• Русская версия сайта

РАЗОРУЖЕНИЕ МОРСКИХ МИН НА БФ 1941-1945+

   Основная задача, поставленная германскому военно-морскому командованию на Балтийском морском театре, была заблокировать Балтийской флот в пунктах базирования. Основным способом решения поставленной задачи должно было служить массовое использование минного оружия.
К проведению активных минно-заградительных действий в зоне КБФ противник приступил в ночь на 22 июня, за несколько часов до того, как передовые части германских войск вторглись на территорию СССР.

В послевоенном тралении 1940 г. (после советско-финляндской войны 1938-1939) мины германского производства 5/30 и 5/36, аналогичные подлодочным минам для ПЛ UC-I, UC-II, не представляли особой сложности. Это были гальваноударные мины, не имевшие индивидуальной противотральной защиты.
В Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. минеры Балтийского флота столкнулись с более совершенными минами: якорными гальваноударными и антенными минами ЕМС разных модификаций, подлодочными трубными (ставились и с НК) донными неконтактными минами ТМВ, авиационными донными неконтактными минами LMA, LMB, ВМ-1000 разных модификаций. С такой минной угрозой было значительно труднее бороться.
Мины ЕМС II имели верхнюю антенну (трубка «КА») 27 м, соприкосновение с которой вызывало срабатывание электродетонатора и взрыв мины. Антенна мины представляла собой противотральное и противопараванное приспособление. Мина EMC II могла комплектоваться и нижними антеннами (до 60 м), обе антенны вызывали взрыв от соприкосновения с корпусом подводной лодки. Неконтактные мины имели магнитный, акустический или магнито-акустический взрыватель. Также на Балтике применялось несколько типов минных защитников.

В начальный период войны минная разведка на КБФ не всегда давала достоверную информацию о типах обнаруженных мин. Перед самой войной МТУ совместно с НИМТИ провели сборы минеров, на которых подробно рассказывали о новых, в том числе и неконтактных, минах Германии. Но к началу войны на флотах отсутствовали документы по идентификации современных мин противника. Так, на тральщиках имелось старое описание шведской гальваноударной мины «Мотала» с пятью колпаками, и все обнаруженные мины ЕМС с пятью колпаками идентифицировались как «Мотала». В отчетах отмечалось, что противник ставил «антенные мины с буйками неустановленного образца», в действительности мины типа ЕМС II с трубками «КА». Минные защитники идентифицировались как «буйковые мины с защитными буйками М-65».
В 1941 г. факт постановки противником неконтактных мин долгое время оставался не выявленным. Следует отметить «пренебрежение опасностью от магнитных мин» на КБФ в первые недели войны. И только с августа 1941 г. командование начало учитывать минную опасность от донных неконтактных мин в операциях флота.
Примеры разоружения донных неконтактных магнитных мин в 1941 г. автору неизвестны (Германия в 1941 г. применяла на Балтике неконтактные мины только с магнитными взрывателями).
Экипажи тральщиков, а также команды МИП периодически разоружали всплывшие или выброшенные на берег контактные гальваноударные мины. Так, 24 июня отряд БТЩ, проводивших ТР «Казахстан» обнаружил 6 плавающих мин. По верхнему колпаку мины были идентифицированы как шведская «Мотала», в действительности это были мины ЕМС. 5 мин были расстреляны, а одна разоружена л/с БТЩ «Гафель».
6 июля из Таллина вышли несколько БТЩ с задачей минной разведки. В результате траления в тралах взорвалось 3 мины. Минеры подобрали несколько буйков, как они полагали, от немецких мин, которые на самом деле были буйками минных защитников. В конце дня, по приходе в Таллин на БТЩ «Верп» при участии флагманского минера штаба КБФ занялись разоружением одного из этих буйков, но так как это был чувствительный минный защитник, разоружавшийся без соблюдения всех мер предосторожности, то произошел взрыв. В результате взрыва было убито и ранено двадцать матросов и офицеров; среди раненых были также командир БТЩ-218 и флагманский минер. (Возможно, в описанном выше эпизоде из книги Киреева И.А., речь идет о флагмине Таллинского или Кронштадтского МОР, тк автор не нашел подтверждения подрыва на мине флагмина КБФ).

