• Русская версия сайта

История базы торпедного вооружения 2708, "Северный арсенал". Часть 1: 1933-1945

ИСТОРИЯ БАЗЫ ТОРПЕДНОГО ВООРУЖЕНИЯ 2708 СФ
(Торпедный склад ГВП; Торпедный склад 1 разряда; Торпедный склад № 283, Торпедный арсенал 216; База торпедного оружия и вооружения; 2708 База торпедного вооружения; ФГУП «Северный арсенал МО РФ»; в/ч 56077)

Часть 1. История торпедного склада СФ

1933 - 1941 

    Одно из старейших минно-торпедных предприятий на севере - ровестница Северного флота.Часть прошла славный путь от торпедного склада и мастерской до главной базы оружия СФ. С историей части началась история торпедного дела на Севере.

В 1916 году на Северном морском театре впервые была сформирована военная флотилия Северного Ледовитого океана. Основным оружием кораблей и подводных лодок была артиллерия. Торпеды практически не применялись.

В 1920 году, после революционного переворота и последовавшей за ним иностранной интервенции, флотилия была преобразована в Морские силы Северного моря. В 1922 году в связи с сокращением Военно-Морских Сил они вообще были расформированы.

Только в 1925 году Реввоенсовет молодой Советской Республики приступил к разработке планов военно-морского строительства, в которых особое внимание уделялось охране морских границ открытого северного морского театра. Началось сооружение судостроительных и судоремонтных предприятий, складов и мастерских, которые на случай войны могли быть использованы для обеспечения нужд будущего флота. Всё это отвечало насущным интересам укрепления северных морских границ СССР.

В середине апреля 1933 года Народным комиссаром обороны СССР был издан приказ о создании Северной военной флотилии. Основным ядром её явились корабли Краснознамённого Балтийского флота. Командование и Главный военный порт Балтики сделали всё возможное, чтобы корабли ушли на Север в образцовом состоянии, полностью снабженные всеми видами обеспечения, в том числе и торпедным оружием.

В Мурманске развернулись работы по созданию материально-технической базы будущей флотилии. Для нее выделили несколько складов, а в черте города отвели несколько участков, где предстояло построить жилые, служебные помещения и сооружения. Отдельные здания были переданы из городского фонда.

Для обеспечения боевой подготовки Северной флотилии в её составе сформирован Мурманский военный порт.  В структуре порта находились различные подразделения, в их числе склады  по хранению морского оружия и вооружения (в том числе торпедного). Мурманский военный порт (далее по тексту МВП) со всеми  подразделениями начал свою повседневную деятельность.

Директивой НШ РККА № 1723 от 5 июля 1933 года образованы склады и предприятия  Мурманского военного порта, получившие самостоятельные штаты. В штате порта, наряду с другими подразделениями, находился торпедный склад и мастерские – штат 33/618-В.

 Начался исторический путь торпедного арсенала и ремонта торпед на Севере. Торпедному складу и мастерской предписано было хранить, обслуживать и ремонтировать торпеды кораблей Северной флотилии. К концу 1933 года склад хранил торпеды обр.1910/15, 1912 и 1927 гг.

Начальником торпедного склада был назначен воентехник 2 ранга Аркадий Григорьевич Ханонкинд.

  21
Ханонкинд А.Г.

Склад располагался в деревянных постройках на территории МВП в районе, где в настоящее время  находится Морской вокзал. Содействие в организации ремонтной базы торпедному складу оказала бригада ремонтников из Кронштадтского арсенала. 

Торпедный склад в это время занимался обслуживанием торпед и отработкой общей организации склада. Летом минёры долго отыскивали мелководные места для оборудования торпедного пристрелочного полигона. Пробовали стрелять в узкости Кольского залива, но интенсивное судоходство не позволило это осуществить. В других местах мешала близость каменистого берега. Торпеда, отклонившаяся от заданного направления, выскакивала на скалы и приходила в негодность. Торпеды новых образцов, пройдя положенную дистанцию при  практическом выстреле, автоматически не продувались и тонули. Завод-изготовитель предложил   вставлять в середину корпуса торпеды полый цилиндр для предотвращения аварий. Торпеды дорабатывались в торпедной мастерской силами личного состава торпедного склада.   

