• Русская версия сайта

ШИЛЛИНГ Павел Львович (1786-1837)

     Барон Павел Львович Шиллинг фон Канштадт родился в г. Ревеле (ныне Таллинн) 5 (16) апреля 1786 г. До 11-летнего возраста он проживал в Казани, где его отец командовал 23-м Низовским пехотным полком. По дворянской традиции в 9 лет маленький Павел был зачислен в этот полк прапорщиком.

В 1897 году в 11-летнем возрасте П.Л. Шиллинг поступает в 1-й кадетский корпус в г. Санкт-Петербурге, который заканчивает в 1802 году в возрасте 16 лет с присвоением звания подпоручик.

Способный молодой человек обратил на себя внимание генерал-квартирмейстера П.К. Сухтелена, и тот определяет его в Депо карт при квартирмейстерской части. Квартирмейстерская часть в тогдашней российской армии соответствовала по своему статусу Генеральному штабу армии более поздних времен.

Генерал-квартирмейстер П.К. Сухтелен был высоко образованным военным инженером, считавшим необходимым обучать своих офицеров таким прикладным наукам, как математика, физика, астрономия, геодезия и т.д. Молодой офицер попал под начало ученому-топографу академику Ф.И. Шуберту и включился в работы по составлению карт различного масштаба, организации тригонометрических и топографических съемок, устройству механической мастерской по изготовлению точных приборов и т.п.

В Депо карт П.Л. Шиллинг пробыл немногим более года. В 1803 году по семейным обстоятельствам ему пришлось оставить военную службу и перевестись в Коллегию иностранных дел. Он получает назначение в русское посольство в Мюнхене переводчиком и отправляется к новому месту службы.

В Мюнхене у Шиллинга завязываются новые знакомства, в том числе в среде местных ученых, что позволяет ему получить представление о состоянии наук в Западной Европе. Именно в этот период П.Л. Шиллинг знакомится с работами Гумбольдта в области языкознания, с работами Зонефельдера в области литографии и с работами С.Т. Земмеринга в области электричества. Эти научные направления, в основном, и определили его научные интересы в будущем.

Член мюнхенской Академии наук и директор мюнхенского анатомического музея С.Т. Земмеринг был домашним врачом русского посланника в Мюнхене, где Шиллинг с ним и познакомился. Земмеринг, как физиолог, интересовался химическими действиями электричества. В то время, по указанию баварского министра Менжела, являвшегося одновременно Президентом мюнхенской Академии наук, С. Т. Земмеринг исследовал возможности практического использования электричества для нужд связи. При чем побудительной причиной к такому указанию явился поразительный успех применения Наполеоном оптического семафорного телеграфа, благодаря которому ему удалось быстро узнать о попытке австрийцев занять Баварию. Получив соответствующее известие по этому телеграфу, Наполеон совершенно неожиданно для австрийцев появился под Мюнхеном и восстановил здесь свою власть.

Полагая, что электрический телеграф явится более надежным средством связи, чем оптический, С.Т. Земмеринг решил использовать хорошо изученные им химические действия электричества. 28 июля 1809 г. он заканчивает изготовление первого экземпляра своего электрического телеграфа, а 29 августа того же года демонстрирует его действие на заседании мюнхенской Академии наук. Несмотря на непрактичность созданного им аппарата, Земмеринг на протяжении последующих лет не оставлял попыток реализовать свое изобретение.

П.Л. Шиллинг проявил к работам Земмеринга столько живого интереса, что тот организовал специально для него показ действия своего электрохимического телеграфа. Это случилось 7 сентября 1810 г.

П.Л. Шиллинг принял активное участие в дальнейших работах Земмеринга по совершенствованию электрического телеграфа. 5 июня 1811 г. он предложил испробовать прохождение электрического тока по проводам, уложенным в воде. Проведенные опыты, по-видимому, имели успех, т.к. Земмеринг записал в своем дневнике: «Шиллинг радуется, как ребенок, своему электрическому проводнику». Из дневника Земмеринга мы можем удостовериться, что в октябре 1812 г. Шиллинг взрывал на Неве мины: «Генерал Вольцоген рассказывал Земмерингу в Франкфурте, - что Шиллинг ему показывал взрыв мин, заложенных под водою»

 

Изобретение электрической мины 

Опыт военного и результаты опытов с проводными линиями связи для телеграфа привели П.Л. Шиллинга к мысли о возможности использования электрического тока для зажигания на расстоянии крупных пороховых зарядов – фугасов, используемых саперами. Впервые эта идея сформулирована им 8 апреля 1812 г. С этого момента он начинает претворять ее в жизнь.