Несколько слов о тех подразделениях, которые должны были разоружать мины противника. Минно-торпедные испытательные партии (МТИП, иногда называли МИП – минные испытательные партии) входили в состав Минно-торпедных отделов флотов и имели в своем составе команды по разоружению и лаборатории по изучению оружия противника и модернизации средств борьбы с ними. С началом войны флотские организации минеров были усилены офицерами МТУ и НИМТИ, а также гражданскими инженерами, призванными в ряды ВМС. Кроме того, в разоружении и изучении мин противника участвовали флагманские специалисты, в чьей зоне операционной ответственности обнаруживались мины. Особый груз ответственности лег на плечи флагминов подразделений ОВРа, куда входили тральщики. Командам кораблей, участвовавших в боевом тралении, также приходилось и разоружать мины, зацепившиеся за трал или выброшенные морем на отмель.

В сентябре 1941 г. начальником МТИП МТО КБФ, в том числе отвечавшим и за разоружение мин противника, был назначен один из старейших минеров флота кап.3 ранга Никольский Иван Иванович, имевший опыт боевого траления еще в Гражданскую войну. К штабу ОВРа в разное время были прикомандированы групповые инженеры НИМТИ Тепин Ф.И. и Миронов М.Я., начальник 1 отделения 3 отдела НИМТИ кап.3 ранга Грачев В.С. и другие. Федор Иванович Тепин являлся одним из старейших минеров на флоте, участником Русско-японской и Первой мировой войн.
С началом войны были ускорены работы по размагничиванию кораблей и созданию эффективных средств борьбы с неконтактными минами. Среди гражданских инженеров, прикомандированных к МТИП МТО КБФ, был и Алексютович Борис Константинович. В 1942 г. Алексютович Б.К. был призван в ряды ВМС РККА с присвоением воинского звания инженер-капитан. Под руководством Алексютовича была введена в действие первая на КБФ станция безобмоточного размагничивания. Борис Константинович также лично участвовал в расчете параметров неконтактных тралов, разоружал мины противника.