Осенью 1934 года Северная флотилия провела первые маневры. В последующем каждое лето корабли флотилии в полном составе уходили на боевую подготовку в Белое море, где выполняли стрельбы, в том числе торпедные. Проведение стрельб практическими торпедами требовало тщательной подготовки. Торпеда была дорогостоящей, поэтому после практического выстрела все задействованные  на учении силы  принимали участие в её поиске. А для успешной стрельбы необходимо было, в первую очередь,  качественно приготовить изделие в торпедной мастерской и  произвести окончательную подготовку торпеды к выстрелу на корабле. Далее всё зависело от мастерства командира. Торпедные стрельбы были проведены успешно.

По итогам боевой подготовки Северной военной флотилии за 1933 год и задачах на 1934 год Мурманскому военному порту приказом командующего предписывалось:

  • обеспечить чёткую организацию работы тыла в деле обеспечения флотилии при отработке кораблями задач в море;
  • проведение торпедных стрельб подводными лодками, выход в торпедную атаку миноносцев;
  • обеспечение развёртывания и перебазирования в п. Полярное, а также другие задачи.

Командиром Мурманского военного порта (МВП) был назначен командир РККФ Павел Афанасьевич Щетинин (арестован в 1937, расстрелян в 1938 г.),  флагманским минёром Северной военной флотилии – Василий Иванович Платонов (Василий Иванович по специальности минёр-торпедист, окончил военно-морское училище им. М.В. Фрунзе в 1928 году и специальные курсы усовершенствования командного состава – минно-торпедный класс, с 1946 года - командующий Северным флотом), исполняющим должность портового минёра МВП – Иван Яковлевич Сыроватин (погиб в 29.05.1942 г.).

В эксплуатации на Севере использовались  450-мм торпеды 45-12 и 45-15, а в конце 1934 года начали освоение  533-мм торпед 53-27. Согласно Приказа командующего №0101 в1934 году торпеды 533-мм были освоены полностью, из 95  выпущенных торпед ни одна не утонула.

 Приказом командующего Северной флотилией в 1934 году на кораблях и частях флотилии создан неснижаемый торпедный запас:

  • на миноносцах запас боевых торпед 450-мм – 12 шт.; БЗО – 9 шт.;
  • на подводных лодках боевых торпед 533-мм – 15 шт; БЗО – 7 шт.;
  • на СКР боевых торпед -  4 шт; БЗО – 3 шт.

Командующий своим приказом указал командиру МВП установить чёткое наблюдение за снабжением подводных лодок торпедами. Предписано в военное время иметь торпеды во всех трубах ТА с боевыми принадлежностями (БЗО, ударники, запальные стаканы и капсюля), а на всех стеллажах торпеды только с БЗО. В мирное время иметь 4 торпеды 533-мм с БЗО – 3 торпеды в носу и 1 торпеду в корме. Хранение боевых торпед на стеллажах запрещалось.

Командованием флотилии уделялось внимание состоянию торпедного оружия и боезапаса. С приходом новых кораблей количество торпед возрастало, производственной площади торпедному складу не хватало. Приказом командующего торпедному складу для повышения уровня материального обеспечения боевой подготовки флотилии торпедным боезапасом, его хранения и содержания предписано:

  • к 1 ноября 1934 года представить план мероприятий по дооборудованию склада и мастерской и достройке подъездных путей у причалов;
  • составить и представить производственный план ремонта и переборки торпед на периоды;
  • сдать все 533-мм торпеды дивизиону подводных лодок. На склад возложить ответственность за хранение 450-мм и 533-мм торпед, поступивших на переборку (ремонт);
  • составить программу подготовки квалифицированных специалистов;
  • отправить в Кронштадт две торпеды для проверки резервуаров сжатого воздуха гидравлическим давлением.

  О важности эксплуатации торпедного оружия на флотилии говорит Приказ командующего №0172  от 7 декабря 1934 года «О проверке состояния 45-см торпед». Комиссии под председательством флагманского минёра В.И. Платонова  надлежало проверить состояние хранения 45-см торпед на складе порта:
своевременность осмотра и проворачивания;
качество смазки;
правильность ведения формуляров;
обеспечение кондиционными расходными материалами;
качество керосина и спецгорючего для торпед;
противопожарная охрана;
состояние складского помещения;
сдача торпед на корабли.
состояние ремонта и переборки торпед:
качество ремонта и переборки путём использования данных стрельб;
наличие планов и их выполнение;
обеспеченность оборудованием;
качество горючего;
наличие и эффективность контроля в мастерских за качеством ремонта как узлов, так и торпеды в целом;
состояние содержания торпед на кораблях.