Осуществление электрического взрывания фугасов на расстоянии требовало решения ряда технических вопросов и, в первую очередь, создание изолированного провода, пригодного для прокладки в земле, которая может быть залита водой.

20 июля 1812 г. в результате обострения отношений России с Францией русское посольство спешно отзывается из Мюнхена на родину. Немедленно по приезде в Санкт-Петербург П.Л. Шиллинг продолжил свои опыты. При этом, сознавая важность своего изобретения, он пытается привлечь к нему внимание влиятельных лиц. По свидетельству современников, П.Л. Шиллинг организует демонстрацию взрыва заряда пороха электрическим током по проводам «через воду». Такая демонстрация была осуществлена для заинтересованных лиц на реке Нева в сентябре-октябре 1812 г. Узнав об этих опытах, Земмеринг писал П.Л. Шиллингу: «Ваше дальнезажигание труднее было изобрести, чем мою подачу знаков на дальнее расстояние».

Изобретение Шиллинга могло быть востребовано, в первую очередь, в условиях позиционных военных действий. Война же с Наполеоном носила ярко выраженный маневренный характер. Возможно, именно этим обстоятельством объясняется то, что изобретение П.Л. Шиллинга не было поддержано. Да и сам П.Л. Шиллинг, принявший непосредственное участие в Отечественной войне (25 августа 1813 г. по личному ходатайству он был зачислен штаб-ротмистром в 3-й Сумской гусарский полк), не нашел случая в ходе военных действий применить свое изобретение.

Видимо П.Л. Шиллинг все это отлично осознавал, т.к. сразу после войны (в октябре 1814 года по собственному прошению он был отчислен из армии, в связи с окончанием войны, с переводом по старому месту службы - в Министерство иностранных дел) принялся с прежней энергией продолжать свои опыты. По свидетельству современников, он, не дожидаясь возвращения на родину, в 1815 году, находясь в Париже, повторил свой петербургский опыт, осуществив прокладку проводов через Сену и, послал по ним электрический ток и взорвал на противоположном берегу пороховой заряд.

  

Опыты по пропусканию электрического тока по проводам на расстояние потребовали разработки приемника, фиксирующего прохождение тока по линии. Приемник Земмеринга, фиксировавший прохождение тока выделением пузырьков в ампуле с химическим раствором, разлагавшимся под действием тока, не устраивал Шиллинга. Наиболее простым способом обнаружения прохождения тока по линии проводников ему, как бывшему военному человеку, представлялся, видимо, небольшой пороховой заряд, загоравшийся под действием искры, которая всегда имеет место при замыкании и размыкании гальванической батареи. Оставалось придумать запал для такого заряда.

Первоначально запал Шиллинга состоял из деревянной дощечки, на которой были укреплены 2 медных держателя с зажимами для подключения электрических проводов и кольцами с зажимными винтами для укрепления в них угольных палочек:

 

Shill Zapal1 800 1
Электрический минный запал Шиллинга (ранний тип)

Зазор между угольными палочками регулировался так, чтобы при замыкании электрической цепи могла образовываться искра. Дощечка с таким устройством вставлялась в деревянную рамку, которая заполнялась мелким порохом и закрывалась сверху деревянной крышкой. Коробочка с запалом обертывалась несколькими слоямиизоляционной материи и бумаги и подвергалась осмолке.

Шиллинг создает такой запал в виде двух угольков, соединенных проводниками с полюсами гальванической батареи и соприкасающимися друг с другом остро заточенными концами. При замыкании цепи запала электрический ток в точке соприкосновения угольков нагревает их до температуры воспламенения угля и, тем самым, воспламенения пороха заряда. Взрыв заряда можно наблюдать издалека, что также удобно при проведении опытов.