В первой половине мая 1942 года ВМС и ВВС Германии усилили минные постановки: главным образом в районе островов Хапасари, Гогланд, Большой Тютерс, Нарген и полуострова Порккала-Удд. Они составили основу Гогландской («Морской еж») и Нарген-Порккалауддской («Носорог») противолодочных позиций. На Гогландской - на милю приходилось 177 мин, на Нарген-Порккалауддской - 98. Активно действовали гитлеровцы и в районе Кронштадта: в открытой части Морского канала их катера поставили 14 магнитных мин. Чтобы перекрыть выход в море нашим подводным лодкам, заблокировать их в Невской губе, немецкое морское командование создало специальную группу самолетов-миноносцев для минирования с воздуха кронштадтских фарватеров. За короткое время эти самолеты сбросили 413 донных неконтактных мин: некоторые из них взорвались на береговой отмели Котлина, остальные создали угрозу для плавания кораблей, особенно на Большом корабельном фарватере и Кронштадтском рейде. Были здесь и мины новейших образцов, снабженные специальными ловушками для самоуничтожения, устройства которых минеры-балтийцы еще не знали.
При одном из таких налетов 8-9 июня 1942 г. несколько мин упали рядом с Кронштадтским аэродром на Бычье поле и не взорвались. Для разоружения была собрана группа из опытных минеров: флагмина ОВРа кап.-л-та Гончаренко А.Ф., группового инженера НИМТИ инженера-кап.3 ранга Миронова М.Я. и одного из самых опытных минеров флота группового инженера НИМТИ инженера-кап.2 ранга Тепина Ф.И. (Миронов и Тепин были прикомандированы к штабу ОВРа для усиления борьбы с минной опасностью). Следует отметить, что хоть на Балтийском флоте в декабре 1941 г. и были проведены сборы минеров под руководством НШ Бр ОВРа кап.1 ранга Мещерского Н.И. по обобщению опыта минной войны, но практического опыта по разоружению неконтактных мин балтийцы не имели. Разоружение начал кап.-л-т Гончаренко. Последовательно были извлечены гидростат, запальная принадлежность, неконтактная аппаратура… На разоружение ушло около 4 часов. Вторую мину разоружали на следующий день. При этом, после вскрытия горловины гидростата Гончаренко услышал работу часового механизма, но, не смотря на риск взрыва, продолжил разоружение. Обе мины были донными неконтаткными мина LMB с магнитным НВ. В разоруженных минах были установлены камуфлеты – «ловушки» для минеров противника, но, видимо, при ударе о твердую поверхность они вышли из строя. Вот как вспоминает свое первое разоружение неконтактной мины Гончаренко А.Ф.:
«Уложив в парусиновые мешки специально изготовленный бронзовый инструмент, мы отправились на Бычье поле. Подошли к одной из мин. Установили над ней деревянную треногу. Пропустив конец троса через блок, прикрепили его к крышке горловины головного отсека. Аккуратно отдали гайки нажимного кольца, отошли в укрытие и, наблюдая в бинокль, осторожно начали натягивать трос. Раздался хлопок, над миной появился слабый дымок. Подождали немного и снова натянули трос. Мина «молчала». Через некоторое время подошли к мине. оказалось, сработал первичный детонатор, но мина не взорвалась. Аналогичным образом вскрыли другие горловины. Наступила очередь отделить приборную часть от боевой. На этом этапе могла ждать любая ловушка. Поэтому сначала обе части мины связали пеньковым тросом. Потом стали отдавать гайки. Когда половинки немного разошлись, увидели тягу. Стоило продолжить разъединение мины, и произошел бы взрыв. Посильнее стянули тросом обе половины и осторожно отдали все гайки. Затем трос облили бензином, подожгли, а сами убежали в укрытие. Трос догорел, половинки распались, но мина не взорвалась. Вот уж воистину русская смекалка оказалась мудрее немецкой хитрости. К счастью, ловушка, к которой крепилась тяга, оказалась неисправной. Теперь без страха сняли все приборы. На следующий день разоружили и вторую миную.»

Через 5 дней кронштадтских минеров снова подняли по тревоге – требовалось срочно обезвредить немецкую неконтактную мину, сброшенную на парашюте и упавшую на крышу дома на углу 17-й линии Васильевского острова и набережной Лейтенанта Шмидта. Мощность заряда мины составляли 700 тонн ВВ, при взрыве которых мог быть разрушено несколько домов. В донных неконтактных минах использовался в качестве «вспомогательного» бомбовый взрыватель LH-ZUS Z (34). Если через 17-19 сек после приводнения или приземления мина не оказывалась на глубине более 4.5 метров, то происходил взрыв мины. Таким образом, морские мины могли использоваться как обычные бомбы (22 июня 1941 г. несколько морских мин, сброшенных мимо цели, взорвались в домах Севастополя). Однако, именно эта часть схемы ликвидации часто выходила из строя, скорее всего, от сотрясения при ударе о землю.
Жильцов дома эвакуировали, выставили оцепление на весь квартал. Мина оказалась того же типа, что и разоруженные 5 дней до этого в Кронштадте. Неконтаткную аппаратуру минеры увезли в Кронштадт для изучения. О подвиге минеров на доме № 17 напоминает мраморная доска:

1484045416150672899
Источник https://pikabu.ru/@Kulikov1914

В июле 1942 г. Алексютович и Тепин разоружили неконтаткную мину у маяка Толбухин. Это была первая мина Алексютовича Б.К., которому предстояло стать рекордсменом в деле разоружения: за свою службу Борис Константинович разоружил более 1600 боеприпасов: мин, торпед, бомб, снарядов!