Когда принималось решение о строительстве главной базы флотилии, выбор пал на Екатерининскую гавань в Кольском заливе. Здесь, в г. Александровск-на-Мурмане, еще во время Первой мировой войны, формировалась флотилия Северного Ледовитого океана из кораблей и подводных лодок, перешедших с Балтики и Дальнего Востока.

Вскоре началось строительство базы в Полярном (в 1931 г. Александровск был переименован в Полярное), которая длительный период оставалась главной базой Северной военной флотилии, а затем и Северного флота. Территория, отведённая под строительство, была разбита на несколько районов. В «морском» районе возводились причалы, склады, различные мастерские и другие сооружения, в том числе минно-торпедные. Обеспечение кораблей формально возлагалось на созданное в Полярном отделение Мурманского военного порта. Командиром отделения МВП в Полярном был интендант 1 ранга Е.В. Баньковский.

В марте 1935 года командующим Северной флотилией назначен флагман 1 ранга К.И. Душенов.  Константин Иванович активно взялся за строительство объектов в Полярном.

Перебазирование флотилии из Мурманска в Полярное началось в первых числах ноября 1935 года. С переходом флотилии в Полярное в её развитии начался новый ответственный период. Почти все корабли перешли в новую столицу, только базы снабжения оставались в Мурманске.

Командующий большое значение придавал боевой подготовке флотилии. Торпедные стрельбы решено было проводить в Белом море, а в Баренцевом – состязательные атаки и осенние заключительные маневры.

Летнюю компанию 1936 года флотилия начала походом в Белое море на торпедные стрельбы. В плавание были собраны все действующие корабли, которые возглавил сам командующий. С ним уходил почти весь штаб. Торпедный склад и мастерская проводили большую работу по подготовке и выдаче торпед кораблям на учения. Наступили белые ночи, и стрельбы проводили без перерыва круглые сутки. К концу пребывания в Белом море начали отрабатывать торпедные атаки. Командующий часто выходил в торпедные атаки с экипажем. При неудачной стрельбе он лично разбирался в причине неудачи, докапывался до её сути, требовал подробных объяснений причин упущений.

Каждое лето шли с Балтики на Север всё новые Экспедиции особого назначения, порядковые номера которых к 1939 году уже обозначались двузначными цифрами. В состав этих экспедиций входили эскадренные миноносцы, подводные лодки различных типов, сторожевые корабли и катера, несшие на своём борту различные оружие и вооружение. Число прибываемых на флот кораблей увеличивалось, также увеличивалось количество торпедного оружия, которое необходимо было хранить на складах, ремонтировать в мастерских и снова выдавать на корабли. В Екатерининской гавани стало тесно. Наступил момент, когда флотилия переросла свои масштабы.

В 1937 г. начальником склада был назначен военинженер 3 ранга Вадейша Иван Антонович.

  20
Вадейша И.А.

11 мая 1937 года приказом Народного комиссара обороны СССР Северная флотилия была преобразована в Северный флот, главным органом снабжения которого стал Главный военный порт в Мурманске, в штате которого находился торпедный склад.

Командиру Военного порта Приказом командующего флотом от 27 июня 1937 года для осуществления систематического ухода за минно-торпедным оружием и боезапасом предписано:

1) Восстановить распущенную минно-торпедную партию.
2) Ускорить окончание строительства торпедного и минного складов в Полярном и по готовности освободить деревянный склад в Мурманске от боевых торпед.
3) Перевести из Мурманска в Полярное, с вводом в Полярном в эксплуатацию торпедных и минных складов, штатную единицу. В Мурманске оставить только торпедную мастерскую.
4) Во всех складах ввести журнал осмотра боезапаса и ухода за ним.

Начальником мастерской в Полярном в те годы был лейтенант Погорняк.

