mine; naval mine; torpedo;
  • Русская версия сайта

РАЗОРУЖЕНИЕ МИН 1854-1920

РАЗОРУЖЕНИЕ МОРСКИХ МИН
(от первого боевого применения морских мин в 1854 г. до окончания Первой мировой и Гражданской войн 1920 г.)
1854-1920

Разоружение морских мин, как вид боевых действий некоторых соединений и частей военно-морских флотов, возникло на заре боевого применения минного оружия свыше 160 лет назад. Анализ опыта войн, которые велись в период со второй половины 19 века, до 80-х годов 20 века, убедительно показывает, что по мере развития тактико-технических данных минного оружия и тактических приемов его боевого применения, задачи, решаемые разоружением морских мин, все более и более усложнялись и приобретали решающее значение в деле (обеспечения безопасности) плавания кораблей и торговых судов. Представляет интерес рассмотреть, как изменялись тактические и технические задачи, решаемые разоружением мин, и причины, почему некоторые из них отмирали, а другие нарождались и приобретали доминирующее значение. Такой анализ даст возможность  представить себе задачи, которые должны решаться разоружением в современных условиях с учетом развития минного и трального оружия в результате научно-технической революции в военном деле.

Как известно, во время Крымской войны 1853-1856 г. Россия впервые в истории боевых действий на море применила минное оружие для обороны своего побережья по заранее разработанному плану. На оборонительном минном заграждении, поставленном русским флотом у Кронштадта произошли подрывы мин под четырьмя английских корабля. Появление этого нового вида морского оружия заставило английский и французский флоты решить совершенно новую боевую задачу по уничтожению минных заграждений противника. Очевидно, что для этого необходимо было располагать информацией о принципе действия, устройстве и тактико-технических данных русских мин. Агентурные данные были неточными и недостаточными, т.к. русскому флоту удалось сохранить секретность работ по созданию морских мин и их боевому применению. Попытки английского и французского флотов выловить, поднять и разоружить мины, поставленные в заграждения, не увенчались успехом, т.к.  минные заграждения прикрывались огнем береговых батарей. Поэтому получить необходимые данные о русских минах путем их разоружения англо-французскому флоту не удалось.

Все же в ходе этой Крымской войны русские минеры впервые осуществили систематическое разоружение отечественных мин для исследования их боеспособности и определения причин отказов. Ими было поднято, разоружено и изучено большое количество мин, поставленных в оборонительном минном заграждении у Кронштадта. В результате изучения, анализа и обобщения этих данных, разрабатывались мероприятия по устранению производственных дефектов и ошибок личного состава, который готовил мины к постановке.

 1854 400
Электроударная мина Якоби, 1854 г.

Разоружение отечественных боевых мин из числа поставленных ранее в минных заграждениях, с целью определения их боеспособности, выявления причин отказов из-за производственных дефектов и ошибок личного состава, выполняющего приготовление мин и их постановку, с тех пор широко практикуется отечественным и иностранными флотами.

Разоружение мин с этой целью приобретает еще большую актуальность и значимость в настоящее время в связи со значительным усложнением материальной части мин, невозможностью их испытания в различных географических и гидрологических условиях и небольшого количества образцов, используемых при проведении испытаний.

Необычным представляет разоружение мин, поднятых перед ледоставом и 300 мин, которые в момент окончания Крымской войны остались стоять в заграждениях на Кронштадтском рейде, Северном фарватере близ Лисьего Носа, на Реках Дунае и Буге с целью их повторного боевого применения. Поднятые и разоруженные мины были сданы на склады для ремонта и хранения.

Подъем и разоружение отечественных мин после окончания войны с целью их повторного боевого применения с тех пор не практиковался.

Русско-турецкая война 1877-1878 года привела к дальнейшему расширению задач, решаемых разоружением мин. В ходе этой войны русский флот впервые применил мины с активной целью для блокирования турецких кораблей и для воспрепятствования их плаванию по Дунаю. Эти постановки положили начало активному применению минного оружия всеми флотами мира.

Активное применение минного оружия с одной стороны привело к значительному повышению его эффективности, а с другой – открыло неограниченные возможности получения наиболее достоверной информации о минах противника. Действительно, при обнаружении у своих берегов минного заграждения, поставленного противником, в подавляющем большинстве случаев оказывалось возможным без помех с его стороны поднять одну или несколько мин, разоружить и изучить их. Следовательно, выкристаллизовалась новая задача, которая могла решаться во время войны только путем разоружения мин противника, с целью изучения их принципа действия, устройства и основных тактико-технических данных. Полученная в результате разоружения информация позволяла обоснованно определить целесообразность создания для вооружения своего флота мины, аналогичной по принципу действия и устройства образцу, который был разоружен. Кроме этого, можно было установить принципы действия каких приборов разоруженной мины нужно использовать при разработке отечественных мин.

Такой «способ» совершенствования минного оружия своего флота широко применялся рядом иностранных государств. Так, например, разработанный лейтенантом Азаровым Н.Н. штерто-грузовой способ автоматической установки якорных мин на заданное углубление с поверхности воды. В результате разоружения русских мин во время русско-японской и первой мировой войн, был «заимствован» всеми флотами мира и без каких-либо принципиальных и конструктивных изменений применен для установки корабельных мин на заданное углубление.

Можно было бы привести еще ряд примеров, когда иностранные флоты заимствовали у нашего флота без каких-либо изменений принципы действия и даже конструкцию приборов и механизмов мин (приборы срочности, прибор кратности, минный защитник и другие).

Русско-японская война привела к дальнейшему расширению задач, решаемых разоружением мин. Во время этой войны воюющие стороны производили постановку активных и оборонительных минных заграждений, в том числе и в открытых районах. Вследствие длительного воздействия волнения мины отрывались от якорей, всплывали на поверхность, дрейфовали по ветру и течению, выносились на фарватеры и рекомендованные курсы, в результате чего создавалась большая опасность для плавания кораблей и торговых судов, а при попадании на побережье – и для береговых объектов.

Плавающие мины в открытых районах могли быть уничтожены путем подрыва. Мины, попавшие при дрейфе на рейды, в гавани, или на побережье, создающие угрозу находящимся вблизи них кораблям или береговым сооружениям должны были быть разоружены.

Следовательно, в результате широкого использования мин во время Русско-японской войны возникла задача разоружения плавающих на поверхности или выброшенных на побережье мин, создающих угрозу находящимся вблизи них кораблям или береговым сооружениям.

Во время первой мировой войны воюющие флоты применяли для постановки активных и оборонительных минных заграждений против надводных кораблей и подводных лодок якорные контактные и управляемые мины различных модификаций. Уничтожение минных заграждений из таких мин успешно осуществлялось контактными тралами, состоящими на вооружении военно-морских флотов к началу войны. Это обеспечивалось тем, что контактные тралы всех образцов воздействовали на общий для всех якорных мин элемент – минреп, без которого мины не могут быть созданы. Поэтому задачи противоминной обороны могли быть решены даже при полном отсутствии информации о параметрах конструкции якорных мин, установленных в минном заграждении, которое должно быть вытралено.

Поэтому, несмотря на различные конструкции якорных мин воюющих стран и увеличению их расхода почти в 60 раз, по сравнению с Русско-японской войной, задачи, решаемые разоружением мин в ходе Первой мировой войны, практически не претерпели изменений.

К концу первой Мировой войны разоружение мин проводилось с целью:

- Исследование боеспособности отечественных мин
- Изучение принципов действия, устройства и тактико-технических данных мин противника для установления уровня развития его минного оружия и определения целесообразности вооружения отечественного флота аналогичными образцами мин, приборов и устройств
- Обеспечение безопасности надводных кораблей, подводных лодок, судов и береговых сооружений от плавающих на поверхности и выброшенных на берег мин

Приведенные выше примеры показывают, что до конца первой мировой войны выполнение тактических задач противоминной обороны не зависело прямо или косвенно от результативности работ по разоружению мин противника. Поэтому разоружение мин противника во время войн 19 и начала 20 веков производилось только эпизодически от случая к случаю.

Задачи, решаемые разоружением мин, изменились и приобрели первостепенное значение в деле обеспечения противоминной обороны с момента, когда в активных и частично в оборонительных минных заграждениях начали применяться автономные донные мины с неконтактными взрывателями различных принципов действия.

Как известно, в самом конце П.м.в. английский флот впервые применил неконтактные донные мины с магнитным взрывателем для постановки минных заграждений на реках и в прибрежной зоне против кораблей немецкого флота.

Во время гражданской войны и военной интервенции против страны Советов английский флот 1919 г. поставил минные заграждения из донных мин с магнитным взрывателем на Северной Двине, важнейшей водной артерии севера европейской части России. Средств борьбы с этими минами не было и даже еще не наметились пути их создания. Речные контактные тралы не были пригодны для траления донных неконтактных мин.

Корпус мины состоял из нижней цилиндрической и верхней конической частей. Сделан он был не из стали, как у контактной мины, а из бетона. Нижний диаметр мины составлял 762 мм, верхний диаметр 528 мм, высота мины 794 мм. Общий вес мины составлял 713 кг. Заряд мины в 360 кг тротила размещался внутри корпуса в резиновом мешке. Все металлические детали мины были сделаны из меди. Англичане ставили мины с деревянной баржи с помощью крана, вместимость баржи — 20 мин. Буксировал баржу катер с деревянным корпусом. Глубина постановки достигала 25–30 м.

