Повести Белкина или Морские рассказы

Разные темы о морском подводном оружии, не вошедшие в основные ветки форума
minzavod
Сообщения: 71
Зарегистрирован: 17 янв 2019, 10:38
Место: г. Петропавловск

Повести Белкина или Морские рассказы

Сообщение minzavod » 21 фев 2019, 16:29

ОЛЕГ КОЛЬЦОВ
ПОВЕСТИ БЕЛКИНА

Правдивые морские рассказы.
Все персонажи вымышленные, совпадения с действительностью случайны.

Пора познакомить читателя с Белкиным.

Белкин - это не станционный смотритель.
Белкин Анатолий - это лучший слесарь Минсудпрома, работник завода Куйбышева. Всю жизнь Белкин провел в разъездах и командировках, на испытаниях заводской продукции. Основные места его обитания - Феодосия, Гагры, Иссык-Куль, Владивосток, Петропавловск-Камчатский, Североморск, и т.д. В общем, все моря Советского Союза. Во время командировок, Белкин делал обычно два дела. Первое - выходил в море. И второе - пил шило. Причем оба дела он мог делать одновременно и одно другому не мешало. Скажу сразу, дела эти делал он хорошо, звание Лучшего слесаря носил не зря, потому и больших претензий к нему никто обычно не предъявлял, и на работы его брали с удовольствием. Кроме того, Белкин знал много баек, анекдотов и всегда мог поддержать компанию. Вот так, те истории, которые он нам рассказывал или которые с ним происходили, мы и прозвали - Повести Белкина.

СОДЕРЖАНИЕ

Повесть первая Шило
Повесть вторая Незачет
Повесть третья Бартер
Повесть четвертая Научная конференция
Повесть пятая Положительный результат
Повесть шестая Лесник
Бонус Пятница 13


ПОВЕСТЬ ПЕРВАЯ ШИЛО

Однажды послали Белкина отвезти в Феодосию 20 литров спирта - ректификата. Ректификат означает, что спирт чистый и его можно пить. Правда, когда нам доставался спирт не ректификат, это совсем не значило, что его пить нельзя. Поэтому все виды спиртов на заводе называли емким словом - Шило, что значило - условно питьевой спирт. Пили его всегда, везде, в любых количествах, а также он служил главной разменной валютой, как на заводе, так и на испытаниях.
Особенно бесценно было Шило во времена перестройки. По закону Горбачева - Лигачёва каждому жителю СССР мужского пола полагалась одна бутылка водки на месяц, а каждой женщине - бутылка вина. В стране, под этот закон, руководители совхозов, один впереди другого, рапортовали о необычайном росте новых членов Общества Трезвости, взамен вырубленных в Крыму виноградников.
В Феодосии тогда работали два вино - водочных магазина. Один - у могилы Айвазовского, а второй - в новостройках, где жила популярная в те времена эстрадная певица Валька Легкоступова, она же Ягода - Малина. Из - за этой Малины, я подозреваю, местные власти и держали там магазин. Ну а могила великого мариниста для феодосийцев это вообще место святое. Здесь и до сухого закона стояла неиссякаемая, бесконечная очередь. Был еще, правда, вино - водочный завод на окраине Феодосии.
Крым всегда славился своими винами. В прежние времена там можно было насладиться мармеладной терпкой Мадерой, янтарным резким Хересом, темно-красной тягучей Массандрой и изумительным Старокрымским шампанским. Мадеру любил не только Григорий Распутин, но и все наши командированные.
Была у нас с Игорем Коровиным металлическая канистра - дипломат, под черную кожу, на 8 литров. Дипломат был разработан на заводе ведущим конструктором Малаховым Виктором Игнатьевичем, и имел специальный клапан. Клапан был предназначен для безкавитационного (безбулькавого) разлива Шила по стаканам. С этим дипломатом и ходили наши молодые специалисты Андрей Желонкин и Андрей Хоменко к забору вино - водочного завода. Водки на заводе не было, потому что, не было спирта, а вот вино еще производили из винограда с частных огородов. Процесс добычи вина происходит по следующей технологии:
В дырку забора подавалась канистра - дипломат и две по 05 шила. Затем нужно было ждать неопределенное время, прохаживаясь вдоль забора и осторожно осматриваясь. В этом состояли основные охранные - режимные мероприятия. Рядом, вдоль забора прохаживалось еще человек 10 - 15, лица достаточно интеллигентные, возможно тоже командированные из столичных НИИ. В Феодосии много было авиационных и морских инженеров - конструкторов. Люди конечно порядочные, но зевать среди них было нельзя, как только твоя канистра появлялась в дырке, нужно было ее хватать и спешить на автобус. А затем, уже в гостинице, осторожно открывался клапан, и теплая терпкая мадера бесшумно разливалась по стаканам.