В июне 1938 года в командование флотом вступил флагман 2 ранга В.П. Дрозд, по специальности минёр-торпедист, товарищ по училищу и минно-торпедному классу В.И. Платонова. Начальником штаба флота этим же летом назначен ещё один однокашник по училищу Дрозда и Платонова, минёр-торпедист по специальности А.Г. Головко (сменивший в августе 1940 года на посту командующего флотом вице-адмирала В.П. Дрозда). На следующий день после вступления в должность В.П. Дрозд приказал отдельному дивизиону эсминцев готовиться к походу в Белое море на торпедные стрельбы под его непосредственным руководством. Корабли часто выходили в море, много стреляли. Большая нагрузка ложилась и на торпедный склад.

Советское правительство при подготовке страны к обороне важное место отводило созданию мобзапасов, которые должны были удовлетворить растущие запросы ВМФ по всем видам морского оружия, в том числе торпедного.

Постановлением Правительства СССР №227 от 19 сентября 1938 года принято решение о реорганизации минно-торпедной службы на флотах и флотилиях. Приказом Народного комиссара ВМФ СССР №0136 от 1 апреля 1939 года Северному флоту предписано:
- сформировать склады морского оружия, в том числе торпедный склад 1 разряда, штат 8/919-Г, с дислокацией в г. Мурманске и расформировать торпедный склад и мастерские военного порта;
- сформировать минно-торпедный склад 3 разряда, штат 8/917-А, с дислокацией в Полярном.

В мае 1939 года Торпедный склад 1 разряда в Мурманске был сформирован.

На складе по штату числилось:

 - 25 военнослужащих, из них 2 человека начальствующего состава (начальник склада и его помощник); 16 человек начальствующего состава (начальники мастерской, гаража, хранения и т.д.) и 7 человек младшего начальствующего состава;
 - более 100 человек гражданского персонала, из них до 90 человек производственных рабочих, 10 человек ИТР, 10 человек служащих.

Основные подразделения: отделение хранения, мастерская по ремонту торпед, отделение технического контроля, учётно-операционное отделение, планово-производственное отделение, бухгалтерия, гараж. 

 В процессе ремонта торпед и в погрузочных работах непосредственное участие принимали моряки из торпедной партии. 

В июле 1939 года Приказом командующего СФ №0104 от 18 мая 1939 года в Полярном сформирован  Минно-торпедный склад с самостоятельным штатом 8/917-А, который  обеспечивал торпедами бригаду подводных лодок. Торпеды хранились в туннельном складе. Торпедная мастерская в Полярном готовила торпеды для ПЛ и частично обслуживала отдельный дивизион эскадренных миноносцев.

Приказом командующего СФ от 8 мая 1939 года сформировано Минно-торпедное управление в составе тыла Северного флота, которое возглавило работу по обеспечению флота минно-торпедным оружием и вооружением. Начальником МТУ назначен военинженер капитан 2 ранга В.И. Калмыков, торпедное отделение возглавил майор-инженер И.В. Турков. Располагалось МТУ в здании тыла флота на проспекте Ленина, в здании, где сейчас находится магазин Военторг. 

Летом 1939 года на Северный флот прибыли бригады Научно-исследовательского минно-торпедного института  для оказания помощи личному составу флота в освоении новых образцов торпед 45-36, 45-36-АВ-А, 45-36-АН и 53-38. Освоение ремонта и обслуживания торпед проводилось на торпедном складе. Новые образцы после приготовления подавались на корабли различных классов для проведения практических стрельб.

В 1939 году на флоте случилось несколько аварий. В Мурманском военном порту, в частности, произошёл сильный пожар на торпедном складе, пострадали деревянные помещения. В связи с этим хранение и ремонт некоторых образцов  торпед был временно переведён в г. Полярный.

В 1940 г. начальником склада был назначен военинженер 3 ранга Животовский Абрам Григорьевич.

Zhivotovsky 250
Животовский А.Г.

Циркуляром НШ СФ №025 от 12 марта 1941 года в г. Мурманске (посёлок Роста) Торпедный склад был подчинён Минно-торпедному отделу СФ и переименован в Торпедный склад МТО СФ. 

В штате склада находилась торпедоремонтная мастерская, располагавшаяся на территории Главного порта, которая  осуществляла ремонт всех образцов торпед, находящихся на флоте.  Часть оборудования и персонал были переведены из Полярного.