 

По возвращении на родину П.Л. Шиллинг продолжает опыты подрыва пороховых зарядов электричеством по проводам. Некоторые из них проводятся на полигоне лейб-гвардии саперного батальона в Красном Селе в демонстрационных целях. Известно, что при такой демонстрации в 1822 г. присутствовал Император Александр I, а в 1827 году – Император Николай I). Однако демонстрации эти остаются без последствий.

П.Л. Шиллинг понимал и промышленную ценность своего изобретения. Об этом свидетельствует появившееся в печати в конце 1827 года объявление, помещенное, по-видимому, самим изобретателем. В этом объявлении заявлялось следующее:

«Российский советник Шиллинг изобрел провод, который изготовил сам и при помощи которого можно воспламенять порох в значительных расстояниях. Это открытие весьма важно для горного дела и обладает следующими преимуществами:

1) Этот провод делает совершенно излишним применявшийся прежде сосис (горючий шнур для передачи огня пороховому заряду) и не должен проводится в желобе, а может быть совершенно зарыт в землю.
2) Он не боится сырости и влаги и может быть проведен даже через самую широкую реку, а огонь все-таки сообщится пороху.
3) Здесь совершенно отсутствует дым, который после взрыва мин распространяется в галереях и является столь вредным для здоровья горняков.
4) Распространение огня происходит мгновенно, даже при удалении в 2000 футов.
5) Посредством боковых соединений с основным проводом можно воспламенить сразу несколько мин.
6) Стоимость изготовления этого провода составляет самое большее удвоенную стоимость обыкновенного шнура той же толщины и длины.
7) Изобретатель располагает таким проводом в 200 английских футов длины 4 линии толщины, который изготовлен им в 1813 году и с которым он произвел уже около 1000 опытов. Этот провод пролежал в земле 6 месяцев, в илистом пруду – целое лето, и две зимы под снегом, и после этого сохранил полную пригодность, да, надо надеяться, сохранит ее и далее, пока на нем останется хоть один целый слой волокна.
8) Действие этого провода не механическое, а химическое.
9) Все открытие основано на столь простых принципах, что их непреложность будет ясна каждому».

Практических последствий опубликование этого объявления так же не вызвало.

В 1828 году внезапно вспыхнула русско-турецкая война, характер которой был, в основном, позиционный. В этих условиях изобретение П.Л. Шиллинга могло бы сыграть важную роль. Центральными событиями этой войны стали осада и взятие русскими войсками крепости Варна в 1828 г. и осада, и взятие ими крепости Силистрия в 1829 г.

Взятие Силистрии в 1829 году протекало в необычных условиях, когда 8000 русских солдат противостояло 13000 солдат гарнизона и 8000 вооруженных жителей крепости. Крепость была взята благодаря исключительному героизму русских солдат и искусству саперных частей, которыми руководил военный инженер Карл Андреевич Шильдер. Биограф Шильдера отмечал впоследствии: «При малочисленности осадного корпуса, о взятии крепости штурмом нельзя было и думать. Поэтому генерал Шильдер еще настойчивее преследовал свою мысль, примененную отчасти в Варне и заключавшуюся в намерении взять крепость лопатами. Эта лучшая турецкая крепость была побеждена лопатами сапер, руководимых генералом Шильдером, так как успех осады решился одними земляными и минными работами». Однако победа досталась саперам нелегко. Благодаря успехам в совершенствовании огнестрельного оружия обороноспособность крепостей значительно выросла, в то время как приемы саперно-минного дела остались на прежнем уровне. Рытье сложной системы минных галерей, рукавов и сап требовало колоссальных затрат труда и времени. Сами взрывные работы сопровождались значительными затратами пороха, т.к., помимо закладки пороха в горн (собственно мины), от галереи по рукаву до горна для сообщения последнему огня через многие десятки саженей прокладывался сосис – толстый кожаный рукав, также наполненный порохом. При взрыве горна (мины) пороховые газы обильно проникали по рукаву в галерею и выгоняли из нее сапер под огонь противника, вызывая среди них большие потери убитыми и ранеными.

Генерал К.А. Шильдер до этой войны выполнял обязанности помощника командира лейб-гвардии саперного батальона, на полигоне которого в Красном селе П.Л. Шиллинг проводил свои опыты по электрическому подрыву фугасов.

