• Русская версия сайта

НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ МИННО-ТОРПЕДНЫЙ ИНСТИТУТ

НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ МИННО-ТОРПЕДНЫЙ ИНСТИТУТ
(1932-1960)

3 сентября 1932 г. Начальник Морских Сил РККА приказал перейти на утвержденный Наркомом по военным и морским делам штат научно-исследовательских институтов (НИИ). В новом штате был и Научно-исследовательский минно-торпедный институт, созданный на базе минной секции Научно-технического комитета НТК-М. Первоначально НИМТИ размещался в Адмиралтействе. В 1939 г. НИМТИ переехал на Петроградскую сторону, в дом 1 по Мичуринской улице.

Первым начальником НИМТИ стал инженер-флагман 3 ранга Александр Евстратьевич Брыкин. Окончив в 1928 г. факультет оружия Военно-морской академии, он некоторое время служил начальником минно-испытательной партии в Кронштадте, а с 1929 г. - в минной секции НТК-М. Впоследствии А.Е. Брыкин стал крупным ученым, доктором технических наук, профессором, вице-адмиралом. Институтом А.Е. Брыкин руководил до 1939 г. Его сменил инженер-контр-адмирал Михаил Никитич Курнаков, руководивший институтом до 1947 г.

Первоначально НИМТИ состоял из четырех отделов: торпедного; торпедных аппаратов и ПУТС; минного; тралов и минных средств борьбы с подводными лодками. Кроме того, в институт входила электромагнитная научно-исследовательская лаборатория, размещавшаяся в Петропавловской крепости. В 1935 г. в состав института вошла Комиссия морских минных опытов. Штатная численность института в 1937 г. составляла 183 сотрудника, в том числе 36 военнослужащих. В 1939 г. в связи с преобразованием НИМТИ из научно-исследовательского в научно-испытательный институт (до 1948 г.) ему были приданы две испытательные базы - Северная с кораблями и самолетами, базировавшимися в Ленинграде, на Ладожском озере и Петрозаводске, а также Южная - в Феодосии. После этого Институт состоял из семи отделов: отдела по наблюдению за разработкой оборудованием строящихся кораблей; торпедного; торпедных аппаратов и ПУТС; минного; тралов и параванов; сетей, бонов и средств борьбы подводными лодками; торпедно-минного оружия авиации.

Главной задачей НИМТИ являлась разработка ТТЗ на новые образцы оружия. Однако в его научной деятельности были и свои особенности. Они заключались в том, что НИМТИ не только обосновывал ТТЗ, но в ряде случаев сам вел разработку новых образцов, вплоть до изготовления рабочих чертежей. Эта особенность института сохранилась и в послевоенные годы. Например, первая отечественная противолодочная торпеда СЭТ-53, принятая на вооружение в 1958 г., была не только разработана в НИМТИ, но и в значительной мере изготовлена на его экс­периментальном заводе.

Одной из главных задач НИМТИ в 30-ые гг. стало обеспечение флота торпедным оружием. Первая советская торпеда 53-27, созданная в Остехбюро (гл. конструктор Р.Н. Корвин-Коссаковский) оказалась малоэффективной. В связи с этим в 1932 г. в Италии были закуплены две парогазовые торпеды - калибров 533 и 450 мм. Их воспроизведение на отечественных заводах поручили НИМТИ. Сотрудниками НИМТИ и инженерами завода «Двигатель» чертежи были адаптированы и начался выпуск торпед «45-Ф» и «53-Ф». Фиумский дизайн был позже доработан и появились новые образцы: в 1936 г. на вооружение флота поступила торпеда 45-36Н («Н» - для эсминцев типа «Новик»),

Помимо усовершенствования фиумских торпед в институте велись и новые разработки: азотно-скипидарная торпеда (АСТ), имевшая для того времени фантастическую скорость — 90 уз, торпеда с турбинным двигателем, бесследная термитная торпеда и др. По инициативе сотрудника НИМТИ А.Б. Тополянского в 1933 г. начались работы по обогащению воздуха, поступающего в двигатель, кислородом. К сожалению, исключить взрывоопасность кислородно-воздушной смеси в то время не удалось. Велись работы и по созданию бесследных торпед. Наиболее реальным путем решения этой проблемы была электроэнергетика. Именно в НИМТИ впервые были сформулированы требования к двум главным агрегатам электроторпед — аккумуляторной батарее и электродвигателю. Их совместные экспериментальные исследования на стендах НИМТИ привели к появлению первого электрического биротативного двигателя с противоположным вращением гребных винтов. Это, по существу, и открыло путь электроэнергетике в отечественном торпедостроении. Первую электроторпеду ЭТ-80 НИМТИ предъявил на государственные испытания в 1940 г. (гл. конструктор Н.Н. Шамарин).