 

Торпедный склад в годы Великой Отечественной войны 1941 –1945 гг. 

     К началу войны на Северном  флоте было накоплено большое количество минно-торпедного оружия и вооружения.  На торпедном складе хранились торпеды 53-38 и 53-38У – 458 шт., 53-27 – 68 шт., 45-36Н и 45-36НУ – 99 шт., 45-36АН и 45-36АВ-А – 28 шт. Всего 653 торпеды. Запасы их по некоторым видам превышали норму. Хранились и ремонтировались торпеды на складах и мастерских в Мурманске и Полярном. Мурманский склад обеспечивал торпедами надводные корабли и авиацию флота. Мастерская бригады ПЛ в Полярном обеспечивала торпедами подводные лодки и частично обслуживала отдельный дивизион эскадренных миноносцев. Такая организация позволила без задержки обеспечить флот торпедным оружием в начальный период войны.

По мере роста корабельного состава и расширения операционной зоны флота с началом войны, увеличивалась и потребность в торпедном оружии.

Военная обстановка потребовала рассредоточения запасов минно-торпедного оружия, часто отдалённых от главных складов. Минно-торпедный отдел СФ за короткий срок организовал оборудование  десятков новых складских площадок. С помощью специалистов инженерного отдела тыла были построены мастерские, лаборатории, склады. По решению областного комитета минно-торпедному отделу флота был передан ряд пустующих и недостроенных цехов судостроительной и  судоремонтной верфи НКСП и судоремонтного завода Главсевморпуть.

Начало войны личный состав торпедного склада встретил, как и весь Северный флот, в высшей степени боевой готовности. Она была объявлена 21 июня 1941 года. Личный состав склада перешёл на двухсменный режим работы по приготовлению торпедного оружия. Склад работал практически круглосуточно, многие рабочие по несколько суток не уходили из мастерской, пока не заканчивали приготовление торпед и не отправляли их на корабли.  

Торпедный склад, начальником которого с 1942 г. был капитан 2 ранга С.И. Литвинов, объединял несколько десятков складских площадок, стационарных складов и мастерских, разбросанных на обширной территории в несколько десятков километров. Условия работы были очень далеки от идеальных. Склады торпед находились в сопках, на 9-м км дороги Ваенга-Мурманск (в настоящее время площадка  №2), для доступа к ним не имелось не только рельсовых путей, но и мало-мальски сносных подъездных дорог. Всё техническое оснащение состояло из одного автокрана и торпедовоза. Зимой из-за снежных заносов торпедовоз и автокран часто не могли пробиться к площадкам и мастерским. В таких случаях матросы доставляли торпеды к шоссе вручную, при помощи допотопных ваг и катков.

 SA Torp 3
Доставка торпед на подводные лодки Северного флота, 1942. РГАКФД

В особенно трудных условиях оказались созданные в начале войны филиал торпедного склада и мастерская по ремонту торпед. Сначала мастерская размещалась в деревообделочном цехе завода Главсевморпуть. Однако немцы почти ежедневно бомбили завод, поэтому пришлось найти в укромном месте два деревянных сарая, один оборудовали под мастерскую, другой – под склад торпед (в Росте, в районе нынешнего кинотеатра «Аврора». Мастерская располагалась на этом месте до 1946 года). Начальником мастерской в это время был младший техник-лейтенант И.Ф. Маношкин. Немало труда вложил он в своё детище. В мастерской ремонтировали большую часть торпед для надводных кораблей и все авиационные торпеды. Военнослужащие и матросы жили на Береговом, в районе ул. Ростинской.

Ветераны части, говоря о тяжёлых днях войны, вспоминали, что в мастерской им приходилось работать как на пороховой бочке. Никакие предосторожности не могли уберечь от того, чтобы масло и керосин не попали на деревянный пол, и без того основательно пропитанный этой горючей смесью. На этот же пол укладывали торпеды и баллоны со сжатым воздухом. Герметичность укупорки торпед проверяли … «на фитиль»  - при помощи обыкновенной свечки. Зимой помещение отапливали дровяными печами. В общем, условия для возникновения пожара были «идеальными». Причём опасность во много раз усугублялась непрерывными налётами вражеских бомбардировщиков. Случалось так, что не успевали объявить воздушную тревогу, как бомбы уже свистели в воздухе, и их осколки насквозь прошивали дощатые стенки сараев.