В сентябре 1942 г. начальником команды по разоружению МИП МТО КБФ был назначен капитан-лейтенант Иванов Александр Григорьевич, до этого возглавлявший БЧ-3 ЭМ «Грозящий». Не имея практического опыта по разоружению мин противника, кап.-л-т Иванов сразу бесстрашно взялся за изучение мин Германии в боевой обстановке. В октябре-ноябре 1942 г. на остове Лавенсаари он возглавил разоружение мин противника, в том числе неизвестного образца. При этом лично разоружил несколько мин.
В 1943 г. корабли Балтийского флота оставались заперты в Финском заливе, а интенсивность минирования оставшейся судоходной части заметно снизилась.
В 1944 г., с наступлением частей армии и флота и освобождением портов и баз Балтийского моря, работы у минеров заметно прибавилось: приходилось разминировать порты и инфраструктуру, участвовать в боевом тралении, изучать и осваивать минное и противоминное оружие противника.

В июне 1944 г. кап.-л-т Иванов А.Г. принял участие в боевом тралении в Нарвском заливе и лично разоружил 3 мины типа UMB (GR или R – по классификации союзников). Разоружение проводил стоя по пояс в воде при волнении моря 3 балла. Мина UMB имеет колпаки как в верхней, так и в нижней полусфере, и любое набегание волны могло привести к срабатыванию одного из них. При изучении мин были выявлены новые противотральные устройства, встретившиеся нашим минерам впервые.
В сентябре-октябре 1944 г. по приказанию Командующего КБФ адмирала Трибуца начальник МТО КБФ организовал специальную группу по разоружения мин противника в освобожденных базах Прибалтики. С 5 по 10 октября в Палдиски было разоружено 46 неконтактных мин ТМА. Первое разоружение неконтактной мины ТМА провел начальник 1 отделения 3 (минного) отдела НИМТИ инженер-полковник Грачев В.С., прикомандированный к спецгруппе по разоружению в Прибалтике и имевший опыт разоружения мин на ЧФ.

Tepin 800
А. Курнышев, Ф. И. Тепин (в середине), П. Митин. Венспилс, 1946 г.
Из коллекции А. Куликова

Разоружение морских мин на Балтике после 1945 г.

После войны разоружение и уничтожение мин и обнаруженного боезапаса возлагалось на минеров 104-й минно-торпедной испытательной партии (МТИП), впоследствии преобразована в 384-ю испытательную минно-торпедную группу (ИМТГ) МТО БФ. Также для разоружения морских мин и других боеприпасов привлекались минеры минно-торпедных арсеналов и баз оружия. Во всех случаях работу приходилось выполнять с высоким риском для жизни.
В мемуарах о минной войне ветераны вспоминают, что в послевоенном разоружении морских мин на Балтике участвовали: инженер-полковник Алексютович Б.К., кап.3 ранга Баженов Е.А., инженер-кап. 2 ранга Вершовский К.Г., инженер-кап. 3 ранга Дунаевский Я., инженер-полковник Жашков А.Я., ст. 2 ст. Коровин С.А., кап.3 ранга Литяго А.И., м-на Мельницкого П.А., кап. 3 ранга Порозов В.А., кап.3 ранга Татаринов Д.В., кап. 1 ранга Тепин Ф.И., ст. 2 ст. Токарев А.И., мичман Филиппов И.И. и другие минеры.
Старшему инженеру МИП МТО КБФ инженер-полковнику Жашкову Анатолию Яковлевичу, проводившему подготовку тралов в Свинемюнде в 1945, пришлось самостоятельно разминировать арсеналы, в которых находилось тральное вооружение.
Имя Бориса Константиновича Алексютовича стало легендой для балтийских моряков. Война для Бориса Константиновича продолжалась до 1960 г. Всего за время службы инженер-полковник Алексютович разоружил 1692 боеприпаса. Б.К. Алексютович участовал в боевом тралении и разоружении мин у берегов и на берегах Эстонии, Латвии, Литвы, Ленинградской и Калининградской областей. О героическом пути Бориса Константиновича написано несколько книг и очерков >>>>>