 ET80 NIMTI800AMN
Первая советская электрическая торпеда ЭТ-80. ЦВММ, С.-Петербург. Фото DK, ALLMINES.NET, 2016.

 

В 1939 г. на вооружение флота была принята парогазовая торпеда 53-39 со скоростью 51 уз. В то время это была одна из самых быстроходных торпед в мире. Однако в серию торпеда не пошла из-за низкой надежности и невозможности доработать торпеду в условиях войны.

Непосредственно с деятельностью НИМТИ связано создание торпедного неконтактного взрывателя, применявшегося во время войны. Принятый на вооружение в 1932 г. взрыватель, созданный Остехбюро — неконтактный взрыватель Остехбюро (НВО), оказался ненадежным. Его работа зависела от географической широты места и была чрезмерно чувствительна к крену и дифференту торпеды. К доработке взрывателя привлекли фундаментальную науку — Институт земного магнетизма АН СССР и Ленинградский университет. Работы возглавлял сотрудник НИМТИ А. К. Верещагин. 15 июня 1941 г. НВС (Некон­тактный взрыватель стабилизированный) поступил на вооружение флота. В авторском свидетельстве на НВ также указаны инженер НИМТИ В.Т. Сухоруков.

  36
Фото НВС 

В 1933 г. на вооружение флота были приняты глубинные бомбы большая ББ-1 и малая МБ-1. Конструкция бомб была достаточно проста, зато подлинным техническим шедевром стал разработанный к ним в 1938 г. взрыватель К-3. На вооружении флота он просуществовал около 50 лет. 

После расформирования Остехбюро НИМТИ участвовал в доработке и испытаниях якорных мин АГ, КБ, Р-1, а также авиационной мины АМГ-1 совместно с ее автором – Гейро А.Б.

Чему не уделялось достаточного внимания в работах НИМТИ, так это неконтактным минам и, естественно, средствам борьбы сними. С началом войны к борьбе с неконтактными минами наш флот оказался практически неготов. Решать эту проблему пришлось уже в ходе военных действий. 

С первых дней Великой Отечественной войны первоочередной задачей НИМТИ стала борьба с неконтактными минами противника. Впервые с неконтактными минами русские минеры столкнулись в 1920 г., когда английские морские силы выставили магнитные мины на Северной Двине. Впервые в истории противоминной обороны для поиска и разоружения мин были использованы водолазы, обученные минному делу. Поиск и разоружение мин осуществлялся командами из водолазов и минеров (см. раздел «Разоружение»)

К сожалению, опыт поиска, подъема и разоружения донных мин на Северной Двине не был учтен при подготовке минеров и водолазов в довоенный период и не нашел отражения в наставлениях по борьбе с минной опасностью. Также оставалось малоэффективным и тральное вооружение, оно практически не претерпело изменений с 20ых годов.

Для создания эффективных средств борьбы с германскими минами требовалось разоружить несколько образцов. 

C началом войны военных и гражданских инженеров НИМТИ направляет на флоты для обучения минеров и оказания помощи в разоружении неконтактных мин противника, на флотах работали:
на СФ А.Б. Гейро, В.А. Нормец, А.И. Смирнов, Х.В. Шапиро;
на БФ Ф.И. Тепин, В.С. Грачев, Б.К. Алексютович, М.Я. Миронов
на ЧФ В.И. Мещерский, А.К. Верещагин, В.С. Грачев, И.А. Бабаков, О.Б. Брон, Г.Н. Охрименко, В.М. Шахнович, И.М. Экелов.

