Головной завод в Петропавловске. Часть 3

История НИИ, КБ, заводов проектировавших и производящих минно-торпедное оружие
minzavod
Сообщения: 68
Зарегистрирован: 17 янв 2019, 10:38
Место: г. Петропавловск

Головной завод в Петропавловске. Часть 3

Сообщение minzavod » 01 май 2019, 06:17

Часть 3. Воспоминания очевидцев, ветеранов. Архивные и исторические фотографии и документы.

Вот историческое фото ветеранов завода, участвовавших в его эвакуации из Москвы.
Слева – направо, стоят С.С. Веселовский, В.П. Хруслов, Чепкин.
Сидят Шубин, А.Е. Шаламов, Барышников
Ветераны.jpg
Ветераны.jpg (57.76 КБ) 431 просмотр



ВОСПОМИНАНИЯ ОБ ЭВАКУАЦИИ ЗАВОДА
Алексея Егоровича Шаламова,
( на фото сидит в центре)


Стилистика и орфография сохранены.

После демобилизации из Советской Армии я решил поехать в Москву на заработки и поступил работать на Кирпичный завод, который находился в Черемушках.
Кирпич делали столовый, работа была тяжелая, все делалось вручную, работали от темна до темна.
После окончания сезона по изготовлению кирпича я решил остаться в Москве и начал искать постоянную работу, для чего ходил на биржу труда, которая находилась возле Красных ворот. Народу на бирже труда всегда было очень много. Однажды к толпе ожидающих обратился представитель завода "Парострой" с предложением пойти работать на завод. Представитель сразу сделал оговорку, что работа очень тяжелая, грязная. Было отобрано 10 человек, в том числе и я. Это было 9 сентября 1926 г. Попал я в цех № I.

В цехе в это время собирали и клепали массогонные трубы, стоял страшный шум, коптились горны для нагрева заклепок и жаровни-греться рабочим, в общем, в цехе был, как говорят ад кромешный, рабочие были черными от грязи и копоти, одни зубы сверкали. Звали рабочих "глухарями”, из-за интенсивного шума глухота была профессиональным заболеванием. Несмотря на тяжелые условия, рабочие привыкали к работе, текучести кадров не было. Были рабочие, которые проработали в таких условиях по 20 лет. А один рабочий по фамилии Звонарев на дыропробивном прессе проработал 35 лет и хорошо слышал. Завод был не механизирован, на складе подъемных механизмов никаких не было. Металл в цеха завозили на вагонетках, грузили вручную, грузы весом 1000-1400 кг обычно грузила бригада в 4 человека с помощью ломов, шариков и обечаек. Также грузили готовую продукцию: ангары, балки, котлы и др. на платформы вагонов.

Так длилось до 1931 года. В этом году установили эстакаду на складе, восстановили линию для подхода вагонов с грузами, вскоре завезли новое оборудование, отпала часть тяжелого труда, работа пошла веселей.
Мастерами в те годы все были Владимирские, пожилые люди с борода¬ми, много было и рабочих оттуда же. Мастеров уважали, отношение между мастерами и рабочими было хорошее. Дисциплина была на высо¬те, перекурами рабочие не увлекались.
Уважали и директора с главным инженером, которые ежедневно совер¬шали обходы цехов вдвоем. При обходах они всегда видели, чем заняты рабочие, как загружено оборудование и строго спрашивали с начальника цеха, если видели какие недостатки, ну и начальник цеха всегда находил виновных.

Помню, как начали осваивать сварку вместо клепки, очень трудно она поддавалась, было много прожогов, не всегда удавалось сразу сдать продукцию заказчику. Это было в 1933 году.
В то время собраний или совещания цеховых не было. На обще¬заводские собрания собиралось очень много народу, проходили они всегда бурно, вскрывались все недостатки.
Диспетчерских совещаний также не было, на заводе был всего один диспетчер. Большого контрольного аппарата на заводе не было, работал в цехе один контролер, он всегда стоял у вальцовки: следил за поступлением материала, проверял, и принимал его.
Несмотря на такое положение, люди работали добросовестно, с подъемом, завод всегда выполнял план, я не помню такого месяца, чтобы завод не выполнил плана.