Профессионалом минного дела на Балтике был и инженер-подполковника Анатолий Ивановича Литяго. Казалось, что этот человек рожден для борьбы с минной опасностью. Он брался за самое рискованное дело, проникал в тайны всех хитрых уловок врага. И каждый раз расчет минера был точным.
27 августа 1950 года неподалеку от сухих доков Лиепайского судостроительного завода на 10-метровой глубине была обнаружена гальваноударная мина. От нее шли на берег провода. Перед Литяго встала сложная задача. Среди водолазов не было ни одного, кто достаточно хорошо знал бы способы борьбы с минным оружием. Подрыв мины фугасом мог повлечь за собой разрушение дока и повреждение гидротехнических сооружений в гавани. Анатолий Иванович решил осмотреть мину под водой, хотя и не имел водолазной подготовки. Спустившись под воду, Антон Иванович обнаружил, что мина с 200-килограммовым зарядом была снаряжена как фугас для подрыва с берега. Видимо, противник, отступая, подготовил к взрыву портовые сооружения, но не успел этого сделать. Перерезав все проводники, шедшие от мины, Литяго решил поднять ее на поверхность, затем мину отбуксировали на безопасное расстояние и взорвали.
В другой раз Анатолию Ивановичу поручили обезвредить затопленную советской авиацией вражескую баржу, груженную неконтактными минами. Результаты обследования ее водолазами не удовлетворили минеров. Снова Литяго пришлось надевать скафандр и опускаться на морское дно. В результате нескольких спусков минер установил, что в трех трюмах баржи находится около ста неконтактных донных мин. Многие из них, сброшенные при взрыве авиабомб со стеллажей, лежали навалом, что сильно затрудняло работу минеров, увеличивало опасность. Чтобы не подвергать всех людей риску, минеры работали попарно. Сначала они обезвреживали ловушки-ликвидаторы в гидростате прибора срочности, после чего мину осторожно поднимали на поверхность, отбуксировали на ближайшую отмель и уничтожали.
Также под руководством инженер-полковника Литяго были проведены работы по удалению снарядов и торпед с поднятого со дня моря немецкого военного транспорта «Вольдемар Конхани».

Lityago 800
Команда майора Литяго А.И. (в центре) после разоружения мин в Клайпедском проливе. Второй слева майор Потапов.
Источник http://kortic.borda.ru

19 августа 1957 года земснаряд «Беломорская-2" работая у входа в устье Невы, «зачерпнул» со дна германскую мину. К земснаряду немедленно прибыла группа минеров в составе инженер-подполковника Василия Андреевича Порозова, капитан-лейтенанта Константина Григорьевича Вершовского и старшины 1-й статьи Сергея Александровича Коровина. Мина лежала горловинами вниз и перед разоружением ее надо было развернуть. Эту опасные работы выполнил кап.-л-т Вершовский, когда товарищи находились в укрытии. Дальнейшее разоружение уже не вызвало проблем.
Всего Константин Григорьевич Вершовский за время службы разоружил и уничтожил 21 боевую мину. Впоследствии инж.-кап.1 ранга Вершовский стал главным инженером, затем - командиром Таллинской минно-торпедной базы.

Vershovsky 1959 800
Кап.3 ранга Вершовский К.Г. после разоружения германской мины ЕМС II. 1959 г.

К 1963 году закончилась очистка порта в Клайпеде, где всего из-под воды было извлечено и разоружено или уничтожено около 40 тонн взрывчатых веществ. Балтийские минеры кап.3 ранга Баженов Е.А, инж.-кап. 3 ранга Дунаевского Я., кап.3 ранга Татаринова Д. за разминирование Клайпедского порта были награждены почетными грамотами Верховного Совета Литовской ССР.

Директивой Главного морского штаба ВМФ от 8 июня 1964 г. была сформирована 317-я минно-испытательная партия (впоследствии переименованная в 448-ю минно-торпедную группу Ленинградской военно-морской базы), в задачи которой входило разоружение и уничтожение морских мин всех образцов, уничтожение (совместно с личным составом 53 отдельного морского инженерного взвода морской инженерной службы ЛенВМБ) обнаруженного в морской зоне Ленинграда и Кронштадта боезапаса сухопутных войск: авиабомб, артснарядов, пехотных мин, - и специальная подготовка водолазов для производства взрывоопасных работ.

В период 1964-1971 гг. в морской зоне Ленинграда личным составом 448 МТГ уничтожено 19 «плавающих» и выброшенных на берег морских мин, обнаруженных пограничниками (5 мин), охотниками (4), местным населением (2), гидрографами (2), другими службами (6).