К примеру, В.А. Нормец разоружил 132 мины, А.Б. Гейро -103, И.А. Смирнов - 69.  (см. «Разоружение на СФ» >>>>>)

По снятым характеристикам магнитных, акустических и комбинированных взрывателей донных мин противника начали создаваться системы размагничивания кораблей и первые неконтактные тралы. Уже в 1941 г. были созданы два баржевых трала - электромагнитный и днищевой акустический. В 1942 г. появились и другие неконтактные тралы - НТ для ночной и дневной проводки кораблей, катерный электромагнитный трал КЭМТ-2, в 1943 г. создан буксируемый акустический трал БАТ-2.

С началом войны специалистам НИМТИ пришлось решать много новых, несвойственных мирному времени, задач:

Группа во главе с Н.М. Ульянкиным была направлена в распоряжение командующего Чудской флотилией для минирования речных и озерных переправ на пути наступления немцев на Гдов, Нарву и Кингиссеп. Аналогичные задачи на новгородском направлении решали Д.П. Бресткин, М. М. Буянов и А. И. Ларионов (Ларионов возглавил минную группу на Новгородском направлении, его доклад начальнику НИМТИ >>>>>). В качестве подрывников в партизанские отряды ушли сотрудники НИМТИ В. П. Бельский, С.П. Раевский.

В ноябре 1941 г. НИМТИ направляет А.Б. Гейро в Беломорскую военную флотилию, где возникла проблема ликвидации минной опасности на фарватере Северной Двины в зимних условиях (до ледостава мины не успели вытралить). Средств для борьбы с неконтактными минами, находящимися подо льдом, нет – их нужно создавать. Под руководством Гейро и Шапиро минеры флотилии в кратчайший срок создали электромагнитный и акустический тралы с приспособлениями, обеспечивающими возможность траления неконтактных мин со льда – первый ледовый трал в мире. Трал размещался на санях и буксировался вездеходом или «полуторкой».

А.Б. Гейро и преподаватель ВМА Н.Г. Федоров также изучали причины обрыва минрепов советских мин на Северном флоте и предложили комплекс мер по повышению срока службы мин (после войны Н.Г. Федоров воглавлял Минную кафедру Академии, а затем возглавил НИМТИ)

К концу 1941 г. НИМТИ претерпел организационные изменения. Он был преобразован в 6-й отдел МТУ ВМФ с базированием в Москве. В таком виде институт функционировал до августа 1943 г., когда вновь был восстановлен как НИМТИ и в 1944 г. возвратился в Ленинград.

Борьба с неконтактными минами была важной, но не единственной военной заботой НИМТИ. Не прекращались испытания новых образцов минно-торпедного и противолодочного оружия. В 1942 г. после завершения на Северном флоте государственных испытаний на вооружение флота была принята первая отечественная электроторпеда ЭТ-80.

Активное участие специалисты НИМТИ принимали в работах по внедрению на подводные лодки системы беспузырной стрельбы (БТС), существенно повышавшей скрытность торпедных атак. Оказывалась помощь действующим флотам и в освоении принятого накануне войны неконтактного взрывателя НВС. В комплектации с НВС были выстреляны 243 торпеды , отказов и взрывов на дистанции не было.

Одной из важных проблем использования корабельных и авиационных торпед на Севере явилось длительное воздействие на них низких температур. В связи с этим потребовалось отработать тепловой процесс на водном растворе спирта, подобрать новый состав смазок, произвести замену пневматического зажигательного устройства более надежным механическим. В этих работах участвовали сотрудники НИМТИ Н.В. Мечников, Т.Т. Гуриев, А.И. Шевелло. Для применения торпед по мелкосидящим кораблям и на мелководье отрабатывалась установка рулей при стрельбе с глубиной хода торпед 1-1,5 м и даже по поверхности. В результате подводные лодки и торпедные катера получили возможность поражать немецкие мелкосидящие десантные баржи типа «F». Только на Черном море таких барж у противника было более 100. Еще один пример применения торпед с установкой малой глубины хода. В ночь на 10 сентября 1943 г. при высадке десанта в Новороссийске торпедные катера выпустили по берегу 44 торпеды Они шли практически по поверхности. В результате были уничтожены 22 дота, 10 огневых точек и несколько десятков солдат.

В целом же на долю торпедного оружия, активно применявшегося в годы войны подводными лодками, авиацией и торпедными катерами, приходится 35% всех потерь противника в боевых кораблях и 56% - в транспортах.

