mine; naval mine; torpedo;
  • Русская версия сайта

ПИЛКИН Константин Павлович (1824-1913)

Константин Павлович Пилкин родился 26 декабря 1824 года в Санкт-Петербурге в дворянской семье капитана 3 ранга (впоследствии генерал-майора) Павла Фёдоровича Пилкина, начальника морской артиллерии крепости Кронштадт, специалиста в области морской артиллерии, долгие годы служившего под началом адмирала Фаддея Фаддеевича Беллинсгаузена.
Морской корпус Константин Пилкин окончил в 1841 г. с присовением звания гардемарин, а в 1842 году произведен в мичманы, после чего в течение 10 лет плавал на Балтике. Это была обычная для того времени служба морского офицера. В плавание уходили в апреле - мае. В Кронштадт возвращались в сентябре - октябре. Полугодовой отрыв от дома не считался тогда чем-то необычным.
Служба на кораблях Балтийского флота:
1846-1849 — офицер брига «Атенеор». 3 апреля 1849 присвоено звание лейтенант.
1850-1852 — офицер фрегата «Постоянство». В 1852 награждён орденом святой Анны 3-й степени.
1853-1857 — вахтенный начальник фрегата «Аврора» (командир — капитан-лейтенант Иван Николаевич Изыльметьев). Участвовал в походе на Камчатку. Это было самым ярким событием в жизни моло­дого офицера - кругосветное плавание на фрегате «Аврора». Лейтенант Пилкин также исполнял обязанности командира батареи верхней палубы.
Гарнизон Петропавловска готовился к отражению англо-французского нападения. Фрегат «Аврора» был поставлен во внутреннюю гавань и превращен в плавучую батарею. Для отражения десанта были созданы специаль­ные стрелковые партии. Командиром од­ной из них стал лейтенант Пилкин.
Первую попытку противника прорваться в гавань защитникам Петропавловска уда­лось отразить. К.П. Пилкин в этом бою управлял огнем своей батареи. В рапорте ко­мандиру корабля он писал: «Прислуга орудий порученного мне дека палила по неприя­телю меткими выстрелами». Однако основное сражение произошло несколько дней спу­стя, когда союзники предприняли последнюю отчаянную попытку захватить город.
Решающую роль в этом бою сыграли стрелковые партии «Авроры». Будучи в не­сколько раз малочисленнее англо-французского десанта, они храбро атаковали его в штыки и полностью разгромили в ожесточенной рукопашной схватке. Отважно драл­ся в этом бою и Пилкин. За личное мужество и храбрость, проявленные при обороне Петропавловска, К.П. Пилкин 24 августа 1854 г. был награжден орденом Св. Владимира с бантом, а 1 декабря 1854 г. произведен в капитан-лейтенанты.
Ранней весной 1855 года, перезимовав в Петропавловске, «Аврора» перешла в залив Де-Кастри. Здесь в составе Тихоокеанской эскадры авроровцы вновь приняли участие в отражении англо-французского нападения. За участие в этих боях к-л-т Пилкин 30 ноября 1855 был награжден вторым боевым орденом Святого Станислава 2-й степени. После зимовки в Николаевске-на-Амуре и в связи с окончанием войны, «Аврора» продолжила свое кругосветное плавание и 22 июня 1857 года возвратилась в Кронштадт.
В ноябре 1859 г. вступил в командование шхуной «Компас», а в январе 1860 г. принял под свое командование вновь построенный в Финляндии клипер «Абрек». Это был парусно-винтовой корабль водоизмещением чуть более 1000 т. с пятью орудиями на борту. «Абрек» был включенный в состав Тихоокеанской эскадры и обеспечивал оборону и освоение дальневосточных рубежей России. Осенью 1860 г. к-л-т Пилкин ушел во второе кругосветное плавание на клипере «Абрек», участвовал в гидрографических исследрваниях и посетил Сидней, Сингапур, Веллингтон, Манилу, Шанхай, десятки портов Индийского и Тихого океанов от Калькутты и Новой Каледонии до Петропавловска-на-Камчатке. Одна из бухт на западном берегу залива Стрелок носит имя «Абрек» в честь клипера, участвовавшего в ее описании в 1862 г.