English Mine Pic 1919 800amn
Внешний вид английской магнитной мины, примененной на С.Двине в 1919

Противник имел право предполагать, что молодой советский военно-морской флот не сможет вытралить и уничтожить эти минные заграждения и обеспечить безопасность плавания речных судов по Северной Двине. В результате будут сорваны перевозки пополнения, вооружения боеприпасов и продовольствия для частей Красной армии, ведущих боевые действия на Севере против белогвардейцев и английских интервентов, а также перевозки народно-хозяйственных грузов и продовольствия для населения. Но интервенты просчитались. (Факт применения англичанами мин на Сев Двине отсутствует в иностранной литературе, а также не приводится техническое описание первых неконтактных мин).

Советские минеры под командованием Дорохова Николая Николаевича в кратчайший срок и с минимальными потерями успешно разминировали реку. Впервые в истории противоминной обороны для поиска и разоружения мин были использованы водолазы, обученные минному делу. 29 сентября 1919 г. у острова Селец извлекли первую донную мину. Дальнейший поиск и разоружение мин осуществлялся командами из водолазов и минеров.

Все водолазное снаряжение было изготовлено из немагнитных металлов. Даже наконечник щупа (штока), которым водолаз проверял, что мина не ушла в грунт, был изготовлен из бронзы. В минно-опасных районах под воду опускался водолаз, который визуально или щупом (штоком) обследовал дно реки. При обнаружении мины стропил ее пеньковым тросом, второй конец которого подавался на берег. Мина вручную вытаскивалась на берег. Если при перемещении мины в  земном магнитном поле она не взрывалась, то на берегу ее разоружали.

Всего было разоружено несколько десятков английских неконтактных мин. Опыт показал, что в районах, где взрыв мины при извлечении мины из воды мог привести к разрушению береговых объектов, необходимо производить разоружение под водой.

Водолазы, как правило, производили поиск мин в тех местах, где по показаниям жителей, или по агентурным данным корабли интервентов производили постановку минных заграждений, либо в районах, где происходил подрыв речных судов и можно было предполагать, что вблизи на грунте имеются донные мины.

Естественно, что невозможно было обследовать водолазами русло Северной Двины от устья до места, куда проникали корабли интервентов при плавании вверх по течению. Возникла настоятельная необходимость средства уничтожения донных мин на грунте, без необходимости предварительного обнаружения их водолазами. Используя данные, полученные в результате изучения принципа действия, устройства и параметров срабатывания разоруженных на Двине английских неконтактных донных мин с магнитным взрывателем, советские минеры в исключительно короткие  сроки в условиях гражданской войны, иностранной интервенции, голода и разрухи разработали неконтактный электромагнитный трал для траления (уничтожения) этих мин. К работам по созданию неконтактного трала был привлечен известный русский магнитолог преподаватель ВМА полковник Владимир Яковлевич Павлинов и консультант ГУК по минному делу бывший генерал-майор по флоту Николай Николаевич Шрейбер. Шрейбер разработал и изготовил в своей мастерской первый в мире электромагнитный трал, который получил наименование «трал Шрейбера-Павлинова». В основу создания трала была положена простая конструкция, легко реализуемая на уровне развития физики, которая была достигнута к 1920 году. Трал должен был создавать магнитное поле, что легко осуществлялось при протекании электрического тока  по проводнику, имитирующее магнитное поле корабля, в некотором объеме водного пространства, окружающем тральную часть. При воздействии на мину магнитного поля, созданного тралом, взрыватель срабатывал, и мина взрывалась. Испытания трала проводились в районе Котласа на английской донной мине, разоруженной командой минеров Дорохова Н.Н. Работа по созданию трала была успешно закончена, почти на 20 лет опередив иностранные флоты, в том числе и английский. В. Я. Павлиновым было разработано несколько конструкций буксируемого электромагнитного трала, наиболее эффективной оказалась конструкция так называемого  «щиткового» варианта трала.

English Mine 1919 800amn
Электрическая схема английской донной магнитной мины 1919 г.

Магнитный замыкатель являлся главным прибором мины. Под действием магнитного поля корабля магнитная стрелка замыкала контакт, подавая ток батареи на взрыватель. Мина имела 2 гидростатических предохранителя, замыкавших контакты на глубине более 5 м и часовой механизм со временем отработки 30 мин.

К сожалению, опыт поиска, подъема и разоружения донных мин на Северной Двине не был учтен при подготовке минеров в довоенный период и не нашел отражения в наставлениях по борьбе с минной опасностью. Забегая вперед, интересно отметить, что хотя в Великобритании и разработали первую магнитную мину и имели все необходимые данные для успешного создания неконтактного трала, но и британские минеры оказались полностью не готовы к встрече с немецкими неконтактными минами во Второй мировой войне. Великобритания заплатила наибольшим количеством жизней минеров и участников траления в борьбе с неконтактными минами Германии.