• Русская версия сайта

ИСТОРИЯ 15 АРСЕНАЛА ВМФ. ЧАСТЬ 1 (1938-1945)

ИСТОРИЯ 15 АРСЕНАЛА ВМФ (Большая Ижора)
Часть 1. Склад 146. 1938-1945
 

   История 15 Арсенала ВМФ начинается со строительства склада 146 морских боеприпасов. Вторым пятилетним планом развития народного хозяйства СССР (1932-1937) предусматривалось резкое увеличение финансирования на нужды флота. Постановление Совета Труда и Обороны № 37 от 20 июня 1933 г. принято решение о строительстве в пос. Большая Ижора складов 1 разряда Главного военного порта (Кронштадта) Краснознаменного балтийского флота. В июне 1933 специальной комиссией во главе с помощником командующего КБФ в районе Большая Ижора – Борки была выбрана территория для расположения складов. В декабре 1935 г. был готов генплан, рассчитанный на 6 лет строительства.

Как и многие стройки того времени, строительство велось ударными темпами, с применением современной, по тем временам, техники. Объекты строились защищенными от попадания снарядов и бомб. Знакомиться с подземной стройкой приезжали даже строители Московского метрополитена.

30 сентября 1936 г. приказом командующего КБФ к исполнению должности начальника склада 1 разряда ГВП в Ижорском укрепрайоне допущен военинженер 2 ранга Березкин Алексей Михайлович. Алексей Михайлович имел богатый опыт флотской службы. Начав службу матросом Балтфлота до революции, Березкин А.М., к моменту назначения, имел за плечами опыт разработки взрывчатых веществ в НИИ, руководства военного склада в Кронштадте, учебу в Артиллерийской академии. Березкину было поручено участвовать в проектировании склада № 146, а в разгар строительных работ уже имевшего инженерный опыт Березкина обязали вести наблюдение за строительством арсенала (на момент назначения ИД штат арсенала еще не был сформирован).

В декабре 1936 г. НКО СССР утвердил штаты Ораниенбаумского военного порта, являвшегося отделением ГВП КБФ, в состав которого входил и склад в Б. Ижоре.

29 декабря 1936 г. приказом командующего КБФ для приемки первых объектов склада приступила к работе постоянная комиссия, заместителем председателя которой являлся Березкин А.М.

В 1937 г. в эксплуатацию вступили тоннельные торпедные и наземные минные склады, а в 1938 г. – остальные хранилища и объекты. 

27 мая 1938 года Ижорский склад вступил в строй действующих объектов Балтийского флота. В этот день сюда поступила первая партия боезапаса. Начались поставки боеприпасов до ста вагонов в сутки. К этому времени уже были сданы в эксплуатацию 7 подземных хранилищ, открытые площадки, торпедная, электроминная и укупорочная мастерские, кузница, караульные, жилые и казарменные помещения. Остальные объекты были в процессе достройки.

9 сентября 1938 г. приказом Народного Комиссара ВМФ СССР № 0977 Березкин Алексей Михайлович утвержден в должности начальника Ижорских боескладов Главного военного порта КБФ. (Таким образом, у Арсенала две даты создания: 27 мая, когда склад фактически вступил в строй, и 9 сентября, которое считается днем образования арсенала и праздником части.)

 

 200 16
Березкин Алексей Михайлович

Склад 146 входил в структуру Артиллерийского управления КБФ. При этом, минно-торпедный отдел склада подчинялся Начальнику МТО КБФ.

В 1938-1939 гг. прошло переформирование и упорядочение номеров складов, и Ижорские склады были переименованы в «Склад № 146» с подчинением Артиллерийскому отделу КБФ.

 

Main Building BI 800
Главное здание арсенала, построено в 1938 г.
Источник:
spb-guide.ru, автор Богданов Е.Г.

В 1938-1939 гг. продолжилось укомплектование склада личным составом и были назначены:

Начальником артиллерийского отдела - майор ЕВСЕЕВ Александр Михайлович;
Начальник минно-торпедного отдела - капитан 3 ранга АНДРЕЕВ Николай Андреевич;
Начальником торпедных мастерских - СКАРДАНИЦКИЙ Евгений Николаевич;
Инженером-электриком - воентехник 1 ранга БАСКАКОВ Владимир Григорьевич;
Инженером-механиком - воентехник 1 ранга САЛЫГАНОВ Иван Федотович.