Шиллинг мог познакомиться с Шильдером еще в 1826 году, когда последний был переведен в этот батальон по службе. Тем более, что, выполняя обязанности по хозяйственной части батальона, Шильдер наверняка активно участвовал в подготовке и осуществлении всех опытов Шиллинга на базе саперного батальона. Однако в то время Шильдер не имел еще опыта боевых осадных работ и, возможно, не видел еще всех возможностей изобретения Шиллинга. Естественно, что личный опыт осады крепостей Варны и Силистрии резко меняют его оценку целесообразности применения изобретения Шиллинга.

Есть сведения, что при осаде Силистрии генерал Шильдер предпринимает определенные шаги по реализации изобретения Шиллинга в боевых условиях. Он инициирует через инженерный департамент Военного ведомства (по команде) привлечение П.Л. Шиллинга к решению проблемы обеспечения войск необходимыми средствами для практического применения его изобретения. По заявке П.Л. Шиллинга инженерный департамент заказывает на Ижорском и Александровском заводах 600 пар медных и цинковых пластин для гальванических батарей, отпускает деньги на закупку 50 фаянсовых корыт для них. Отпускаются средства на изготовление нескольких десятков верст проводников («гальванического огнепровода»). В помощь П.Л. Шиллингу прикомандировывается саперный поручик Биркин, ставший впоследствии деятельным помощником изобретателя в его работах, связанных с постройкой всех потребных снарядов и проведением самих опытов.

Однако активность инженерного ведомства в данном вопросе оказалась запоздалой – война закончилась прежде, чем заказанное имущество оказалась в распоряжении П.Л. Шиллинга для сборки гальванических батарей и подготовки линейных устройств, готовых к использованию.

После этой войны в лице К.А. Шильдера изобретатель приобрел горячего сторонника и активного сотрудника во всех своих действиях, направленных на внедрение в армии способа электрического подрыва пороховых зарядов.

Последовавшие успешные испытания подводных мин свидетельствовали о том, что Шиллингу удалось найти достаточно надежные способы изоляции электрического провода. 21 марта (2 апреля) 1834 г. в Обводном канале возле сада Александро-Невской лавры была взорвана подводная электрическая мина.

 

Другие направления деятельности П.Л. Шиллинга 

Интересы П.Л. Шиллинга не ограничивались только электротехникой.

В 1813 году П.Л. Шиллинг вместе со своим полком оказался на отдыхе в местечке Эринген в Германии. Русская армия к этому времени испытывала острую потребность в топографических картах, которые в войсках ценились на вес золота. Недалеко от Эрингена – в Карлсруэ и Мангейме в тот период существовали литографии, с помощью которых можно было восполнить дефицит топографических карт. Как бывший сотрудник Депо карт, знакомый с производством карт с помощью литографии, П.Л. Шиллинг берется выполнить эту работу. Широкий круг знакомств и связей, оставшихся от дипломатической работы в Мюнхене, авторитет в различных кругах общества позволили ему успешно справиться с задачей. Более того, мангеймский литограф Треттер согласился перейти на русскую службу и в ближайшие годы оказался в Санкт-Петербурге, где принял деятельное участие в организации литографии при Военно-топографическом депо.

Таким образом, благодаря П.Л. Шиллингу было положено начало введения литографии в России. Он, пожалуй, одним из первых, открыл широкие перспективы для развития литографии, направив ее в помощь картографическому делу. Взявшись однажды за организацию русского литографского дела, он продолжал эту работу и после ухода с военной службы. Возвратившись в Министерство иностранных дел, П.Л. Шиллинг сумел и здесь доказать целесообразность организации литографии. В 1816 году в Санкт-Петербурге уже действует литография иностранной коллегии.

Имеется свидетельство того, что П.Л. Шиллинг задумал воспроизводить китайские иероглифы посредством литографии не простым рисованием их на камне, а выполнением выпуклых изображений, которые отпечатывались на бумаге посредством простых типографских станков. Знатоки китайской письменности дивились чистоте и верности оттисков и не верили, что они были исполнены не в Китае. Здесь, очевидно, имеется ввиду напечатанная литографским способом знаменитая книга известного востоковеда Н.Я. Бичурина (отца Иакинфа) под названием «Сань-Цзы-Цзин», которую он издал в 1829 году с помощью П.Л. Шиллинга.