Работники мастерской притерпелись ко всему, быстро устраняли повреждения, причинённые налётом, и возвращались на свои рабочие места.

 SA Podgot
Старшина 1-й статьи Теребов В.А. , краснофлотец Алтуфьев Н.Е. готовят торпеды 53-38 на торпедной базе Северного флота.
Фото: Е. Халдей, 1941 г. РГАКФД

SA D3
Погрузка торпеды на торпедный катер Д-3 на Северном флоте,
сентябрь 1942. Фото: Е. Халдей. РГАКФД

Среди рабочих мастерских и складов было немало молодёжи и совсем подростков. Торпедную мастерскую в Полярном, например, моряки ласково называли «детским садом имени Животовского (по имени её начальника, ставшего в 1942 году начальником отделения минно-торпедного отдела флота). А этот «детский сад» обеспечивал торпедами подводные лодки!  Шутов, Миронов, Макеев и многие другие, которым было всего по 16-17 лет, работали наравне со взрослыми. Кадровые рабочие помогали молодёжи овладевать профессией, преодолевать трудности. Настоящими мастерами своего дела, опытными наставниками зарекомендовали себя С.Г. Смаглий (Сергей Григорьевич «Обрист» - от Обри)  и М.М. Мардирос (Мих Мих). В апреле 1942 года за освоение новых образцов торпед они были удостоены высоких правительственных наград - орденов Красной  Звезды. (Также были награждены Животовский – нач-к склада и Беленогов Д.В. – политрук)

 Специалистами высокой квалификации были старшины Кожин, Чекарёв, Жеребов, Гладков, которые в декабре 1944 года были награждены медалями «За боевые заслуги». Матросы участвовали в приготовлении, ремонте и обслуживании торпед. Работа их, как правило, не требовала никаких контрольных проверок. Все они делали добротно, быстро и надёжно.  

6 апреля 1943 года циркуляром начальника штаба Северного флота №099 Торпедному складу присвоен литер  №283.

В имеемый штат склада 8 августа 1943 года дополнительно включается 3 моторных катера и один водолазный бот.

 
SA Torp 2
Подготовка торпед на аэродроме минно-торпедного авиаполка, июнь 1943. Фото: Ковригин. РГАКФД

В апреле 1944 года склад переводится на новый штат №8/407«Г». Численность гражданского персонала и военнослужащих увеличилась (21 офицер и 15 старшин). 

В 1944 году в цехе приготовления и ремонта торпед участвовало 14 матросов, 6 женщин (4 торпедистки и 2 кладовщицы) и два мастера - производственный (Смаглий С.Г.) и контрольный  (Мардирос М.М. ).

Механиком гаража на складе торпед работал старшина Богданов. Приходится только удивляться, как он умудрялся,  не имея почти никаких запасных частей и инструментов, постоянно держать все машины на ходу.

Начальник торпедной мастерской И.Ф. Маношкин и начальник торпедных складов подполковник-инженер С.И. Литвинов постоянно заботились о своих подчинённых. Чтобы улучшить питание работников, они организовывали целые экспедиции на «птичьи базары» за яйцами и в тундру за ягодами и грибами, создали ферму по откорму свиней, специальные группы для ловли рыбы. Всё это было особенно важно, если учесть, что жилищные условия работников не выдерживали, как говорится, никакой критики. Достаточно сказать, что многие жили в избушках, которые сами смастерили себе из деревянных ящиков из-под торпед. И это в суровом Заполярье! Тем не менее, люди работали на совесть, не считаясь с трудностями и лишениями. И в том, что торпедисты-моряки и торпедисты-лётчики неизменно били врага, есть и их немалая заслуга. Ведь успех каждой боевой операции во многом зависел от того, как подготовлены торпеды в мастерских.

За первый год войны складом было отремонтировано 507 торпед, 295 труб торпедных аппаратов, смонтировано 60 приборов беспузырной торпедной стрельбы (БТС).