С первых дней формирования арсенал столкнулся с нехваткой квалифицированных кадров. Учитывая специфику арсенала, А.М. Березкин предложил создать при арсенале фабрично-заводское училище (ФЗУ). Школа готовила артиллеристов, торпедистов и минеров (группы А, Т, М). Начальником школы ФЗУ был старший техник-лейтенант Михаил Иванович Старков, затем его сменил Малышев Александр Никонорович. Необходимый контингент молодежи с образованием не ниже 7-8 классов набрали из окрестных деревень и поселков. Учащиеся находились на казарменном положении, питание было бесплатным. Преподавателями общеобразовательных и специальных предметов были сотрудники из числа инженерно-технического состава арсенала и учителя средней школы. ФЗУ сделало два выпуска высококвалифицированных специалистов и обеспечило квалифицированными кадрами не только 146 склад, но также и Кронштадтский арсенал, а в 1940 г. – Таллинский арсенал.

С началом «Зимней» войны (советско-финляндской) в 1939 г., целью которой было отодвинуть границы СССР от крупных административных и промышленных центров, арсенал принимал самое непосредственное участие, обеспечивая флот всеми видами боеприпасов. Впервые арсеналу представилась возможность в боевых условиях проверить свою готовность к действию и качество подготовки морского оружия. Во время финской кампании работа в арсенале шла непрерывно: поступающий по железной дороге боезапас надо было разгрузить, рассортировать и доставить в хранилище. Параллельно шла выдача снарядов, зарядов и патронов береговым батареям и кораблям.

С первых дней войны была сформирована автоколонна из 25 машин для доставки боеприпасов в действующие части на Карельский перешеек и Ладожскую флотилию. Командир автовзвода мичман А.П. Солодухин двенадцать раз водил колонну в тяжелых зимних условиях, часто при 40-градусном морозе и обстрелах финских «кукушек». Все рейсы он провел благополучно, без потерь личного состава.

В 1939 году было принято более 2000 вагонов разных боеприпасов. Отправлено около 600 вагонов мин, торпед и артиллерийских снарядов кораблям и береговой артиллерии, для морской авиации — более 1000 вагонов авиабомб.

1 сентября 1939 г. началась Вторая мировая война. Дальнейшим углублением стратегической обороны и переносом границ СССР стало присоединение к Советскому Союзу Литвы, Латвии и Эстонии. Краснознаменный Балтийский флот получил новые военно-морские базы в Таллине, Риге, Либаве (сейчас Лиепая). Оборудование новых пунктов базирования кораблей, береговой артиллерии и морской авиации потребовало от органов тыла большей нагрузки и оперативности в работе. В Европе продолжалась война. Арсеналу было удвоено задание на подготовку боеприпасов. Только за первую половину 1941 года поступило 946 вагонов, отправлено 607 вагонов боеприпасов.

В мае 1941 года арсенал в очередной раз посетил командующий КБФ вице-адмирал В.Ф. Трибуц. Разобравшись с нуждами арсенала и его деятельностью, Владимир Филиппович приказал ускорить строительство подземного хранилища № 8 и распорядился прислать в арсенал железнодорожный батальон для строительства железнодорожного пути. Технологический процесс пошел быстрее.

22 июня 1941 г. Германия напала на Советский Союз. На второй день войны личный состав арсенала перешел на двухсменную работу (каждая смена по 12 часов) по приготовлению минно-торпедного и артиллерийского боеприпаса. Арсенальцы досрочно выполняли все задания. Мастера торпедной мастерской Новиков, Путов и техник Королев по несколько суток не уходили из мастерской, пока не закончили приготовление торпед и не отправили их на корабли.

Начальник артиллерийской мастерской капитан А.А. Шагун, мастер П.А. Орлов, бригада девушек лаборатории под руководством А.Ф. Туляковой так же, как и торпедисты, сутками не выходили из мастерской. В первые дни войны через руки работников артлаборатории прошли десятки тысяч снарядов и зарядов к ним для орудий крупного и среднего калибра (снаряд калибра 203-мм весит 131 кг, а 406-мм — больше тонны!).

За шесть дней войны арсенальцы смогли подготовить и отправить 250 вагонов минно-торпедных и артиллерийских боеприпасов кораблям и частям флота, в том числе и морским путем.