Не прекращались в течение всей войны и работы по созданию новых мин. В 1941 г. на вооружение подводных лодок была принята якорная мина ЭП (эскадренная подлодочная), созданная под руководством Н.Г. Фёдорова, в 1942 г. при участии НИМТИ испытывается и принимается на вооружение плавающая лодочная трубная мина ПЛТ-2, созданная Ф.М. Миляковым (ЦКБ-36). В 1943 г. по требованию Северного флота была увеличена глубина постановки мин ПЛТ и ЭП. Модернизированные мины получили наименование ПЛТ-Г и ЭП-Г (глубоководные). В 1942 г. на вооружение флота были приняты донные неконтактные мины с индукционным взрывателем АМД-1-500 и АМД-1-1000. В группе главного конструктора Л.П. Матвеева, помимо сотрудников ЦКБ-36, активное участие приняли специалисты НИМТИ И.А. Скворцов и В.Т. Сухоруков.

Всего за годы войны по ТТ3 НИМТИ и при непосредственном участии в разработках его специалистов на вооружение флота было принято более тридцати образцов минно-торпедного и противолодочного оружия.

30 июля 1944 г. под Выборгом была потоплена немецкая подводная лодка «U-250». На ее борту находились уже известные торпеды G-7a, G-7e, а также новые немецкие самонаводящиеся торпеды Т-V. Несмотря на активное противодействие противника, лодку удалось поднять и поставить в Кронштадтский док. Изъять торпеды оказалось трудно. Во-первых, они имели устройство для взрыва, во-вторых,- были заклинены в сильно перекошенных аппаратах. Между тем требовалось сохранить их в исправности, особенно аппаратуру самонаведения и неконтактные взрыватели. Эта задача была поручена офицерам НИМТИ О.Б. Брону, впоследствии доктору технических наук, профессору, крупному ученому в области неконтактной минно-торпедной техники, В.М. Саульскому и С.Т. Баришпольцу. После извлечения торпед изучением систем самонаведения и неконтактных взрывателей под руководством О.Б. Брона занимались специалисты НИМТИ инженер-майор И.М. Экелов и старший лейтенант В.М. Шахнович. В результате проведенных исследований было составлено не только полное описание торпед, но и сняты характеристики всех их систем. По просьбе премьер-министра У. Черчилля в его «личном и строго секретном послании маршалу Сталину» с этими материалами были ознакомлены союзники. Правда, торпеду союзникам не дали, но британские моряки смогли не только ее увидеть в препарированном виде в Ленинграде, в Петропавловской крепости, но и познакомиться с ее подробным описанием. По соответствующим каналам материалы, составленные специалистами НИМТИ, были переданы британскому Адмиралтейству. 

9 мая 1945 года закончилась война, но она продолжалась для минеров МИП и экипажей тральщиков. Фактически ликвидировать минную опасность на морях удалось только к 1956 г.

Развитию минно-торпедного и противолодочного оружия уделялось особое внимание.

Уже в конце войны стало ясно, что приоритетным направлением в  развитии противолодочного оружия, в дополнение к традиционным минам и торпедам,  станут  ракеты. Первая реактивная бомбометная установка (РБУ) поступила на вооружение флота в 1945 г. В четырехствольной установке использовались ГБ с реактивным двигателем от знаменитой армейской «Катюши».

В 1948 г. НИМТИ был переименован в 3 НИИ ВМФ.

В 1955-1957 гг. на вооружение строящихся кораблей поступили разработанные по ТТЗ НИМТИ новые противолодочные системы: «Ураган» с 5-ствольной установкой РБУ-1200 и «Смерч» с 16-ствольной установкой РБУ-2500. Их дальность стрельбы соответственно составляла 1,2 и 2,5 км. Это были уже наводящиеся РБУ с силовыми приводами. Активное участие в их создании принимали А.Н. Корнев, В.П. Ширшов и Н.И. Красиев.

Большое внимание в институте уделялось подготовке кадров. В 1947 г. по инициативе командования НИМТИ и МТУ ВМФ в Москве были организованы двухгодичные офицерские курсы по неконтактной технике. Преподавали на курсах ведущие ученые и специалисты Института телемеханики АН СССР, Акустического института им. Н.Н. Андреева АН СССР, МВТУ им. Н.Э. Баумана, Московского энергетического института (МЭИ). Выпускники курсов разных лет В.М. Ахутин, Н.В. Гусаров, П.А. Долгобородов, Ю.Г. Ильин, М.Л. Мошенин, В.К. Пестерев, И.Л. Рогачёв, А.А. Строков, А.И. Чернозубов и др. внесли большой личный вклад в развитие отечественного минно-торпедного и противолодочного оружия.