По окончании Отечественной войны П.Л. Шиллинг был определен в Азиатский департамент Министерства иностранных дел и в круг его интересов вошло новое научное направление - востоковедение. В 1821 г он знакомится с Н.Я Бичуриным, только что вернувшимся из Пекина, где он был главой российской духовной миссии. Интерес к восточной культуре стал почвой для тесного их сближения. П.Л. Шиллинг принимает самое деятельное участие в трудной судьбе отца Иакинфа, стараясь, по возможности, облегчить его существование и научную деятельность. Так, стараниями П.Л. Шиллинга удается зачислить Н.Я. Бичурина в штат служащих Азиатского департамента Министерства иностранных дел.

Востоковедческая деятельность П.Л. Шиллинга получила высокую оценку научной общественности. В 1822 году он избирается почетным членом Французского Азиатского общества, а в 1824 году – почетным членом Британской востоковедческой ассоциации. В 1827 году его заслуги признаются и в России – он избирается членом-корреспондентом Санкт-Петербургской Академии наук по разряду литературы и древностей Востока.

Организованная, возглавленная и осуществленная П.Л. Шиллингом востоковедческая экспедиция к китайской границе в 1830-1831 гг. является значительной страницей в отечественной синологии. Эта экспедиция явилась общественным признанием и узаконенным продолжением работ Н.Я. Бичурина, необходимость участия которого в экспедиции была безусловной и П.Л. Шиллинг добился включения отца Иакинфа в состав экспедиции.

Когда К.А. Шильдер после заключения 2 сентября 1829 г. Адрианопольского мира возвратился в Санкт-Петербург, П.Л. Шиллинг уже готовился к отъезду в Сибирскую научную экспедицию. А сам Шильдер вскоре убыл с своим батальоном в Польшу для действий против польских повстанцев. Новая встреча их состоялась только после возвращения обоих в Санкт-Петербург, т.е. в 1832 г.

В апреле 1832 г. К.А. Шильдер начал ходатайствовать о Высочайшем разрешении организовать широкие испытания гальванического подрыва мин. Разрешение было получено и началась творческая работа по реализации способа электрического подрыва подземных мин с учетом опыта прошедшей русско-турецкой войны. Под Красным Селом К.А. Шильдер воспроизвел часть силистрийской крепости со всеми деталями осадных и оборонительных работ. Проведенные здесь в сентябре 1832 г. полигонные учения Гвардейского саперного батальона открыли блестящие перспективы развития минной тактики на основе изобретения Шиллинга. В своем отчете по итогам испытаний К.А. Шильдер писал: «гальванический способ сообщения пороху огня оказался удобным и легким и нельзя было сомневаться в том, что в близком будущем он вытеснит все другие огнепроводы и будет иметь решительное влияние на способ и характер минной войны».

Первыми последствиями применения изобретения Шиллинга был отказ от рытья рукавов при минных работах и замена их предложенными К.А. Шильдером трубами, просверливаемыми в земле при помощи буравов. Заряд проталкивался вместе с электрическим запалом в конец такой трубы. От запала по трубе до минной галереи протаскивался электрический провод, по которому и подавался ток в запал. Этот новый прием в десятки раз сокращал объем земляных работ, необходимых для получения такого же эффекта разрушений, какой достигался старыми приемами; достигалась значительная экономия пороха в связи с отказом от сосисов; достигалась полная безопасность при взрывах горна (мины), который сообщался с минной галереей лишь тонкой трубой.

23 сентября 1833 г. в присутствии членов Военно-ученого комитета в Красном Селе состоялись большие полигонные испытания «трубной» системы электрического минирования К.А. Шильдера. При этом рассматривались возможности этой системы при использовании ее, как осаждающей стороной, так и обороняющейся стороной. Результаты этих испытаний были столь впечатляющим, что император Николай I, после ознакомления с ними, приказал повторить их в своем присутствии, что и было исполнено 5 октября этого же года.