В это время на территории арсенала находилось большое количество боеприпасов с залитым взрывчатым веществом, хранились первичные и вторичные детонаторы. Около 2000 тонн взрывчатых веществ содержалось только в минно-торпедном боезапасе.

Техническая территория арсенала — наземные хранилища и мастерские — была хорошо закамуфлирована, подступы к ней одернованы, а подъезды к хранилищам замаскированы сетками с нарисованными растениями. Отдельные помещения были закрыты зеленью. Эта большая, умело продуманная работа была выполнена менее чем за месяц семьями военнослужащих, учителями и школьниками Большой Ижоры и ближайших населенных пунктов под непосредственным руководством инженера-строителя склада 146 военинженера 3 ранга Николая Елисеевича Мезенцева.

Успеху в боевых действиях флота на море в известной мере способствовало то, что личный состав арсенала сумел сохранить и подготовить к боевому использованию минно-торпедные боеприпасы и доставить их кораблям и минно-торпедной авиации. К 30 июня 1941 года корабли КБФ уже поставили 3500 морских мин и минных защитников.

В 1941 году на минах подорвались и погибли 18 немецких и три финских корабля, 10 торговых судов.

Всего флот в разных районах Балтики за период с 1941 по 1943 год поставил 14730 мин и минных защитников.

Вся ответственность за эту работу лежала на минно-торпедном отделе арсенала, руководимом капитаном 3 ранга Николаем Андреевичем Андреевым, а с февраля 1942 года и до окончания войны — инженер-капитаном Яковом Петровичем Борисовым. 

В условиях надвигающейся угрозы захвата Ижорского укрепленного района, а следовательно, территории Морского арсенала, 20 августа военный совет фронта принял решение о перебазировании склада 146 в Ленинград и его окрестности.

Оставляемая территория переходила под охрану и оборону Ижорского укрепрайона. Поэтому командование ИУР поставило перед арсеналом задачу — подготовить и установить противотанковые и противопехотные минные поля на подступах к фортам и Финскому заливу. Арсенал не располагал противотанковыми и противопехотными минами. На нашу просьбу штаб флота ответил, что указанными минами не располагает, и рекомендовал изготовить мины своими силами и средствами.     

Начальник арсенала А.М. Березкин еще в июле 1941 г. поручил старшему минному технику Я.П. Борисову создать противотанковую мину из имеющегося на складе артиллерийского и трального боезапаса. Борисов обратился за помощью в НИИ минно-торпедного оружия, к капитану 1 ранга Ф.М. Милякову. Вместе они придумали и испытали противотанковую мину на базе 100-мм артснаряда, используя в качестве первичного детонатора взрыватель от трального подрывного патрона.

Рабочими арсенала было изготовлено свыше восьми тысяч противотанковых мин. Федор Мартынович Миляков с риском для жизни лично испытал «самоделки», после этого мины пошли в дело. Таким же образом были изготовлены и противопехотные мины нажимного действия.

В августе 1941 года арсеналом было предложено Лужскому укрепленному сектору и Ижорскому укрепрайону минировать сухопутные участки подступов к Ленинграду глубинными бомбами, бракованными боевыми зарядными отделениями (БЗО) торпед и трофейными снарядами, имеющимися в арсенале.

Работы по минированию выполнялись в течение 25-30 дней инженерно-техническим составом арсенала у деревень Муково, Копорье, Гостилицы, а миной «Рыбка» - в районе Новгорода. Было установлено около 20 тысяч фугасов. Работники арсенала в августе 1941 года сконструировали и изготовили взрыватель нажимного действия, надежно обеспечивающий взрыв снарядов и мин, поставленных в землю, при движении танков. Часть таких взрывателей была передана в Таллин для минирования артиллерийскими снарядами старых образцов.

В подготовке и постановке противотанковых мин в арсенале участвовали Борисов Б.Я., Петелин С.Н., Скарданицкий Е.Н., Райгородецкий М.Б., Ширяев А.И., Столяров Е.Е. и др., всего – 25 человек.

24 августа 1941 года отдельный караульный батальон, который был создан для охраны объектов части по приказу командования флота, в составе 750 человек был направлен на фронт. В районе деревни Гостилицы Ломоносовского района в ожесточенной схватке с гитлеровскими захватчиками батальон в течение нескольких недель мужественно защищал подступы к Ленинграду. Погиб почти весь личный состав батальона, но позиций своих не оставил.