В это время в США шла гражданская война. В России вновь осложнился «польский вопрос», о поддержке восставших поляков открыто заявили Англия и Франция. В этих условиях для разворачивания, в случае войны, крейсерских операций на торговых путях Англии русское правительство решило направить в США две эскадры — Балтийскую и Тихоокеанскую. Летом 1863 года из Кронштадта в Нью-Йорк вышла эскадра адмирала С.С. Лесовского. Почти одновременно в Сан-Франциско вышли корабли Тихоокеанской эскадры адмирала А.А. Попова. «Абрека» как лучшего ходока эскадры срочно направили в залив Де-Кастри. Требовалось послать депеши в Россию, принять уголь для снабжения эскадры и спешить в Сан-Франциско. На пути в Де-Кастри «Абрек» попал в жестокий ураган, потерял часть рангоута — грот-мачту, форстеньгу, несколько рей и гафелей. Однако это не остановило клипер. С «фальшивым» парусным вооружением он успешно закончил тяжелый переход. А.А. Попов получил лишь короткую телеграмму: «Был в урагане, потерял мачту, поставил новую, иду по назначению».
Между тем северяне в Сан-Франциско ожидали набега знаменитого крейсера южан «Алабама». По внешнему виду «Абрек» настолько походил на рейдер конфедератов, что в первый момент своего появления на рейде был принят за «Алабаму». Столкновение с фортами и стоящими на рейде кораблями казалось неизбежным. Предотвратить его удалось только благодаря находчивости и хладнокровию К.П. Пилкина. Брандвахтенный пароход открыл огонь по входящему на рейд клиперу, его примеру готовились последовать и береговые форты. Мгновенно оценив обстановку и поняв, что мелкие пушки брандвахты не опасны для клипера, но огонь фортов может оказаться роковым, командир «Абрека» тут же принял решение. Пробив боевую тревогу, он на полном ходу подошел к брандвахтенному пароходу и, прикрывшись им, как щитом, вызвал наверх абордажные партии. К этому времени недоразумение выяснилось, и русский клипер американцы приветствовали криками «ура!».
Однако не только лихостью и выучкой экипажа славился «Абрек». Лихих клиперов в русском флоте в то время было много, особенно в Тихоокеанской эскадре А.А. Попова. Главная особенность «Абрека» заключалась в том, что его командир отличался исключительно гуманным отношением к команде. Будучи учеником и соратником лучших воспитанников черноморской школы М.П. Лазарева — адмиралов Г.И. Бутакова и А.А. Попова, К.П. Пилкин впитал в себя многие ее замечательные качества. Теперь, когда отзвуки реформ 60-х годов доходили до Тихого океана, эти качества особенно живо воспринимались его подчиненными. Беспредельная преданность Родине, любовь к флоту и борьба за его честь, демократизм и гуманное отношение к матросам — вот что стало приобретать в 60-е годы все большую ценность среди передовой части офицеров русского флота. Пилкин был одним из наиболее ярких ее представителей. В образе многих русских капитанов, воспетых Станюковичем в «Морских рассказах», воплотились высокие человеческие качества командира «Абрека» — просвещенного командира, великолепного моряка, способного в минуты опасности проявить изумительное самообладание и находчивость, человека, обладающего огромным моральным и нравственным потенциалом, пользующегося авторитетом среди команды.
1 января 1864 г. «за отличие по службе» К. П. Пилкину присвоено звание капитан 1 ранга. Почти пять лет продолжалось кругосветное плавание «Абрека». В июне 1865 года, после почти пятилетнего плавания, «Абрек» и его команда возвратились в Кронштадт.