И вот фашистская Германия вероломно напала на нашу Родину. Но русские люди не дрогнули.
Во время войны завод работал напряженно. Враг все время беспокоил воздушными тревогами, изматывал людей, но рабочие не отходили от станков, не бросали работу.
В начале октября, придя на работу, мы увидели, что завод закрыт, всем предложили пойти и взять расчет. На другой день нам принесли повестки из военкомата, куда было необходимо явиться с вещами.
Враг подходил близко к Москве.
По дороге в военкомат нас остановила работница с завода и сказала, что есть приказ мне и моим товарищам вернуться на завод, будем разбирать оборудование и готовить завод к эвакуации на Восток .

2 ноября 1941 г. мы выехали из Москвы в Петропавловск. Все оборудование завода было снято и погружено на платформы. Выезжать из Москвы было очень трудно: действовала только одна северная дорога, по которой можно было ехать. Более суток нас возили возле Москвы по окружной дороге, за это время были несколько раз воздушные тревоги. Ехали до Петропавловска 26 суток, трудностей было много. Навстречу нам двигались воинские эшелоны, ребята все молодые, здоровые, бесстрашные, ехали с горячим желанием немедленно отогнать фашистов от Москвы.
По приезду в Петропавловск, наш цех был размещен на территории тогдашнего мясокомбината. Помещение было не приспособлено к размещению оборудования.

В цехе постоянно был пар, дым, цех был низкий, холодный. Но надо было выпускать продукцию, которая была так нужна фронту. Металл поступал необрезной, завозили его в цех на лошадке, волах, а зачастую тащили волоком.
Главная беда была с отходами, которые некому и некуда было вывозить.
Работали по 12 часов в две смены. Кадровых рабочих сильно не хватало, рабочих набирали отовсюду, в основном это были пожилые люди из трудармии и зеленая молодежь - ребята по 14 - 15 лет. Тяжело было работать, но, несмотря на трудности, работали хорошо. Если что-нибудь было нужно изготовить после смены, начальник цеха уговаривал рабочих сделать за дополнительную пайку хлеба в 200 - 300 грамм.

Исключительно было плохо с жидким топливом. День и ночь собирали по всему городу, где что найдут: мазут, керосин, гудрон.
Часто я и начальник цеха по нескольку дней не ходили на квартиры, а спали сидя или лежа на столах, так как возникали ситуации, когда надо было постоянно быть в цехе.
Жил я в то время на квартире по ул. Базарная дом 5. Дом пере¬городили на 5 клеток, и жило в нем 5 семей, с топливом положение было тяжелое, с потолка текло, когда дождик шел, так, что практически отдохнуть было негде.
Цеха были разбросаны по городу, и вот начальство пока все обойдет, узнает, кто, в чем нуждается, а потом приходит в наш цех и начинает соображать, что можно сделать из имеющегося в цехе материала и возможностей цеха.

Помню, хорошо отозвался о цехе главный инженер Савельев B.C., в прошлом моряк. Пришел он однажды вечером в цех, посмотрел и сказал, что веселей этого цеха, нет на заводе, хотя и дыму очень много, но оборудование хорошо работает.
А дым и пар действительно висели примерно до 1,5 метра от земли, пристройка была деревянная, обитая досками, поэтому пар и образовывался, - сверху холод, снизу тепло.
А роликовые ножи хорошо звук передавали по цеху, шестерни стальные были поставлены, да и другое оборудование гремело, так что в цехе стоял постоянно грохот и шум.