20 сентября 1941 г. было закончено минирование всех зданий и сооружений склада. 30 октября 1941 г. было закончено минирование подступов к складам и фортам.

За перебазирование имущества арсенала и размещение на новых площадках были назначены ответственные:

Артиллерийский отдел, ответственный — начальник артиллерийского отдела майор А.М. Евсеев; Минно-торпедный, ответственный — начальник минно-торпедного отдела капитан 3 ранга Н.А. Андреев; оборудования мастерских и хранилищ было возложено на инженера-механика арсенала Салыганов И.Ф.

Слаженная и четкая работа арсенальцев позволила 23 августа начать перебазирование боеприпасов в Ленинград. Спустя двое суток личный состав, не занятый на эвакуации, приступил к минированию подступов к арсеналу. Но германские части не смогли подойти к арсеналу - 8-я армия, артиллерия Ижорского укрепленного района и Кронштадта, корабельная артиллерия не позволили это сделать.

Сотрудники арсенала работали по 12—16 часов, днем и ночью. Питание доставляли к местам погрузки. Погруженный в железнодорожные вагоны боезапас сразу отправлялся в Ленинград. Вагоны разгружали на вновь создаваемых объектах (площадках). Их вначале было шесть, затем — 12, а еще позже — 17. Разгрузку производил личный состав арсенала, а также прикомандированные краснофлотцы и красноармейцы под руководством мичманов: М.А. Лавриненко, Е.М. Медведева, А.П. Солодухина и Ф.А. Кузнецова; командиров: А.И. Гусакова, А.Я. Дмитриева, А.Н. Малышева, Г.М. Беликова и П.М. Журовского.

Если артиллерийский боезапас и оборудование арсенала перевозились в Ленинград по железной дороге, то минно-торпедный боезапас должен был транспортироваться в Ораниенбаумский порт для загрузки в специальные баржи. До Ораниенбаумского порта доставка производилась автомобилями и внутренним железнодорожным транспортом арсенала. 

Вначале, для размещения арсенала в Ленинграде, было создано 12 площадок — объектов для хранения боеприпасов в центральной части города и на его окраинах: «Фондовая биржа», «ЦПКиО им. С. М. Кирова», «Политехнический институт», «Кушелевка», «Ржевка», «Заневский Пост», «Лаврики», «Завод 103», «Гребной порт», «Ваганово», «Рахья» и «Морье». Но этих площадок оказалось недостаточно, и пришлось вскоре оборудовать еще пять.

 

MAP 1941 800 AMN
Схема размещения объектов арсенала после эвакуации.
Площадки хранения: 1 – Елагин о-в – артбоезапас, мины, торпеды, электроминная лаборатория; 2 – Фондовая биржа – стрелковый боезапас; 3 – парк Политихнического института – артбоезапас; 4 – станция Кушелевка – минно-торпедное оружие, заливочная и патронозарядная мастерские; 5 – Ржевка – артбоезапас; 6 – Заневский пост; 7-10 – артбоезапас и минно-торпедное оружие; 11 – Гребной порт – минно-торпедное оружие; 12 -Торговый порт – корпуса снарядов и оборудование; 13 – завод № 103 – торпедная и минная мастерские; 14 – Калашниковская набережная – артбоезапас; 15 – Старая Деревня – выплавка ВВ из боеприпасов; 16, 17 – Большая Ижора, гора Валдай – артбоезапас.
 

Новые мастерские, если была возможность, оборудовались защищенными от артиллерийских обстрелов и бомбежки. Самоотверженно работали все, но особенно в этих условиях отличились: Мартюков, Ф. Гуров, Т.М. Мурашов из подразделения инженера-строителя; И.П. Тихомиров, И.А. Антонов, С.Е. Мощнин из подразделения инженера-механика; И.М. Калтырин, А.И. Карцев, А.А. Сладков из подразделения инженера-электрика и другие.

Непосредственным исполнителем заданий по строительству мастерских был вольнонаемный работник Мартюков. Он был отличный специалист плотницкого и столярного дела.

Рядом с мужчинами на обслуживании мастерских работали и девушки-краснофлотцы: Ольга Каткова, Лена Подхватилина, Нина Степанова и Мария Волигова. Все вместе они обеспечивали без задержек эксплуатацию всего механического и теплотехнического оборудования. Особым профессионализмом отличались Николай Михайлович Алексеев и Александр Григорьевич Лазарев. При общей нехватке мужчин в тылу возникла потребность в призыве большого количества женщин. Курсы подготовки были организованы прямо в арсенале. На курсах изучали правила службы согласно Уставов ВС ССР и правила работы с артиллерийском и минно-торпедным боезапасом.

 

 800 6

Девушки-матросы, окончившие курсы подготовки в арсенале. 1942 г.
В первом ряду (сидят): А.М. Березкин, А.М. Евсеев, А.Ф. Канищев, А.И. Гундоров, Пянков.

Штаб арсенала располагался в ЦПКиО им. Кирова. Из штаба со всеми объектами была установлена телефонная связь. За связь в арсенале отвечали инженер-капитан М.Б. Райгородецкий, его заместитель старшина И.С. Колосенко , девушки-краснофлотцы Дарья Гужевая, Нина Липатова и другие.

На Кировских островах разместился торпедный «цех» (современное название островов - Крестовский, Елагин и Каменный). Условий для ремонта и подготовки торпед не было, оборудования и инструментов не хватало. Было решено объединить торпедные мастерские склада 146 с аналогичным подразделением склада 52 ВВС КБФ, обеспечивающим 1-й торпедный (в дальнейшем – гвардейский) минно-торпедный авиаполк (1 мтап). С 12 октября по 28 ноября 1941 г. складу 52 было подготовлено и передано 40 авиационных торпед, к 28 февраля 1942 г. – еще 40 торпед.

Кроме торпедистов, на складе ВВС находились и минеры, занятые сборкой авиационных мин. Якоря мин, находившиеся на открытых площадках, оказались заполненные замерзшей водой. Якоря размораживали открытым огнем. Собранные мины также хранили на открытых площадках. Территория входила в зону ежедневного артобстрела. Во время обстрелов мины рассредоточивали, растаскивая друг от друга с таким расчетом, чтобы при взрыве одной мины не могли сдетонировать другие. В феврале 1942 началась подготовка мин Гейро АМГ-1, по ноябрь 1942 г. было выставлено 1 мтап 202 авиационных мины.

В начале 1942 года было получено распоряжение о передаче отдельных частей боеприпасов в Кронштадт. Перевозка производилась, в основном, на санях. При перевозке минно-торпедных боеприпасов пригодились опыт и знания начальника торпедной мастерской капитана Е.Н. Скарданицкого.

28 марта 1942 г. германский самолет обнаружил скопление железнодорожных вагонов в районе Ржевки. Рядом со станцией находился НИМАП - научно-исследовательский морской артиллерийский полигон. Во время блокады лаборатории полигона занимались подготовкой боеприпасов - заряжали снаряды взрывчаткой. За сутки изготавливалось свыше 7 тыс. артиллерийских выстрелов и 3 тыс. мин. На путях станции находилось около 400 вагонов, из которых 130 были с боеприпасами. В тот же день и ранним утром следующего дня станция и окрестности подверглись интенсивному артиллерийскому обстрелу. Один из снарядов попал в вагон с аммоналом, который, сдетонировав, вызвал детонацию взрывчатки остальных вагонов. Прогремел огромной силы взрыв. Спустя несколько минут - второй взрыв.  Сила взрыва была такова, что скаты вагонов летели за сотни метров, а все деревянные постройки вокруг вокзала превращались в щепки и горели. Взрывом было совершенно разрушено до 20 зданий, расположенных на станции и прилегающих к ней улицах. Около 400 зданий, находящихся в радиусе до 2 километров, получили повреждения (разбиты крыши, выбиты рамы и пр.). Взрывом было разрушено около 70 вагонов с боеприпасами и около 40 вагонов повреждено. Станция Ржевка, через которую проходила «Дорога жизни» была разрушена…

Ленинград был в блокаде и поставки боезапаса прекратились. Так как флот был заблокирован минной блокадой, а на складах хранилось большое количество минно-торпедного боезапаса. Арсенал разработал технологический процесс извлечения ВВ из мин и глубинных бомб для заливки корпусов снарядов, при этом не допускалось попадание в тротил даже пылинки. Исполнение этой ответственной операции было доверено опытному специалисту — начальнику отделения хранения минно-торпедного оружия капитану М.И. Старкову. Большая заслуга в организации технологического процесса по заливке и изготовлению боевых снарядов из практических принадлежит начальнику производственного отдела А.И. Гундорову и интенданту 2 ранга А.И. Маслову.

В мае-июне 1942 г. была организована подготовка мин «Мираб» и «ЭП-36» 

Лучшим специалистом по взрывчатым веществам и порохам в арсенале был Александр Иванович Гундоров. К началу ВОв он имел уже более 20 лет опыта работы со взрывчатыми веществами. Активным рационализатором был старший техник-лейтенант Морозов — начальник объекта «Кушелевка». Он внес 10 рацпредложений, в том числе об использовании отходов от флегматизаторов для изготовления тугоплавкой мастики. 

 800 6
Слева направо: стоят А.И. Гундаров, И.М. Баженов, Н.Е. Мезенцев
Сидят: Я.П. Борисов, А.Ф. Канищев, А.М. Березкин, ?

В начале 1944 г. продолжали функционировать временные объекты — площадки с боеприпасами. Их к этому времени насчитывалось семнадцать.

В марте 1944 инженер-полковника Алексея Михайловича Березкина перевели в НИМТИ. Новым начальником склада № 146 КБФ был назначен полковник интендантской службы В.Г. Абрамова. Василий Григорьевич Абрамов служил в Главном артиллерийском управлении ВМФ. Абрамов вложил много труда в восстановление и дальнейшее расширение производственной базы и хранилищ арсенала. Полковник Абрамов был требовательным к себе и подчиненным, хорошо знал свое дело. Как человек отличался скромностью и вежливостью. Со всеми был корректен, пользовался уважением и авторитетом у всего личного состава арсенала.

В середине марта 1944 г. поступило приказание Командующего флотом о перебазировании всех структур арсенала на прежнее место. Практически вся инфраструктура осталась целой и не пострадала от бомбежек и артобстрелов. 

Во время войны в Артиллерийском отделе арсенале служили и работали: начальник артиллерийского отдела майор Александр Михайлович Евсеев и его подчиненные — начальника учетно-операционной части капитан Александр Никанорович Малышев, начальник производства майор Александр Иванович Гундоров, начальники объектов капитан Павел Андреевич Акулиничев, старший техник-лейтенант Владимир Матвеевич Труфанов, старший лейтенант Михаил Семенович Васильев, начальники мастерских капитан Андрей Андреевич Шагун и капитан Петр Михайлович Журавский, начальник объекта капитан Андрей Яковлевич Дмитриев. Среди отличившихся были мичманы, старшины и краснофлотцы. Вот некоторые имена: командир взвода объекта мичман Кузьма Константинович Агарков, заведующий хранением боезапаса на объекте мичман Михаил Арефьевич Лавриненко, старшины и краснофлотцы артлаборатории В.И. Бойков, С.А. Степченко, А.Г. Колоколов, Н.К. Троицкий, А.Г. Уринга, М.М. Осминин, Н.А. Максимов, В.М. Баюринов, Е.П. Гусев, Ветров, Шиппеленко, Жаров, Бодров, Акишев, Шлепкин, Князев и С.П. Епифанов.

В арсенале отважно трудились девушки-краснофлотцы и старшины артлаборатории Анастасия Сивкова, Антонина Тулякову, Тамара Сашукова, Антонина Коростылева, Нина Власовских, Валентина Алюнина, Люся Марьянина, Валентина Уринг, Вера Брюхова, Дуся Евсеева, К.П. Бодрова, Л.Н. Лира, Л.А. Пепельшева, В.Н. Смирнова, Галина Маслова, Людмила Шиханова, Полина Гостева, В.Я. Шитова, Ушнурцева и Е.И. Гуженок.

Самоотверженно трудились во время блокады воины автомобильной службы: старший техник-лейтенант Сергей Романович Фигловский, мичман Александр Солодухин, мичман Егор Медведев, старшины и краснофлотцы — водители автомашин Иван Семенович Михайлов, Захар Александрович Кузьмин, М. Галантер, Липлянский, Белорибкин, Иванов и Колобченко.

В железнодорожной службе трудились не покладая рук старший техник-лейтенант Мотовилов, старшина Семенов, краснофлотцы А. И. Иванов, Скоропатенко.

В механической службе: старшины и краснофлотцев Николая Михайловича Алексеева, Александра Григорьевича Лазарева, Ивана Антоновича Антоновича, Сергея Ефимовича Мошнина, Ивана Сергеевича Морозова, Лаптева, Шевченко и Борщевского, женщин-краснофлотцев Ольгу Каткову, Лену Подхватилову, Нину Степанову и Марию Волгину.