Три последующих года К.П. Пилкин провел на Балтике, командуя одним из первых отечественных броненосцев «Кремль». Плавание в составе эскадры адмирала Г.И. Бутакова — лучшего в то время учителя и воспитателя русских моряков, оставило в его жизни самый глубокий след. Этот период службы отмечен награждением орденом Св. Анны 2-й степени 1 января 1868 г.
Однако на Балтике Пилкин оставался недолго. С февраля 1869 года он вновь на Тихом океане, теперь уже командир отряда клиперов. В этом третьем кругосветном плавании Константин Павлович обеспечивал освоение дальневосточных рубежей России. В его отряд входили такие, ставшие позднее известными, корабли-исследователи, корабли-первооткрыватели, как «Алмаз», «Боярин», «Всадник», «Гайдамак». Их имена дали впоследствии целой плеяде русских кораблей, вошедших в историю отечественного флота, они увековечены во многих географических названиях Дальнего Востока. Есть в Беринговом море и мыс Пилкина, названный так в 1876 году экипажем клипера «Всадник» в честь своего бывшего командира отряда.
В Кронштадт Пилкин возвратился в 1872 году, уже в звании контр-адмирала (1 января 1872). И вскоре его назначили капитаном над Кронштадтским портом. В то время в русском флоте это была одна из престижных должностей.
Годы службы в Кронштадте совпали с бурным развитием во всем мире минно-торпедного дела. Немолодой уже человек, воспитанник старого флота, лихой парусный капитан — именно Пилкин один из первых в отечественном флоте увидел будущее нового оружия, поверил в него и увлекся им. Почти все время он проводил на кораблях учебно-минного отряда. В 1874 году по инициативе Г.И. Бутакова и К.П. Пилкина, при непосредственном участии последнего, в Кронштадте создали офицерский Минный класс и Минную школу Балтийского флота.
Авторитет и энергия Пилкина позволили привлечь к учебному процессу лучших специалистов. В течение 18 лет здесь преподавал великий русский ученый, изобретатель радио А.С.Попов. Да и само радио своим появлением, как известно, обязано стенам именно этого учебного заведения.
В середине 70-х годов в Кронштадте шли испытания первой отечественной торпеды. Талантливый русский изобретатель-самоучка И.Ф. Александровский тщетно пытался создать кустарными средствами свою торпеду. Результаты ее испытаний оказались явно неутешительными. Между тем в торпедном оружии русский флот крайне нуждался. Назревала очередная война с Турцией, а Россия после поражения в Крымской войне практически не имела флота на Черном море. Там безраздельно господствовал сильный броненосный флот Турции. Единственным эффективным оружием против броненосцев противника считались торпеды. Вот почему в январе 1876 года в Австро-Венгрию, в г.Фиуме, на завод известного изобретателя торпед англичанина Р.Уайтхеда выехала русская правительственная комиссия. В ее состав входил и К.П. Пилкин. Решение комиссии было однозначно — рекомендовать правительству незамедлительно приобрести торпеды Уайтхеда и патент на их производство. Так Россия стала шестым государством, принявшим на вооружение флота торпеды, или, как их тогда называли, самодвижущиеся мины Уайтхеда.
Вскоре после этого высочайшим приказом по морскому ведомству К.П. Пилкина назначили на только что учрежденную должность заведующего минной частью на флоте. Началась его активная деятельность по созданию в отечественном флоте минно-торпедной службы. Забот было много, но главная — люди. В них видел Константин Павлович залог будущих успехов. Сумев в короткие сроки привлечь самые талантливые силы флота, Пилкин создал блестящую русскую школу минных офицеров. Без преувеличения можно сказать, что именно он явился непосредственным организатором тех успехов, которые были достигнуты на море в начавшейся в 1877 году войне с Турцией. Естественно, что первые его ученики стали героями русско-турецкой войны — командир парохода «Великий князь Константин» лейтенант С.О.Макаров и его отважные командиры минных катеров.