С мая 1947 г. руководил институтом инженер-контр-адмирал Иван Дмитриевич Челышев.

В 1948 году согласно приказу ГК ВМФ № 0962 от 8 сентября НИМТИ был преобразован в Научно − Исследовательский минно-торпедный институт № 3 ВМФ (НИИ № 3).

В первые послевоенные годы активно использовался опыт побежденной Германии в разработке минно-торпедного оружия. На базе немецкой Т-V создавалась первая советская самонаводящаяся торпеда. Комиссия специалистов НИМТИ под председательством видного ученого, профессора вице-адмирала Л.Г. Гончарова проводила на Каспии сравнительные стрельбы двумя торпедами. Всего было сделано 117 выстрелов, в том числе 41 по кораблю-цели. Комиссия пришла к заключению, что по своим данным отечественная торпеда не уступает Т-V. В 1949 г. доработанную с учетом немецкого опыта торпеду предъявили на государственные испытания. В 1950 г. она была принята на вооружение. Торпеда получила наименование САЭТ-50.

SAET 50 800AMN
САЭТ-50, Музей истории ЧФ, Севастополь. Фото DK ALLMINES.NET, 2015

В 1954 г. начальником НИИ 3 стал контр-адмирал Николай Георгиевич Фёдоров, в прошлом начальник минной кафедры Военно-морской академии, начальник минного управления института и заместитель начальника НИМТИ. Вскоре под его руководством НИИ 3 переехал на Обводный канал, в здания бывших казарм лейб-гвардии казачьего Атаманского полка. Большая территория и просторные корпуса Казачьих казарм позволяли развернуться.

По инициативе Н.Г. Федорова в институте начала создаваться достаточно мощная лабораторно-стендовая и производственная база. Вскоре она уже обеспечивала не только проектирование, но и изготовление, а также стендовые и морские испытания макетно-экспериментальных образ­цов оружия. Теперь НИМТИ мог не только отрабатывать основные принципы действия нового минно-торпедного оружия, но и находить технические решения для передачи их промышленности.

В конце 40-х гг. особенно остро встал вопрос о создании противолодочной торпеды. Поиск возможных путей ее создании в НИМТИ начали в 1950 г. Предстояло решить три главные проблемы: обнаружение подводной лодки на всех глубинах ее погружения, пространственное управление торпедой при ее наведении на лодку-цель и подрыв заряда в непосредственной близости от цели. Для выбора и отработки двухплоскостной акустической системы самонаведения торпеды специалисты НИМТИ предложили оригинальное решение - подледные столовые испытания. Проводили их на Ладоге в одной из глубоководных бухт. На ледовом полигоне установили палатки. С ближайшего острова подвели электроэнергию. Для имитации цели использовали специально разработанный шумоизлучатель. Строго ориентированных друг на друга испытываемую аппаратуру и шумоизлучатель опускали под лед. Выбранный по результатам испытаний вариант аппаратуры в дальнейшем полностью подтвердил свои возможности.

В 1954 г. НИМТИ приступил к стоповым и ходовым испытаниям противолодочной торпеды. Руководил испытаниями, как и всеми работами по созданию торпеды, В.М. Шахнович, впоследствии полковник, доктор технических наук, профессор, крупный ученый в области торпедной гидроакустики. Испытания торпеды, изготовленной в значительной мере на производственной базе НИИ-3, полностью подтвердили требования ТТ3. Первая отечественная противолодочная торпеда была принята на вооружение в 1958 г., она получила наименование СЭТ-53. По своим характеристикам она превосходила все имевшиеся в то время зарубежные образцы. Активное участие в ее создании под руководством В. М. Шахновича принимали М.Л. Мошенин, Е.Е. Атакова, П.И. Киселёв и Н.Д. Страшков.

Развертывались работы и по созданию новых дальноходных противокорабельных торпед на сильных окислителях: кислородной при участии А.Б. Тополянского и М.Х. Берсудского по теме «Кит» и перекисноводородной при участии П.И. Алфёрова и А.Н. Калинина по теме «Аллигатор». Обе торпеды были приняты на вооружение соответственно в 1957 и 1965 гг., именоваться они стали 53-56 и 53-57. Значительный вклад в развитие торпед с тепловой энергетикой внес доктор технических наук, профессор Н.Г. Скрынский.