В электротехнической службе особо отличились инженер-капитан 3 ранга Владимир Григорьевич Баскаков, старшины и краснофлотцы Александр Антонович Сладков, Милешкин, Николай Иванович Калтырин и Александр Ильич Карцев. Возглавлял Электротехническую службу начальника технического отдела инженер-майора Ивана Матвеевича Баженова. 

Обеспечивали хранение, ремонт и приготовление минно-торпедного боезапаса: начальник торпедной мастерской капитан Евгений Николаевич Скарданицкий, инженер мастерской Борис Александрович Ларченко, начальник хранения минно-торпедных боеприпасов капитан Михаил Иванович Старков, начальник минных мастерских инженер-капитан 3 ранга Сергей Иванович Петелин, инженер-капитан Анатолий Александрович Никитин, капитан Василий Васильевич Макке, инженер электроминной мастерской старший техник-лейтенант Г.Н. Буре; мичманы: А.И. Красавин, А.И. Ширяев, Е.Е. Столяров и Л.М. Королев; старшины и краснофлотцы: В.В. Молчанов, В.Н. Леонов, Петкин, Бертов, Крутов, Макаркин, Липатов, Волков, Капранов, Новиков, Белов, Андрияш, Шлепкин; девушки-краснофлотцы и старшины: Терлецкая (Скарданицкая), Мозалева, Соколова, Спасская, Павлова, Горнева, Данилова; сестры: Мартынова, Григорьева, Итти, Чудновская, Лаур, Матвеева, Захарова, Ткачевы, Соловьева; вольнонаемные: А.С. Иванова (Космынина), А.А. Елисеенко, Н. Свинчковская, А. Субботина. 

С продвижением советских войск на запад, освобождались гавани и порты, расширялась операционная зона флота. Это требовало очистки освобождаемых акваторий от мин. Начиная с марта 1944 г. Балтийский флот приступил к боевому тралению. Траление в Нарвском заливе потребовало большого напряжения моральных и физических сил. За период с 7 мая по 15 октября 1944 года здесь было уничтожено 1015 мин и 307 минных защитников. При тралении вражеских минных заграждений происходила большая потеря тралов (от воздействия минных защитников, противотральных устройств на минрепах, а также взрывов самих мин). В арсенал стали поступать одна за другой заявки на отгрузку трал-частей и тральных комплектов. Значительно прибавилось работы минно-торпедно-тральному отделу. В особо трудные часы на подмогу к нему приходили артлаборатористы и другие работники арсенала.

Начались активные действия вдали от родных берегов и у 1-го гвардейского минно-торпедного авиационного полка. Минно-торпедный отдел регулярно готовил и подавал авиационные торпеды и мины. 25 апреля 1945 г. было подготовлено и отправлено 15 авиационных торпед для ВВС флота. Они оказались последними, приготовленными арсеналом, в этой войне.

8 мая окончилась Великая Отечественная война, и хотя обеспечение кораблей противоминным оружием для боевого траления в Балтийском море продолжалось еще более 10 лет, в остальном арсенал переходил на непривычное расписание мирного времени. 

ЛИЧНЫЙ СОСТАВ (ОФИЦЕРСКИЙ И МИЧМАНСКИЙ) СКЛАДА 146 1938-1945 >>>>>

Уважаемые ветераны 15 арсенала, любители истории флота и морского подводного оружия, минеры!
Для подготовки части 2 Истории 15 арсенала нужна помощь: фио командиров, фотографии разных лет, историческая справка за период до наших дней, биографические данные арсенальцев разных лет.

 

Литература и источники:
1.Салыганов И.Ф. «Морской арсенал на защите Ленинграда», Л., 1977 г.
2.«Стражи подводных глубин». Сборник статей к 70-летию УПВ ВМФ. 2008
3.Сайт «Подвиг народа» http://podvignaroda.ru
4.Сайт «Достопримечательности Санкт-Петербурга» https://www.spb-guide.ru, фото Богданова Е.Г.
5.Сайт «Книга Памяти Великой Отечественной», фото Седельникова А. - 28.07.2010 http://lenww2.ru/index.php/region01/index.php?id=1077&option=com_content&view=article
6.Архив ALLMINES.NET

Главное здание арсенала

Главное здание арсенала