 Во время войны на Северный флот поступило по ленд-лизу некоторое количество катеров типа «Хиггинс» и «Воспер». Торпедное вооружение для них доставлялось в разобранном виде. Монтировать его было поручено ремонтной мастерской. Группу монтажников возглавили начальник мастерской Либенштейн И.М. и инженеры Шентман С.А. и Сильченко М.Т. Работы приходилось вести урывками, в промежутках между боевыми походами кораблей, почти при полном отсутствии производственной базы. И всё же монтаж был закончен в установленные командованием сроки.

В 1943 году в счёт поставок по ленд-лизу на Север поступили английские самолёты-торпедоносцы и торпеды к ним. Пока начальник торпедных складов С.И. Литвинов переводил с английского языка описания и инструкции, начальник мастерской И.Ф. Маношкин, мастера-торпедисты Кожин, Чекарёв и другие досконально изучили материальную часть иностранного оружия. Испытания прошли успешно. За освоение нового оружия торпедистам была объявлена благодарность командующего.

В ноябре 1944 года, освободив вместе с воинами Карельского фронта Кольский полуостров, Северный флот по-прежнему нёс боевую вахту. Он обеспечивал движение конвоев в Баренцевом море, обороняя военно-морские базы, побережье и т.д. Немцы ещё продолжали действовать на Мурмане. Защита своих коммуникаций требовала большого напряжения сил флота, всех его кораблей и частей, в том числе и торпедного склада. Приготовление и подача торпед на корабли продолжалась до конца войны.

SA L22
Погрузка торпеды 53-38 в кормовой торпедный аппарат подводной лодки Л-22
Автор не установлен. 1944. РГАКФД

 За годы войны складом выполнен большой объём работ по ремонту и приготовлению торпедного оружия, совершенствованию отдельных его образцов. Было отремонтировано около 3000 торпед. Ремонтировались торпеды 45-36; 45-36-Н; 45-36-АВ-А; 45-36-АН; 53-27; 53-38.  Освоены торпеды парогазовая 53-39 и электрическая ЭТ-80; прибор курса МО-3.      

 

На Северном флоте впервые в ВМФ проведены:

1941 год -  успешная торпедная атака подводной лодкой  «Щ-402»;

1941 год -  испытания торпеды с неконтактным взрывателем;

1941 год -  внедрение нового способа применения торпед – залповая стрельба  двумя, тремя и  четырьмя торпедами;

1942 год -   перископно-акустическая атака подводной лодкой  «М-173»;

1942 год -   высотное торпедометание авиацией  торпеды 45-36-АВ-А;

1943 год -   выстрел боевой торпедой ЭТ-80 на полигоне Северного флота;

1944 год -   атака конвоя ПЛ «С-15» четырехторпедным залпом электроторпед ЭТ-80 20.08.1044. 2 торпеды попали в транспорт.

Успешность атак торпедным оружием зависела не только от мастерства экипажей кораблей, подводных лодок и самолётов, но и от качественного ремонта и приготовления торпед личным составом  базы оружия.

Применение торпед в войне на море внесло свой вклад в победу. Например, на долю североморских подводников приходится  63 % торпед, израсходованных  подводниками всего ВМФ СССР за годы ВОВ. Средний расход торпед на один потопленный или повреждённый корабль у североморцев составил 3,05 торпеды. В это же время американцы расходовали на потопление или повреждение одного корабля в 1941 году 11 торпед, в 1943 году –12,7 и в 1945 году –20,7 торпеды. У англичан во время Второй мировой войны достигла цели каждая пятая торпеда.

Эти цифры, с одной стороны, говорят о том, насколько напряжённой была обстановка на северном морском театре, и, с другой, характеризуют мастерство североморцев, сумевших противостоять сильному противнику при таком сравнительно небольшом расходе дорогостоящего оружия – торпед. Вместе с тем, эти цифры свидетельствуют о высоком качестве советского торпедного оружия, об отличной работе личного состава торпедного склада, его мастерских. Всю войну торпедный склад «держал в своих руках» переходящее красное знамя СФ.