Результаты всесторонних испытаний гальванического способа подрыва мин, осуществленных в 1833 году окончательно убедили военное командование в ценности этого способа для армии. С этого момента этот способ стал широко внедряться в практику действий саперных войск, т.е. можно считать, что он был принят на вооружение сухопутных войск России. В последующие годы этот способ лишь совершенствовался, развивалась тактика его применения, формировались и обучались специальные команды и подразделения. Мечта П.Л. Шиллинга о реализации своего изобретения сбылась. К.А. Шильдер применил гальванизм даже для запуска фугасных ракет, используемых при обороне крепости.

Предположение Шиллинга о том, что посредством гальванизма можно взрывать и подводные мины, было проверено на опыте 21 марта 1834 г. в Обводном канале в районе Александро-Невской лавры. Опытом предусматривалось размещение на дне канала (на глубине 13 футов) двух мин (по 2 пуда пороха в каждой), над которыми на льду располагался плот из трех слоев толстых бревен. Размер плота составлял 3´3 сажени, а на плоту размещался груз из больших ледяных глыб. Взрыв обеих мин был осуществлен подачей электрического тока по проводам от гальванической батареи с берега. При этом плот был совершенно разрушен.

Первоначально подводные мины рассматривались Шильдером в качестве средства для разрушения мостов и переправ через реки. 19 июля 1835 г. взводом гвардейского конно-пионерного эскадрона под Красным Селом был проведен вполне удачный опыт разрушения моста при помощи подводной гальванической мины. Другое такое же испытание было проведено в том же году в Новогеоргиевске, где при помощи 3 подводных мин был взорван мост длиной 20 саженей. Успех этих опытов был настолько впечатляющим, что тогда же было отдано распоряжение конно-пионерному эскадрону иметь это новое оружие в постоянном пользовании.

Однако вскоре К.А. Шильдер увидел возможность использования подводных гальванических мин для обороны портов от кораблей противника. А для преодоления такого их недостатка, как пассивность, он предложил проект подводной лодки, способной подносить такую мину к корпусу неприятельского корабля. Будучи человеком деятельным и с изобретательским складом ума он разработал и построил такую подводную лодку и испытал ее. Кроме мины она могла использовать по кораблям противника также фугасные ракеты, запускавшиеся посредством гальванизма.

Предварительные опыты с гальваническими подводными минами и подводной лодкой, проведенные К.А Шильдером, показали удовлетворительные результаты. Для оценки вновь разработанных средств для усиления обороны портов, по инициативе К.А. Шильдера, в 1839 г. был учрежден специальный комитет из компетентных специалистов, получивший название Комитета о подводных опытах. Комитету надлежало оценить полезность предлагаемых средств и дать рекомендации по их доработке и усовершенствованию для принятия на вооружение.

К сожалению, П.Л. Шиллинг до этого дня не дожил – он скончался 25 июля 1837 г.

 

Работа П.Л. Шиллинга над электромагнитным телеграфом 

Отметив роль П.Л. Шиллинга в создании и продвижении на вооружение российской армии гальванических мин, следует сказать, что эта работа в его деятельности не была основной. Она возникла как побочное направление в процессе его работ по созданию электромагнитного телеграфа, над которым он работал всю жизнь, с момента его ознакомления с работами С.Т. Земмеринга.

Первую демонстрацию изобретенного им телеграфа П.Л. Шиллинг осуществил после возвращения своего из научной экспедиции в Сибирь. Это произошло 9 октября 1832 г. на его квартире в Санкт-Петербурге. 5-ти комнатная квартира изобретателя оказалась мала для демонстрации телеграфа, и он снял для этой цели у владельцев дома весь этаж. Для демонстрации передатчик был установлен в одном конце здания, где в небольшом зале собирались приглашенные, а приемник – в другом конце здания. Получалось расстояние, превышавшее 100 м. Первая телеграмма, состоявшая из десятка слов, на глазах у собравшихся была лично принята по электромагнитному телеграфу П.Л. Шиллингом моментально и верно. Скорость передачи 10 знаков в минуту.

Интерес, который вызвало изобретение в самых разных кругах общества, был настолько велик, что П.Л. Шиллинг вынужден был неоднократно повторить демонстрацию своего телеграфа, чтобы удовлетворить любопытство всех желающих познакомиться с его изобретением. Сеансы «связи» устраивались регулярно, их можно было посещать до рождественских праздников. На одной из демонстраций присутствовал император Николай I.