О деятельности Макарова до и во время этой войны написано много, между тем о К.П. Пилкине — ни полслова. А жаль, ведь успехи Степана Осиповича непосредственно связаны с деятельностью заведующего минной частью на флоте. Будучи руководителем отнюдь не кабинетного типа, Пилкин в преддверии войны почти постоянно находился на Черноморском флоте. Он не только руководил работами, но и непосредственно участвовал в оснащении минных катеров, парохода «Великий князь Константин», других мобилизованных черноморских судов. Так, в ноябре 1876 года К.П. Пилкин докладывал управляющему Морским министерством, что «лейтенантом Макаровым предложен способ до сего времени у нас не употребляющийся... Я испытал его и признаю лучшим». Во время непродолжительных отъездов Пилкина в Петербург Макаров регулярно информировал его о ходе работ. Так, в январе 1877 года он доложил: «Приготовления парохода "В.К. Константин" почти окончены... начинаю выходить в море для испытаний всех минных приспособлений». Через несколько дней Степан Осипович направил донесение главному командиру Севастопольского порта П.А. Аркасу: «Мы ожидаем с нетерпением приезда адмирала К.П. Пилкина... Я предложил Константину Павловичу остановиться на моем пароходе, где он найдет все удобства, как для жития, так и для работы... Надеюсь, что Константин Павлович не пожалеет о том, что остановился на "Константине"». В феврале Пилкин снова у Макарова — выходит в море, руководит учениями, проверяет готовность экипажа. И так вплоть до начала военных действий. Совершенно не освещена в отечественной литературе и непосредственная причастность К.П. Пилкина к первому успешному боевому применению торпед. Не выдели он Макарову, несмотря на категорический отказ Арка-са, столь дорогостоящие и крайне дефицитные в то время торпеды, не было бы в истории российского флота этого славного эпизода. Адресованная Пилкину телеграмма Макарова полна почти отчаяния: «Турки имеют боны, катера не могут проходить. Разработал два способа пуска мин Уайтхеда. Главный командир не дает мин... Если можете дать четыре или, по крайней мере, две мины, то прошу телеграфировать». Пилкин выделил торпеды Макарову, и русские моряки впервые в мире осуществили успешную торпедную атаку. Выпущенными с минных катеров парохода «Великий князь Константин» торпедами 28 января 1878 года на Батумском рейде был потоплен турецкий корабль «Интибах».
Первый успех еще больше поднял интерес к торпедному оружию. Однако Пилкин понимал, что вооружение флота торпедами не может целиком зависеть от заграницы. Почти одновременно с появлением первых торпед Уайтхеда он организовал их освоение в Кронштадтской и Николаевской минных мастерских, срочно наладил серийное производство торпед в Петербурге на заводах Лесснера и Обуховском.
Более десяти лет руководил Константин Павлович минно-торпедной службой в российском флоте. По отзывам современников, главными чертами его деятельности являлись служение флоту не за страх, а за совесть, гражданское мужество и твердое отстаивание своих убеждений.
Как писала газета «Кронштадтский вестник», К.П. Пилкин «был призван заведовать минным делом, ... когда минное дело еще везде было в зачаточном состоянии. Никто ничего не знал, но, следуя примеру адмирала, все кинулись учиться, производить... опаснейшие опыты с взрывчатыми веществами, изобретать и совершенствоваться, и в самый короткий срок Россия создала минный флот, который выделялся своей живой организацией и исключительным подбором талантливого личного состава, составляя справедливую гордость русского флота».
В 1886 году К.П. Пилкина перевели в Морской технический комитет, сначала главным инспектором минного дела, старшим флагманом Балтийского флота, а затем и председателем комитета. Спустя десять лет, ему присвоили чин полного адмирала. Вся его дальнейшая служба проходила в высших органах коллегиального управления флотом. Он — член Адмиралтейств-совета, конференции Николаевской Морской академии, неоднократно замещал управляющего Морским министерством «с правом присутствовать в высших государственных учреждениях», состоял «при Особе Его Императорского Величества».