За годы войны его производственный персонал и военные моряки были награждены правительственными наградами: 

Орденом Отечественной войны II степени:
Литвинов Сергей Иванович, начальник склада, инж.-подполковник (1944)
Чулисов Сергей Константинович, начальник части хранения торпед, майор инт.сл. (1943) 

Орденом Красной Звезды:
Банис Петр Иванович, помощник начальника склада по тех.части, инж.-майор (1942)
Беленогов Дмитрий Васильевич, военный комиссар, ст.политрук (1942)
Беспрозванный Илья Владимирович, начальник цеха ПУТС, ст.техник-лейтенант (1945)
Гладков Геннадий Николаевич, торпедист сборщик, краснофлотец (1942)
Ермаков Николай Иванович, начальник учетно-операционной части, капитан адм.сл. (1945)
Животовский Абрам Григорьевич, начальник торп. склада, военинженер 2 ранга (1942)
Камзолов Александр Иванович, мастер мастерской ТА (1942)
Кеппен Вячеслав Георгиевич, начальник планово-произв.отдела, капитан адм/сл (1945)
Котов Михаил Степанович, рабочий аппаратной мастерской (1942)
Купцов Николай Николаевич, бригадир слесарей-автоматчиков мастерской ТА (1942)
Либенштейн Израиль Моисеевич, начальник мастерской ТА, военинженер 3 ранга (1942)
Маношкин Иван Федорович, старшина торпедист, гл. старшина (1942)
Мардирос Михаил Михайлович, цеховой мастер
Метелев Леонид Сергеевич, зам.по полит.части, майор (1944)
Никитин Александр Павлович, ст.инженер-электрик, л-т  (1945)
Сильченко Михаил Трофимович (1942)
Синельников Иван Максимович, краснофлотец торпедной партии (1942)
Смаглий Сергей Григорьевич, обрист торп. склада (1942)
Чулисов Сергей Константинович, начальник части хранения торпед (1944)
Шентман Семен Абрамович, инженер мастерской ТА , кап. инт.сл.(1942)

Медалью Адмирал Ушаков:
Булава Андрей Андреевич, торпедист, ст.краснофлотец 

Медалью За боевые заслуги:
Васильев Яков Васильевич, гл.старшина (1944)
Иванов Николай Иванович, мичман (1945)
Гладков (1944)
Джамитов Харас Измаилович, содержатель склада, ст.2 ст. (1945)
Жеребов (1944)
Кожин (1944)
Костюнин Алексей Дмитриевич, торпедист, ст.краснофлотец (1945)
Маковский Борис Александрович, техник-электрик, л-т (1945)
Малавина Анна Федоровна, сборщик торпед (1945)
Маношкин Иван Федорович, старшина торпедист, гл. старшина (1942, 1944)
Первушин Александр Семенович, тракторист, ст.краснофлотец (1945)
Пикулин Александр Алексеевич, гл ст.
Плотников Иван Филиппович, торпедист 3 кл., ст.краснофлотец (1945)
Романенков Василий Никитович, торпедист, краснофлотец (1942)
Рубцов Николай Павлович, торпедный электрик 3 кл., ст. краснофлотец (1945)
Ушаков Степан Александрович, торп. электрик, краснофлотец (1945)
Чекарёв, старшина (1944)
Шентман Семен Абрамович, инженер мастерской ТА , кап.инт.сл.(1942)
Шутко Иван Парфирович, торпедист 2 кл., ст.1 ст. (1945)

 

НАЧАЛЬНИКИ ТОРПЕДНОГО СКЛАДА 1933-1945

1933-1937 Ханонкинд Аркадий Григорьевич, воентехник 2 ранга
1937-1938 Вадейша Иван Антонович, военинженер 2 ранга
1938-1939 Петров Василий Петрович, военинженер 3 ранга
1940-1942 Животовский Абрам Григорьевич, военинженер 2 ранга
1942-1945 Литвинов Сергей Иванович, инженер-подполковник
1945-1948 Ройтбурд Григорий Фаушевич, инженер-подполковник

Автор выражает благодарность Олегу Эдуардовичу Рогульскому за предоставленные материалы и помощь в подготовке данной страницы!

Источники:
1. Рогульский О.Э., при участии Терехова В.С. База торпедного вооружения на службе Северному флоту, 1933-2003. Мурманск, 2003.
2. Сайт «Память народа» https://pamyat-naroda.ru
3. Российский государственный архив кино-фото документов (РГАКФД)