 

Shilling Telegraph 800
Телеграф Шиллинга.
Сегодня существуют только два подлинных аппарата Павла Шиллинга. Один из них хранится в Центральном музее связи в Санкт-Петербурге, другой — в экспозиции Политехнического музея. Оба аппарата отреставрировал в 1886 году — к столетию со дня рождения изобретателя —
главный механик петербургского телеграфа Иван Деревянкин.
https://www.culture.ru/materials/178896/5-eksponatov-politekhnicheskogo-muzeya

 

П.Л. Шиллинг не только создал первые в мире практически приемлемые приборы электромагнитного телеграфа, но также достаточно отчетливо видел пути, по которым следовало идти при дальнейшем их совершенствовании. Недостатком созданного им аппарата являлась необходимость постоянного слежения за телеграфной передачей, поскольку документирование предусматривалось только оператором. Необходимо было создание прибора для автоматического документирования (записи) текста телеграмм. На протяжении последующих лет он настойчиво пытался решить задачу создания самозаписывающего телеграфного аппарата. Ранняя смерть не позволила ему решить эту задачу до конца. Эта задача была решена позже трудами российских ученых Э.Х Ленца и Б.С. Якоби.

Параллельно с разрешением важнейших вопросов создания телеграфного аппарата и телеграфного кода П.Л. Шиллинг, начиная с 1812 года и до конца своей жизни, постоянно работал над совершенствованием телеграфной линии связи. Еще в 1812 году он пытался изготовить провод, с помощью которого можно было бы передавать электрические сигналы не только располагая их в сырой земле, но и в воде.

Начатые с 1832 года систематические занятия с гальваническими минами позволили на протяжении нескольких лет накопить ценный эксплуатационный опыт, благоприятствующий разрешению вопросов, касающихся телеграфной линии. П.Л. Шиллинг изолировал свои провода просмоленным шелком или пенькой. Провод, предназначенный для прокладки в воде, он изолировал несколькими слоями шелка или пеньки, причем провод, изолированный шелком, в таких случаях подвергался лакировке. Опыт полевых испытаний очень быстро привел изобретателя к мысли о необходимости механической защиты изоляции провода и кабеля. В качестве брони для проводов и кабелей рассматривались глиняные и чугунные трубы, внутри которых они могли бы размещаться.

П.Л. Шиллинг понимал, что задача создания совершенной телеграфной линии выходит за рамки простого конструирования, и уже тогда, несмотря на отсутствие установившихся понятий об электрических величинах, методов и приборов для их измерения, стремился установить законы распространения электрического сигнала по проводу. В процессе своей работы, в частности, он весьма близко подошел к открытию практической возможности использовать землю в качестве одного из проводов. Это открытие вскоре будет сделано К.А. Шильдером в ходе работ с гальваническими подводными минами, причем совершенно случайно.

П.Л. Шиллинг первым публично заявил о возможности прокладки телеграфной линии из проводов без всякой изоляции, располагая их в воздухе на столбах с изоляторами.

В мае 1837 года П.Л. Шиллинг получил разрешение на устройство телеграфной линии между Петергофом и Кронштадтом, но неожиданно умер 25 июля (6 августа) 1837 г. после операции по вскрытию нарыва на шее. Похоронен на Смоленском лютеранском кладбище, могила сохранилась.

В работах Шиллинга по устройству телеграфа некоторое участие принимал и К.А. Шильдер, однако преемником его в работах с телеграфом стал Б.С. Якоби, который довел ее до конца.

Shill

Памятная доска по адресу Марсово поле, 7 (Дом Адамини)

 

Литература

Яроцкий А.В. П.Л. Шиллинг, М-Л, Госэнергоиздат, 1953
Истомин С.В. Самые знаменитые изобретатели России М.: Вече, 2000 (pdf) >>>>>
Дьяконов Ю.П. Павел Львович Шиллинг – пионер гальванических мин. Биографический очерк. СПБ.: 2004 (pdf) >>>>>
КУЛЬТУРА.РФ: фото телеграфа Шиллинга https://www.culture.ru/materials/178896/5-eksponatov-politekhnicheskogo-muzeya
Дом, где жил Шиллинг Прогулки по городу http://st-roll.ru/?attachment_id=8947

Шиллинг Павел Львович

Шиллинг Павел Львович