С середины 50-х гг. под руководством Г.В. Логвиновича, впоследствии доктора технических наук, профессора, члена-корреспондента АН УССР, начали разворачиваться работы по исследованию подводного движения реактивных снарядов в режиме развитой кавитации. Теоретические и экспериментальные исследования, проводившиеся под руководством Г.В. Логвиновича, обещали прорыв в решении проблемы скорости подводного движения. Активное участие в этих работах принимали П.И. Алфёров, Е.Н. Пантов и П.Я. Арсентьев.

Не менее интенсивное развитие в НИМТИ получили и работы в области минно-трального оружия. При непосредственном участии специалистов института в послевоенные годы на вооружение флота было принято около двух десятков мин, в том числе телеуправляемая - ТУМ, разработка которой началась в НИИ-3 под руководством А.П. Краева и В.Р. Зацепина еще в конце войны; авиационные в габаритах авиабомб ФАБ-500, ФАБ-1500; подлодочная донная мина - МДТ; противодесантная - КПМ и др.

В 1957 г. на вооружение флота поступила разработанная под руководством Б.К. Лямина первая реактивно-всплывающая мина - КРМ. Это была первая в истории минного оружия мина с реактивной боевой частью.

По ТТ3, обоснованному НИМТИ, разрабатывались многочисленные тралы - контактные и неконтактные. Их создание в значительной мере обусловливалось требованиями послевоенного траления. Испытывались новые тралы при активном участии специалистов НИМТИ практически на боевом тралении. Что было принципиально новым развитии противоминного оружия - так это создание в 1957 г. первого телевизионного искателя - обнаружителя донных мин «Нева». Определяющий вклад в его разработку и дальнейшее развитие этого направления средств борьбы с минами внесли кандидаты технических наук Н. В. Гусаров и В. А. Смирнов.

В целом, характерной особенностью послевоенной деятельности НИМТИ являлась высокая степень экспериментальной отработки каждого образца нового оружия. Наличие развитой лабораторно-стендовой и производственной баз позволяло институту передавать в промышленность для окончательной разработки и последующего предъявления на испытания отработанные макеты новых образцов оружия.

 800AMN
Сборы минеров в НИМТИ /НИИ-3. Присутствуют минеры МТУ, НИМТИ, ВМА и др. ВМУЗ. Прим. 1960 г.
В центре первого ряда инженер-контр-адмирал Федоров Н.Г. и вице-адмирал Костыгов Б.Д.
Можно узнать и других известных минеров. Архив ALLMINES.NET

В 1960 году Директивой ГШ ВМФ № ОМУ/3/13226 от 16 декабря на базе НИИ-4, НИИ-3 и завода № 5 был образован НИИ вооружения ВМФ (4-й институт ВМФ, с 1965 года-28 институт ВМФ). Этой директивой окончилась 28-летняя история Минно-торпедного института - НИМТИ.

Начальники НИМТИ:

  200

 Брыкин Александр Евстратьевич руководил НИМТИ в 1932-1939 

  200

 Курнаков Михаил Никитич руководил НИМТИ в 1939-1947

  200 1

 Челышев Иван Дмитриевич руководил НИМТИ / НИИ-3 в 1948-1954

  200 1

 Федоров Николай Георгиевич руководил НИИ-3 с 1954-1960.
 После слияния НИИ-3 и НИИ-4 - Заместитель начальника НИИ-4 в 1960-1965 и НИИ-28 в 1965-1970 гг.

 

Литература и источники:

Коршунов Ю.Л. Люди, корабли, оружие (к 70-летию 1-го ЦНИИ МО РФ) - СПб.: ООО "НИЦ "Моринтех", 2002.
Коршунов Ю.Л. Военно-морская наука в годы ЫВеликой Отечественной войны. - СПб.: "Галерея Принт", 2005.
Экспозиция ЦВММ
Филиал РГАНТД. Ф.Р-1. Оп.51-5. Д.467. Неконтактный взрыватель для торпед
Архив ALLMINES.NET

Сборы минеров в НИМТИ