Через некоторое время приступил к работе новый главный инженер т. Синюков Ф.П..
Он пришел в цех, зашел в машинное отделение, где в это время рабочий вырезал детали диаметром 200 и 300 мм из листа 0,6 мм ручными ножницами, этих деталей требовалось очень много, а рабочий был с одной ногой, работал сидя. Главный инженер спросил, почему не вырубаете в штампах? Но беда в том, что в производство запускали все новые изделия, штампов требовалось много, а делать их не успевали. Даже коробку воздушного ящика гнули вручную. Вот такие были трудности.
С приходом в цех нового начальника Раенко А.И. многое изменилось. В первую очередь он навел порядок в цехе, было выброшено много мусора и обрезков из цеха, после этого стало намного лучше работать в цехе.
Далее он взялся за правильную организацию работы в цехе, борьбу с неразберихой. Вскоре я стал уходить с работы вовремя. С транспортом в городе было очень плохо, по городу ходила всего одна машина крытая, вроде "собачника", затем по ул. Красноармейской были положены рельсы, и по ним начал ходить "кукушка" - паровозик с тремя вагончиками, вот в них и ездили рабочие на работу, правда до завода эта "кукушка" не довозила.
В основном все ходили пешком, дороги были плохие, трудно было добираться до завода весной и осенью, когда наступала распутица, всюду грязь, липун.

Приезжал к нам на завод Министр Судостроительной Промышленности Носенко И.И. Помню, зашли они к нам в цех, где в это время раскраивали на американских ножах листы для деталей, лист был длинный, необрезной, его поддерживали краном. Резчиком был рабочий из трудармии из-под Курска, Министр посмотрел, как идет резка, и сказал, что вы все работаете "на пупу", неужели ничего не можете придумать? В общем, навел большую критику работы. Правда, цех работал напряженно и вроде бы хорошо, но все же обеспечивать заготовками цеха своего завода и завода ЗИМ полностью нормально не могли. Много сил и энергии прикладывали к выполнению графиков работ начальники цеха, среди которых были очень хорошие и грамотные инженеры. Я поработал с десятью начальниками цеха.

Помню еще такой случай. Установили в цехе гидропресс, смонтировали машинное отделение. В то время гильотин еще не было. После штамповки на гидропрессе детали надо было править. Был прислан правщик, московский рабочий Попов А., он хорошо знал свое дело, без толку кувалдой не ударит. С собой этот рабочий привез пудовую струбцину, которая была ему нужна при работе. Когда Попов стал уезжать домой в Москву, на все просьбы оста¬вить струбцину он сказал, что она ему самому нужна. Вот так рабочие берегли инструмент. Трудностей на заводе было много. Одна из основных трудностей была в том, что цеха были разброса¬ны по городу. Поэтому одновременно с работой, т.е. налаживанием производства завод начинает строительство цехов на территории близ мясокомбината.

Места были болотистые, камыш рос, летали чайки, было много диких уток.
К концу войны смогли и мы разместиться в новом цехе. Работа тут пошла много веселей - было где развернуться. Перевезли все оборудование, но было по-прежнему плохо с поступаю¬щим материалом, который приходил на завод нетехнологический, поэтому при изготовлении деталей еще было много отходов.
Одновременно завод начал строить жилье для работников завода. В основном это были домики из самана.
В город Петропавловск приехало много людей из разных мест Советского Союза. Ехали кто в чем, как их застала война. Многие были одеты по-летнему, мало кто успел захватить теплую одежду. Приезжих встретила суровая Сибирская зима. Руководство завода, несмотря на все трудности, во время организации завода в Петропавловске, с первых же дней начинает организовывать обеспечение людей теплой одеждой: полушубками, валенками, телогрейками.
Потом начала поступать одежда в порядке помощи из-за границы.
Руководители завода решили одеть начальников цехов и отделов,
так, чтоб можно было сразу понять по одежде, кто идет.

Такая забота была очень важной, т.к. приезжие были разуты и раздеты, купить было негде, а работать надо было, - ила война. Были трудности и с баней, поэтому решили строить свою, хоть и маленькую. Топлива не хватало, было тесно, парная одна, но это уже было большое дело.
Вот такие трудности мы переживали в военное время, но всегда работали хорошо.
В Петропавловске пришлось поработать в течение 18 лет. Я любил свой цех. Коллектив в цехе был веселый, дружный, из всех трудностей мы выходили победителями.
В цехе многому можно было научиться, я бы этот цех назвал универсальным, т.к. большинство рабочих отсюда выходили универсалами.
Мы все, ветераны нашего завода, даем наказ молодым работникам - так же горячо любить свой завод, так же добросовестно трудиться на его благо.

Вернуться в «НИИ, КБ, заводы»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 0 гостей