В 1912 году отмечалось 70-летие службы К.П. Пилкина в офицерских чинах. Даже по тем временам это был редкий юбилей. Адмиралу пожаловали высшую награду Российской империи — орден Св. Андрея Первозванного. В «Высочайшем рескрипте» на имя юбиляра говорилось, что орден Св. Андрея Первозванного присуждается адмиралу, как проявившему «на разнообразных поприщах морского дела обширные дарования», как запечатлевшему свое имя «на страницах истории отечественной обороны на Дальнем Востоке», как участнику «славного дела в Петропавловске и в заливе Де-Кастри», как положившему в отечественном флоте «твердое начало в употреблении грозного оружия — мины».
К этому же времени относится и последняя фотография Константина Павловича. Старый адмирал — в окружении родных и близких. Как обычно, большая флотская семья собралась в отчем доме. Небольшой особняк на 2-й линии Васильевского острова под номером 37 сохранился и поныне. Увы, годы существования семьи Пилкиных были уже сочтены. Пройдет еще пять лет, и революция навсегда разметет ее по свету. Уедет в Англию от генерала Юденича ставший уже контр-адмиралом Владимир Константинович Пилкин. После участия в Ледовом переходе из Гельсингфорса в Кронштадт переберется в Америку оставшийся было у красных капитан 2 ранга Алексей Константинович Пилкин. Время тогда было тревожное, по ночам раздавалась стрельба. Говорили, что матросы расправляются с офицерами. Существует легенда, что в в 1918 году потомки адмирала, проживавшие около Николаевской набережной, опасаясь обысков, утопили в Неве его парадный мундир со всеми орденами. Но предпринятые впоследствии поиски с помощью водолазов ничего не дали…
После отъезда за границу практически всех родственников на родине остался лишь Сергей Константинович Пилкин. В отличие от большинства своих братьев он не стал моряком, окончил Университет, увлекся наукой... Арестовали его в 1931 году, … реабилитировали относительно недавно…
Сам же Константин Павлович скончался 12 января 1913 года. Газета «Кронштадтский вестник» в статье, озаглавленной «Светлой памяти адмирала К.П. Пилкина», писала: «Он был совершенно чужд всякого карьеризма, не терпел показной плац-парадной службы..; надменность в обращении с подчиненными, презрение и даже недоверие к ним, сухость и мелочная... требовательность по отношению к командам... были совершенно незнакомы адмиралу... От своих подчиненных он никогда не замыкался, не отворачивался и не носил маски ложного величия... Нравственный авторитет и престиж его никогда не поддерживался искусственными мерами, но стоял прочно на основе бесспорного признания его отличных знаний морского и военного дела и благородных качеств его ума и сердца».
Адмирала К.П. Пилкин похоронен Петербурге на Смоленском кладбище. Могила его сохранилась и поныне. До недавнего времени могила адмирала была в запущении, но сейчас над ней шефствуют минеры Морского корпуса Петра Великого – СПб ВМИ в составе ВУНЦ «ВМА».
Адмирал К.П. Пилкин награжден:
Орденом Святого Апостола Андрея Первозванного (1912)
Орденом Святого Равноапостольного князя Владимира 2 ст. (1882), 3 ст (1874), 4 ст. (1854)
Орденом Святого Благоверного князя Александра Невского (1890); пожалованы бриллианты к знаку ордена (1894)
Орденом Белого орла (1886)
Орденом Святой Анны 1 ст. (1878), 2 ст. (1868), 3 ст. (1852)
Орденом Святого Станислава 1 ст. (1877), 2 ст. (1855), награжден императорской короной к орден 2 ст. (1859)
Командорским Крестом шведского ордена Меча(1875)
(возможно, список наград не полный!)

Литература и источники:
Коршунов Ю.Л. Патриарх русских торпедистов. Гангут, № 11, 1996
Развитие минного оружия в русском флоте. Документы М. Воениздат 1951г.

ПИЛКИН Константин Павлович

ПИЛКИН Константин Павлович