Кроме «плавающих» и выброшенных на берег якорных мин, была обнаружена бакенщиками немецкая донная неконтактнаямина LMB в районе Ивановских порогов на реке Неве, на мелководье, в 150 м от уреза воды. Мина уничтожена подрывом. При подрыве сдетонировала. Кроме того, восемь германских минных защитников, обнаруженные гидрографами в районе западной части острова Западный Березовый, уничтожены специалистами 317-й группы боевых минеров.

При проведении дноуглубительных работ извлечено с грунта 17 донных неконтактных и якорных мин. Из них - земснарядами типа «Нева» - 11 мин, земснарядом «Беломорская» - 5, земснарядом «ВМ-115» - 1 мина. При подрывах все мины сдетонировали, кроме мины образца 1926 г., которая сдетонировала частично.

Следует отметить героические действия моряков-минеров мичманов Е. Гончарова, С. Иванова и П. Николаева при ликвидации большого количества мин в зоне защитных сооружений Ленинграда от наводнений. На предполагаемой минно-артиллерийской позиции времен первой мировой войны минерами-водолазами было обнаружено 78 вошедших в грунт старых морских мин образца 1905-1916 гг. Изъеденные ржавчиной, с оборванными электрическими кабелями морские мины представляли большую опасность при их извлечении из грунта и ликвидации. Десятки раз погружаясь в мутной воде на дно, отважные минеры справились с этой трудной задачей. Все мины были уничтожены.

Постоянный поиск и уничтожение опасных предметов военного времени в морской зоне Ленинграда продолжались до 1971 года, когда количество обнаруживаемых предметов значительно сократилось.

В 1971-1972 г. минеры БФ капитан 2 ранга В.Б. Зарин, мичманы И.И. Филиппов и И.Е. Булко принимали участие в интернациональной акции по обезвреживанию американских мин в порту Хайфон Демократической Республики Вьетнам.

Всех, кто может дополнить данную страницу, просьба связаться с автором!


Литература и источники:
Киреев И.А. Влияние минно-заградительных действий противника на условия боевой деятельности Военно-морских сил СССР в Великую Отечественную войну 1941-1945. Часть 3. Балтийский театр. М., ВИ МО СССР, 1960.
Николаев В., Романовский В. Морские саперы. М.: ВИ МО СССР, 1967.
Виноградов Ю.А. В миллиметрах от смерти (Докум. повесть о Б. К. Алексютовиче). М.: ДОСААФ, 1972.
Пантелеев Ю. А. Морской фронт. М.: Воениздат, 1965.
Архив инж.-кап.1 ранга Вершовкого К.Г.
Сайт «Подвиг народа» http://podvignaroda.ru
Форум «Кортик» http://kortic.borda.ru/


Обсуждение и дополнение темы на форуме  >>>>>


Военно-морские силы стран Балтийского моря до сих пор обнаруживают и уничтожают мины Второй мировой войны. Репортаж ТВ-канала ТВ-5 о поиске и уничтожении мин в Ирбенском проливе.

Источник: https://www.youtube.com/watch?v=dU0S7NsS4Qw

С 1996 г. странами НАТО совместно с проектом "Партнерство во имя мира" обезврежено и уничтожено более 1000 единиц крупных боеприпасов на дне Балтийского моря.

При строительстве «Северного потока-1» в зоне безопасности газопровода в исключительных экономических зонах (ИЭЗ) Балтийских стран были обнаружены:
в экономической зоне России - 30 мин,
Финляндии - 35,
Швеции - 7,
Германии - 2.

Уничтожение мин в экономической зоне РФ было выполнено минерами Балтийского флота. Обнаружение и уничтожение мин в ИЭЗ Финляндии и Швеции было выполнено британской компанией BACTEC.

Схема работы компании BACTEC при очистке дна от боеприпасов http://nord-stream.com
NordStream 800

Минеры Балтики разоружают мину КБ, 1957 г. Слева инж.-кап.2 ранга Вершовский К.