Для комплектации 45-мм фугасных гранат ФГ-45В ручного гранатомета ДП-64 в 1990 г. был принят на вооружение взрыватель И-359 (главный конструктор Л.С. Егоренков, ведущие разработчики Г.Л. Ионин, Н.М. Орлов). Взрыватель обеспечивает срабатывание гранаты на глубинах до 40 м и имеет две установки по глубине.

 


DP64
Ручной гранатомет ДП-64
https://war-time.ru/foto/item/podvodnyj-granatometa-d-64-nepryadva

 

Коллектив объединения продолжает успешно разрабатывать взрыватели различных типов для боеприпасов сухопутных войск и авиации, а также высокоэффективные, надежные и безопасные взрыватели для различных видов морского подводного оружия.

Поздравляем АО «НПО Поиск» с 90-летним юбилеем!

3 апреля 2020 г.

 

По традиции, начатой Рудольфом Гусевым, продолжаем собирать «клубы» создателей морского подводного оружия. 

В разные годы ЦКБ/НИИ/ФГУП/АО возглавляли: Н.Н. Кондратьев, Д.Н. Вишневский, А.Я. Карпов, В.М. Ларионов, Колбасин, Н.А. Еньков, Б.Б. Тимофеев, Л.С. Егоренков, Н.А. Платонов, Ф.Ф. Плескачевский.

 

Клуб создателей взрывателей морского подводного оружия (главные конструкторы, конструкторы и разработчики):

В.В. Андреев, В.Ф. Бендич, С.З. Бержанер, Е.И. Грачев, Ю.Г. Данилов, Т.К. Демьяненко, Л.С. Егоренков, С.В. Забродин, Г.Л. Ионин, М.Б. Иоффе, В.Г. Каминский, П.К. Кирсанов, А.Я. Кескинов, В.И. Киселев, Л.М. Колбасин, Г.П. Корнеев, Н.П. Кудрявцева, А.С. Львова, В.С. Махоня, З.И. Орешкова, Н.М. Орлов, Г.А. Оше, Л.С. Симонян, А.Д. Ушаков, В.П. Шалагинов, Л.Е. Шахмейстер, Г.Г. Эверт.

 

Есть уверенность, что список далек от завершения, и при помощи читателей будет расширен, а также собраны биографии участников разработки взрывателей для морского подводного оружия!

 

Литература и источники:
Кудрявцев С.И. Конструктор взрывательных устройств Л.С. Егоренков. 50 лет в профессии. Опубликовано в интернет-газете «За инженерные кадры» № 1, 2, 4, 9 – 2009, № 3 – 2010. Сайт газеты http://www.gazeta.voenmeh.ru/index.php
Мациборко И.Г. Создание и разработка взрывателей для боеприпасов в Ленинградском ЦКБ-22 в 1930-е гг.
Журнал «Военный парад», № 3, 5 – 2000.
Журнал «Национальная оборона», № 6 – 2009, № 6 – 2017.
Официальный сайт АО «НПО «Поиск» http://npo-poisk.ru/2015-03-01-12-33-04/istoriya
https://www.vpk-news.ru/news/37584
https://baza.vgdru.com/1/71208/