Таким образом, мы и проводили тягостные выходные дни на всесоюзном курорте. Надо сказать, что другие граждане нашей страны, платили за такой отдых большие деньги и считали путевку в Крым несбыточной мечтой. Редко еще, какой советский гражданин мог себе позволить на 2 -3 месяца скатать на берег моря, да еще за казенный счет. А вот Толя Белкин, да пожалуй, Игорь Коровин могли и на 4-6 месяцев загреметь. Да, были советские застойные времена.

Так вот, везет Белкин канистру спирта 20 литров, везет долго, везет на поезде, так как на самолете опасные грузы возить не разрешалось. Канистра заводская, металлическая, закрыта специальным клапаном, а клапан опечатан металлической пломбой, которую нарушать естественно нельзя, о чем Белкин предупрежден и о чем в акте приема - передачи опасного груза сделаны специальные пометки: Груз досмотру и вскрытию не подлежит! И подписи директора завода, военного заказчика и самого Белкина. А чтобы у Белкина не возникло соблазна попытаться вскрыть канистру, ему выдали законные проездные - 05 литра Шила.
Белкин ехал долго, но с кем и как, это истории не известно. На третий день путешествия, Белкин сходит с поезда в центре Феодосии напротив гостиницы Астория.

У Айвазовского есть картина Прибытие первого поезда в Феодосию, написанная ровно сто лет назад. На картине дамы в длинных платьях, в шляпках, с летними зонтиками в руках, а мужчины во фраках и в цилиндрах. Белкин сошел с поезда в мятых шортах, шлепанцах на босу ногу, небритый и с канистрой в руках. Пересекает вокзальную колоннаду, центральную площадь, усаженную каштанами, и селится в Астории, в соседнем со мной номере на третьем этаже. Прошу не путать Феодосийскую Асторию с Ленинградской. Хотя у них есть и общие черты. В Ленинградской Астории жил и погиб белый поэт Есенин, а в Феодосийской жил и тоже погиб черный барон Врангель.
вокзал.jpg
вокзал.jpg (356.12 КБ) 841 просмотр

Астория.jpg
Астория.jpg (188.79 КБ) 841 просмотр

Так вот, прибывает Толя Белкин в гостиницу, прибывает в пятницу, и сразу попадает на заседание комиссии. Все кричат: - Здорово Белкин! Шила привез? - Все привез, - отвечает Белкин, и заносит канистру, заводские бумаги, даже деньги для тех, кому продлена командировка. Я проверяю, все в порядке, бумаги в комплекте, канистра с пломбой. Но вот при тряске канистра подозрительно булькает. - Где Шило? - спрашиваю.
- Не знаю, наверное, на заводе не долили.
- На заводе я сам по канистрам разливал, а на металлическую пломбу бумагу с моей подписью и заводской печатью наклеил.
- Пломба, подписи, печати целы? - спрашивает Белкин - К таре претензии есть?
- Нет, но канистра-то не полная!
- Спирт легколетучее вещество, наверное, от жары и тряски улетучился,
- не унимается Белкин.
В понедельник в цехе открываем канистру, переливаем по банкам, - пяти литров не хватает.
- Много улетучилось, - говорю я, - что я Хитрому скажу? Он химию не очень любит, твоего закона Бойля - Мариотта не оценит. Василий Степанович Хитрый - капитан 2 ранга, начальник минно - торпедного отдела военно-морской базы в Феодосии, член приемочной комиссии темы Гитана. Человек добродушный, но принципиальный, - должен подписать акт о списании именно 20 литров спирта, а не 15 -ти.
Белкин опять молчит, идет в несознанку. Да и реально, все понимают, пломбы целы, бумаги целы, канистра без нарушений. Да и не мог Белкин выпить пять литров, плюс свои 05, даже за три дня. Это же почти 30 бутылок водки, мистика короче. Пришлось так Хитрому и объяснить. Мол, секрет утечки пока не раскрыт, но работаем, акты пишем, бумаги комиссии обязуемся предоставить по всей форме.
Тема была закрыта, но вопросы к Белкину остались.

Молодые специалисты Желонкин и Хоменко смотрели на Белкина с затаенным восхищением. Но старшие понимали: наказание должно быть неотвратимым. Хотели даже лишить его звания Лучшего слесаря Минсудпрома и передать звание Сергею Голубю, но через месяц Белкин сдал секрет. Я говорит, его шилом открыл. Я спрашиваю, что за каламбур, как это, Шило шилом открыть? - Очень просто,- отвечает, - я шилом дырочку в сварочном шве канистры расковырял, Шило слил по струйке в дипломат, а потом дырочку отверткой зачеканил. Вот следов и не осталось.
Звание Лучшего слесаря пришлось оставить, а вот еженедельной пайки он был лишен на все лето.

Вернуться в «Разное»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость