• Русская версия сайта

ПЕТРУШЕВСКИЙ Василий Фомич (1829-1991)

Василий Фомич Петрушевский родился 24 ноября 1829 г. в семье видного педагога. Кроме преподавания математики и физики, его отец - Фома Иванович - был известен своими работами по метрологии. Его труд «Общая метрология» (СПб., 1849) был удостоен Демидовской премии. За переводы сочинений Эвклида и Архимеда (в 1819—1833 гг.) Академия наук присудила ему премию, отметив, что соединение в одном лице столь разнообразных знаний, какие требуются для подобного труда, - явление очень редкое.

В семье, кроме Василия, были еще 4 брата и одна сестра.

Старший брат - Иван Фомич, воспитанник Горного корпуса (1820—1852), увлекался химией.

Федор Фомич (1828—1904), ученик Э. X. Ленца. В 1865 году получил степень доктора физики. На протяжении 1865—1901 годов заведовал кафедрой физики в Петербургском университете. Преподавал также в Минном офицерском классе в Кронштадте (с 1874), где устроил специальный физический кабинет. Федор Фомич также известен своей работой «Экспериментальный и практический курс электричества, магнетизма и гальванизма» (1876). Кроме того, им создано несколько конструкций оптических приборов и усовершенствованы осветительные устройства маяков. Федор Фомич был также одним из инициаторов организации Русского физического общества и первым его председателем.

Александр Фомич был военным писателем, биографом графа А.В. Суворова.

Михаил Фомич, как и герой этой страницы, Василий Фомич, дослужился до генерала.

Помещенный в Первый кадетский корпус, Василий Фомич окончил его с отличием и 30 июня 1848 г. как один из самых способных кадетов в чине прапорщика был прикомандирован к Михайловскому артиллерийскому училищу для продолжения занятий в офицерских классах. Михайловское артиллерийское училище, созданное в 1820 г., состояло из юнкерских и офицерских классов. Юнкерские классы давали артиллерийское и физико-математическое образование, а офицерские (в 1855 г. они были преобразованы в академию) — высшее. Училище и академия занимают в истории отечественной науки и техники особое место. Из их степ вышли выдающийся баллистик Н. В. Маиевский, А. В. Гадолин; химики-артиллеристы А.А. Фадеев, Л.Н. Шишков, А.Н. Энгельгардт, Н. П. Федоров, Г.А. Забудский, С.В. Панпушко, В.Н. Ипатьев; электротехники   К.И. Константинов,   Н.М. Алексеев, Ф. А. Пироцкий, Н. Н. Рагозин, В. П. Циклинский; создатель 3-линейной винтовки С.И. Мосин, изобретатель отечественного бездымного пороха 3.В. Калачев и многие другие артиллеристы, прославившие русскую науку и тех­нику.

В Артиллерийское училище по установившейся традиции принимали наиболее способных юношей, окончивших кадетские корпуса с отличием и проявивших склонность к математике. В училище и офицерских классах преподавали лучшие профессора Петербурга и академики М. В. Остроградский (математика), Э. X. Ленц (физика), Г. И. Гесс (химия), вскоре его заменил окончивший Офицерские классы А. А. Фадеев.

Часть курса химии В. Ф. Петрушевский изучал под руководством изобретателя пироксилина, видного химика-артиллериста А. А. Фадеева, создавшего к тому времени в Петербурге три химические лаборатории и вскоре назначенного командиром (по совместительству) на Охтинские пороховые заводы. А. А. Фадеев обратил внимание на своего воспитанника, проявлявшего большой интерес к химии и физике.

После длительной работы на заводах (Сестрорецкий оружейный, Охтинские пороховые, Ижорский, Олонецкий чугунолитейный, Санкт-Петербургский арсенал и др.), получив 575 баллов, Петрушевский окончил офицерские классы по I разряду и в «уважение весьма хороших успехов по всем предметам» 20 февраля 1850 г. был назначен репетитором химии в Первый кадетский корпус. Затем последовательно он занимал должности репетитора и учителя 3-го рода по химии в Павловском кадетском корпусе, с 1858 г. - такую же должность в Пажеском корпусе и, наконец, с 1868 по 1875 г. в том же корпусе заведовал кафедрой химии. Василий Фомич усиленно экспериментировал в лаборатории и преподавал в нескольких классах. В течение двух лет он выпустил 3 учебника по химии и опубликовал не­сколько статей по химии и артиллерии.

В 1860-1861 гг. В. Ф. Петрушевский выступал в Петербурге с циклом лекций по химии для широкого круга слушателей (по линии Вольно-экономического общества). Сохранившееся в библиотеках «Краткое изложение содержания чтений» свидетельствует о том, что в 12 лекциях, которые прочел Петрушевский, были отражены важнейшие разделы химии.

Среди членов химической группы I Съезда русских естествоиспытателей и лиц, подписавших проект устава Химического общества (1868 г.), был и Петрушевский, являвшийся одним из членов-учредителей.

В Петрушевском сочетались отличные педагогические и организаторские способности с талантом изобретателя. Так, во время Крымской войны 1853—1856 гг. (22 апреля 1854 г.) Василий Фомич получил назначение на невские береговые батареи, где молодой ученый-артиллерист был сразу же привлечен к решению насущных задач реорганизуемой артиллерии. Продолжая свои исследования (совместно с Н.Н. Зининым) по нитроглицерину, начатые еще в 1853 г., он занялся проектированием приспособления, позволяющего при откате орудия быстро привести его в обратное, удобное для нового заряжения положение с необходимым для следующего выстрела углом возвышения. Вскоре такое приспособление было создано. В. Ф. Петрушевский предложил также гранатные деревянные вышибные трубки для сообщения огня разрывному заряду при ударе его о поражаемый предмет.

Вместо существовавшей деревянной градусной линейки он изобрел квадрант с ватерпасом и боковой раздвижной прицел, позволявшие вести точную стрельбу по невидимым на батарее или закрытым дымом целям. При первых же испытаниях прицел получил отличную оценку. За это выдающееся изобретение В.Ф. Петрушевский в 1857 г. был отмечен наградой в 1000 руб. и орденом, а в 1859 г. на конференции Артиллерийской академии, где впервые за выдающиеся труды присуждались Михайловские премии, в числе трех награжденных первым был назван поручик В. Петрушевский Приказ о присуждении премии гласил: «Поручику Петрушевскому за изобретенные им прицел и квадрант для крепостной артиллерии, как за изобретения, которых существенная польза подтвердилась опытами, произведенными в нашей артиллерии и служившими поводом к принятию сих изобретений для постоянного употребления в крепостной артиллерии».

Для быстрейшей реализации обоих изобретений Петрушевский был направлен в крепости Кронштадт, Свеаборг и Ревель. Изобретение быстро распространилось в артиллерии русской армии, а затем, как сообщает газета, было принято в армиях других европейских стран.

В те же годы Василий Фомич начал исследования по применению электрического тока в артиллерии и во флоте. Еще будучи преподавателем Кадетского корпуса, Петрушевский сблизился с А.И. Шпаковским и А.В. Гадолиным. За время преподавания в Артиллерийской академии, где они проводили различные исследования и эксперименты под руководством академика Э. X. Ленца, эта дружба укрепилась. В 1855 г. Петрушевский со Шпаковским разработали специальный прибор с «равномерным истечением газов, назначаемый для освещения и переноски светильного газа», обладающий регулятором давления, а также «горелки для освещения и плавления с помощью друммондова огня».

С 1862 г. под руководством Петрушевского велись исследования свойств нитроглицерина. В том же году он предложил его использовать для подводных и подземных взрывов.

 

Хорошо понимая, что минный заряд должен занимать по возможности малый объем и иметь при этом большую взрывную силу, В. Ф. Петрушевский в мае 1863 г. рекомендовал Инженерному управлению для увеличения пробивной силы мин применять в них нитроглицерин. Программу этих интереснейших и весьма важных испытаний составил капитан М.М. Боресков, являвшийся крупнейшим специалистом по минно-подрывным средствам. Нитроглицерин, так же как и в 1853-1854 гг., готовился в лаборатории. В июне-июле 1863 г. уже взрывали заряды, содержащие до 10 кг нитроглицерина; опыты подтвердили ценность предложения В. Ф. Петрушевского.

За 40 дней (с 1 августа по 10 сентября 1863 г.) В. Ф. Петрушевский приготовил  180 пудов 15 фунтов нитроглицерина (около 3 т). Впервые в мире это мощное взрывчатое вещество было получено в таком количестве.

В.Ф. Петрушевский, таким образом, является основателем промышленного производства нитроглицерина.

Уже опыты В. Ф. Петрушевского, относящиеся к 1863 г., показали, что 23 фунта (9.2 кг) нитроглицерина, взорванные в воде с помощью пороховых лепешек, пробивают железную плиту толщиной в 1 дюйм (25.4 мм), окруженную водой.

В программе испытаний на 1864 г., проводившихся, как и предыдущие, секретно, предусматривалось: «1. Опытами отыскать самый удобный и безопасный способ воспламенения нитроглицерина. 2. Сравнительными опытами посредством малых зарядов определить силу действия нитроглицерина, употребляемого в  различных видах относительно силы действия обыкновенного пороха… Впоследствии же, со временем, когда эти вопросы будут совершенно разъяснены, было бы полезно исследовать при каких условиях и каких работах употребление нитроглицерина выгоднее обыкновенного пороха».

Взрывание мин, снаряженных нитроглицерином, показало, что он действует значительно сильнее, чем порох и даже пироксилин.

Еще в 1853-1854 гг., исследуя свойства нитроглицерина, Н.Н. Зинин и В.Ф. Петрушевский смешивали черный порох с нитроглицерином не только для лучшего и быстрейшего воспламенения последнего, но также и для того, чтобы хотя бы частично понизить его чувствительность.

Петрушевский предложил углекислую магнезию, легко и быстро реагирующую с кислотами, выделяющимися при разложении нитроглицерина. Об этих свойствах магнезии «для уничтожения свободных кислот» он говорил еще в своих публичных лекциях в 1860 г.

Архивные документы и свидетельства современников В. Ф. Петрушевского показывают, что еще в 1863 г. на основе нитроглицерина он получил твердые составы, впоследствии названные динамитами. Так, профессор генерал-майор А. Р. Шуляченко писал: «У нас впервые был предложен динамит, может быть раньше нобелевского, представляющего смесь нитроглицерина с магнезией.

Петрушевский был первым, кто «производил опыты употребления нитроглицерина и динамита для снаряжения мин и разрывных снарядов.

Следует указать статью «Как устранить опасность взрыва нитроглицерина?», опубликованную в 1866 г. (т. е. за 6 месяцев до получения Нобелем патента). В ней отмечается «несколько средств, придуманных разными лицами с этой целью».

В апреле 1868 г. Инженерное управление поручило В. Ф. Петрушевскому «заняться приготовлением нитроглицерина в твердом виде и устройством необходимых при этом двух аппаратов: а) для непрерывной фабрикации нитроглицерина и б) для обращения нитроглицерина в порошкообразный состав  (т. е. динамит)».

Очень быстро Петрушевский разработал и предложил специальный прибор для приготовления динамита, опередив в этом Западную Европу на десятки лет. Аппарат состоял из медного котла в виде полушара на треножниках, герметически закрываемого стеклянной крышкой с 3 отверстиями. Одно отверстие служило для засыпания углекислого магния, через второе приливался тонкой струей нитроглицерин, третье отверстие служило для отвода выделяющихся вредных газов. Вся смесь перемешивалась медной мешалкой. Внизу котел имел отверстие для выгрузки готового динамита.

 

APP P 600

 Аппарат Петрушевского для приготовления динамита

В 1864 г. В. Ф. Петрушевский за открытие практического применения нитроглицерина и его препаратов для мирных и военных целей был награжден премией 3000 руб., а 29 апреля 1867 г. - пожизненной ежегодной пенсией в размере 1000 руб.

 

 

Так кто же изобрел динамит?

Мы только что рассказали, каким путем прошел Петрушевский. Теперь давайте посмотрим, как пришел Альфред Нобель к своему патенту.

После окончания Машиностроительного колледжа в Америке в возрасте двадцати лет Альфред Нобель в 1854 г. приехал в Россию к отцу (Эммануил Нобель имел машиностроительный завод в Петербурге). Альфред, живя на даче рядом с Н.Н. Зининым, присутствовал при некоторых испытаниях нитроглицерина, проводившихся Н.Н. Зининым и В.Ф. Петрушевским в том же 1854 г. Получив некоторые данные о новом мощном взрывчатом веществе, А. Нобель с отцом возвратился в Швецию, где в 1863 г. начал опыты по получению нитроглицерина. Не имея химического образования и не соблюдая должных правил техники безопасности, исследователи не скоро смогли воспроизвести опыты Н.Н. Зинина десятилетней давности. В сентябре же 1864 г. один из опытов закончился мощным взрывом, в результате которого погибло несколько человек, и в том числе младший брат Альфреда - Оскар (следует отметить, что у В.Ф. Петрушевского и его помощников за 16 лет работы не было ни одного несчастного случая).

В эти и последующие годы, как видно из сохранившейся переписки А. Нобеля с Инженерным управлением России, он внимательно следил за всеми опытами, проводившимися в нашей стране. В одном из своих писем, А. Нобель 9 (21) июля 1863 г. писал начальнику Гальванического заведения генералу Вапсовичу: «Возможно нагреть довольно быстро несколько грамм этого вещества, что мне и удалось уже сделать несколько времени тому назад. Но практика привела меня к тому, что показала теория, а именно, что невозможно в одну секунду нагреть жид­кость в количестве от 4 до 5 фунтов до 170°».  И далее: «Я буду ожидать результатов опытов с нитроглицерином, проводимых Инженерным департаментом, и  как только будет доказана неудача этих опытов, я возвращусь к своему предложению». Таким образом, А. Нобель подтвердил, что лишь незадолго до отправки письма нашел способ взрывать «несколько грамм» нитроглицерина и что не верит в возможность быстрого воспламенения его в больших количествах. Неудачи опытов, проводившихся В. Ф. Петрушевский, он так и не дождался, ибо в дни, когда он писал письмо, в Кронштадте взрывали заряды нитроглицерина весом в 25 фунтов (10 кг).

Однако, это не помешало А. Нобелю через 6 месяцев после опубликования в России статьи «Как устранить опасность взрыва нитроглицерина» в мае 1867 г. запатентовать новый порошкообразный состав - смесь нитроглицерина и инфузорной земли (кизельгур).

Нобель не пренебрегал и дипломатическими каналами, чтобы выяснить детали опытов Петрушевского. Так, шведский посланник обращался в Министерство иностранных дел России и просил «О сообщении шведскому правительству правил об изготовлении, хранении и перевозке нитроглицерина». Сохранился в архивах и ответ на этот запрос, подготовленный В. Ф. Петрушевским.

Чтобы как-то обосновать работы А. Нобеля по нитроглицерину, фирма «Нобель» в России в своем юбилейном издании в 1904 г. сообщала: «С юных лет он питал особенную склонность к занятиям химией. После основательного изучения предмета под непосредственным руководством известного русского академика Зинина он много поработал в заграничных лабораториях по разным вопросам прикладной химии».

Интересно также, что взрывчатое вещество, изобретенное В. Ф. Петрушевским, свыше 12 лет пролежало без применения в одном из погребов Кронштадта, но зато получило широкое распространение за границей под различными названиями - Magnesia Powder, Dyna-magnite, Nitro-magnite и т. п. - без всякого упоминания о его создателе.

В специально составленном докладе Инженерного управления, за подписью генерала Тотлебена военному министру Милютину «О вознаграждении полковника Петрушевского»  за  № 6489 от 16 декабря 1866 г. отмечается: «До 1863 года нитроглицерин приготовлялся в самых незначительных количествах, по золотникам, в лабораториях, и полковник Петрушевский первый приготовил этот продукт в таком значительном количестве; он первый показал способ мгновенного воспламенения большого количества нитроглицерина и первый применил его для взрывов. Между тем, через год после описанных работ полковника Петрушевского (в 1864 г.) шведский подданный А. Нобель взял в государствах Западной Европы привилегии на употребление нитроглицерина для нарывов всякого рода… и воспользовался теми материальными выгодами, которые были бы в руках полковника Петрушевского, если бы интересы государства потребовали сохранения в тайне применения нитроглицерина.

Г. Нобель пользуется привилегиями за границею и не мог получить привилегии в России, так как применение нитроглицерина раньше его  было предложено полковником Петрушевским и раньше, чем за границею, были исследованы способы употребления этого вещества, о чем Главное инженерное управление в свое время сообщило Департаменту мануфактур и торговли, дабы предупредить выдачу привилегии г-ну Нобелю.

Таким образом, если бы способы приготовления нитроглицерина в больших количествах и применение его к взрывам, открытое полковником Петрушевским, не содержались в тайне, то все материальные выгоды, которыми воспользовался г. Нобель, выпали бы на его долю, так как он мог бы взять привилегии в иностранных государствах».

 

Предложив снаряжать нитроглицерином подводные мины, он затем создал оригинальные конструкции замыкателя, коммутатора, разъединителя и самой мины.

 

С 1854 по 1876 г. изобретатель подводных лодок О.Б. Герн предложил 4 проекта подводных лодок. В 1862-1863 гг. изобретатель спроектировал новую лодку, главным новшеством лодки должна была стать газовая (аммиачная) машина, спроектированная В.Ф. Петрушевским. Однако стендовые испытания мотора окончились неудачей….

В 1868 г. в чине полковника Петрушевский был назначен членом Морского технического комитета, а в 1869 г.- совещательным членом Артиллерийского комитета Главного артиллерийского управления армии. По его инициативе в обоих ведомствах начались обширные исследования по применению электричества и друммондова света для военных целей.

В конце 60-х годов Василием Фомичом была разработана оригинальная конструкция дальномера для быстрого и точного измерения расстояния с берега до движущихся судов и тем самым осуществлена автоматическая синхронная связь с применением часовых механизмов. Им были предложены и вспомогательные механизмы: станочек для наматывания проволоки на катушки электромагнитов, аппараты для передачи показаний дальномера, откидной ключ к запалу и пр.

Петрушевский создал судовую мину оригинальной конструкции и все приборы, необходимые для ее безотказной работы: замыкатель и коммутатор.

Гальваническая мина имела медный корпус (внутренняя поверхность ее была вылужена), состоящий из двух спаянных частей: сферической и конусообразной. Вершина конуса была срезана, и к образовавшимся таким образом кромкам корпуса приклепаны дно мины и медная труба, служащая для соединения мины с минным шестом. К этой трубе, которая изобретателем названа хвостовой, была припаяна тонкая медная трубка для проводников, идущих от мины на судно. Кроме того, в конической части мины была впаяна горловина, предназначенная для заряжания мины и для вывода проводников, идущих от запалов на судно для взрыва мины автоматически и по желанию.

В передней сферической части находились два отверстия: большое — для  помещения  автоматического прибора и малое — для проверки целости минного корпуса сжатым воздухом.

Назначение автоматической, или, как назвал ее конструктор, передаточной, решетки состояло в том, чтобы принимать на себя первые толчки предмета, который подлежал взрыву. Решетка состояла из массивной конусообразной втулки, охватывающей сферическую часть мины со всех сторон и надевающейся на стержень грибовидной части таким образом, что она могла без затруднения свободно вращаться на стержне, как на оси.

 M Petrush

Мина Петрушевского: 1 – сферическая часть; 2 – коническая часть; 3 – хвостовая медная трубка для соединения с минным шестом; 4 – трубка для проводников; 5 – горловина для заряжания и вывода проводников; 6 – отверстие для помещения замыкателя.

 Zam Petrush 528

Автоматический замыкатель Петрушевского: 1- медный болт; 2 – медные тарелки; 3 – буфер; 4 – коммутатор; 5 – автоматическая «решетка» (приемный механизм).

Специалисты отмечали, что «решетка мины полковника Петрушевского вполне отвечает своему назначению, так как какой бы стороной сферическая часть его мины ни приближалась к поражаемому предмету, автоматическая решетка... всегда коснется прежде всего и даст желаемое движение всем частям его автоматического замыкателя». При этом пружинка буфера удлинится, гайка нажмет на пуговку коммутатора, приведя в соприкосновение изолированные пластинки (расстояние между ними 5.08 мм), соединенные с гальванической батареей, и появившийся в цепи ток взорвет запал заряда. Этот прибор известен в литературе как буферный замыкатель Петрушевского. Корпус мины (с хвостовой трубкой) длиной 2.2 м и весом 114.4 кг вмещал заряд пороха до 57 кг.

Mina Petrush 780AMNМина Петрушевского. ЦВММ. Фото ALLMINES.NET, DK, 2016

Коммутатор Петрушевского, имея чрезвычайно простую конструкцию (он состоял из 6 планок, пружины и нескольких контактов), обеспечивал по желанию как ав­томатический, так и вынужденный взрыв мины. Достаточно было одного движения, чтобы мину сделать безопасной и одним движением разобщить цепь для автоматического взрыва.

 COMM P 600

Коммутатор Петрушевского: 1-4 – планки; 5 – пружина; 6 – «пуговка» (кнопка); 7-9 – проводники.

Уже в 1870 г. суда, отправлявшиеся в дальнее плавание, были снабжены минами и коммутаторами Петрушевского. И хотя в 1874 г. X.И. Трумбергом были скон­струированы более легкие мины, все же, как указывается в Энциклопедии военных и морских наук, мины Петрушевского находились на вооружении русского флота до конца 70-х годов, а коммутаторы с некоторыми изменениями использовались даже и в начале 80-х годов.

Минное оружие с каждым годом приобретало все большее значение, поэтому в 1874 г. на флоте была создана специальная минная часть. В предписании Морского министерства контр-адмиралу К.П. Пилкину о принятии им в заведование минной части 14 апреля 1874 г. указывалось: «Приглашенный из Сухопутного ведомства по минной специальности генерал-майор Петрушевский должен по-прежнему оставаться в звании члена Артиллерийского отделения Технического комитета и участвовать в занятиях Минной комиссии».

В 1871 г. В. Ф. Петрушевским были предложены две конструкции разъединителей для мин заграждения, которые обеспечивали возможность контроля мины перед взрывом и затем изоляцию проводов от взорванной мины. Основная конструкция разъединителя состояла из деревянного основания, к которому прикреплялся пробковый запал, трех штифтов и пружинки, которая притягивалась пироксилиновой ниткой к штифту. В верхней части разъединителя помещалась стеклянная трубочка с «окисленной» водой и двумя платиновыми электродами, опущенными в воду. Один из электродов соединялся с запалом.

При введении в цепь разъединителя происходили одновременно два явления: воспламенялись запал и пироксилиновая нитка, в результате запал разъединителя выводился из цепи, но одновременно ток, проходя по платиновым электродам, помещенным в «окисленную» воду, разлагал ее, и образовавшиеся газы вышибали одну из пробок с электродом, прерывая ток. Этим и достигалась изоляция поврежденного взрывом минного конца.

Таким образом, если запал разъединителя, имея неодинаковое сопротивление с запалом, находящимся в мине, мог сгореть ранее и тем самым воспрепятствовать воспламенению самой мины, то разложение воды в трубочке требовало более продолжительного действия тока.

 RAZ P 600

Разъединитель Петрушевского: 1 – внешний вид; 2 – деревянное основание; 3,4 – штифты; 5 – стеклянная трубка с платиновыми электродами.

Вторая конструкция разъединителя состояла только из стеклянной трубки с платиновыми электродами и «окисленной» водой.

Подробно анализируя отечественные и иностранные разъединители, М.М. Боресков в своем «Руководстве по минному искусству» (1876 г.) отдавал предпочтение конструкции Петрушевского и Шах-Назарова, подчеркивая, что «разъединитель генерала Петрушевского вполне удовлетворяет условию проводимости тока, который проходит в разъединителе не только до взрыва мины, но некоторое, хотя и незначительное, время и после ея воспламенения. Этот разъединитель может быть удален на такое расстояние от мины, при котором на него не может оказывать влияние действие заряда, как бы ни была значительна его величина».

 

В 1871 г. В. Ф. Петрушевскому было присвоено звание генерал-майора, а 20 августа того же года он был назначен начальником Петербургского патронного завода. (Следует напомнить, что в России до 1868 г. на механических заводах изделия выпускались с точностью до 0.06—0.07 мм. Производство же металлических патронов требовало точности порядка 0.012—0.025 мм). В те годы завод состоял из четырех мастерских. Исключительно благодаря организационной и изобретательской деятельности Петрушевского уже через 2 года на заводе возник новый отдел - инструментальный.

В инструментальном отделе Петрушевский организовал изготовление поверочных инструментов, лекал и образцов ружей для всех ружейных заводов и поверочных комиссий русской армии. Оборудованием этого отдела и помощью коллектива высококвалифицированных рабочих и мастеров Петрушевский пользовался в дальнейшем при осуществлении некоторых изобретений в области электротехники.

Трудно перечислить все введенные им на заводе усовершенствования, обеспечившие необходимую точность между оружием и изготовляемыми для него патронами. Так, Петрушевским был создан прибор, позволивший не выпускать с завода гильзы боевых патронов без внутренних чашек. Следует отметить также предложенную им герметическую укупорку патронов, призматического по­роха и зарядов из него, что обеспечило длительное хранение готовых боеприпасов. Предложенная им лакировка Патронных гильз явилась отличным методом борьбы с коррозией.

Плодотворная деятельность Петрушевского в качестве начальника завода была отмечена специальным приказом генерал-фельдцейхмейстера по русской артиллерии, где подчеркивалась его неутомимая деятельность, «доведшая производство работ в Патронном заводе до отличной степени совершенства».

Напряженно работая, руководя огромным заводом и одновременно заведуя кафедрой химии в Пажеском корпусе, Петрушевский не прекращал своих опытов и над электроосветительными приборами.

В 1876 г. Василий Фомич тяжело заболел, но, несмотря на неизлечимый недуг (поражение спинного мозга), лишивший его возможности передвигаться, он неутомимо продолжал работать над дальнейшим совершенствованием различных приборов и аппаратов. Так, 11 февраля 1880 г. он обратился с письмом в Артиллерийский комитет: «Наша береговая артиллерия все более и более обогащается орудиями больших калибров, стреляющими на большие дистанции с замечательною меткостью. 14 дм (35.56 см) при 17° возвышения бросает снаряды на 8—9 верст (8.5—9.6 км), причем площадь разлета снарядов так невелика, что помещается на палубе большого броненосца. Одно из главных условий для меткой стрельбы - точная наводка орудия. Употребляемые у нас прицелы, удовлетворительные для небольших и средних дистанций, едва ли могут быть пригодны для точной наводки орудий на большие дистанции— 5 верст (5.3 км) и более; для этой последней цели необходим другой, более точный способ наводки орудия».

На заседании Комитета письмо В. Ф. Петрушевского было рассмотрено и принято решение, в котором говорилось: «Артиллерийский комитет вполне разделяет мне­ние генерала Петрушевского, и было бы весьма полезно, если бы он принял на себя разработку этого вопроса».

Спустя 3 месяца, 12 мая 1880 г., Петрушевский представил 10 листов чертежей и описание трех проектов прицельного прибора со зрительной трубой. По одному из проектов прицел был изготовлен. После долгих испытаний с главного артиллерийского полигона в начале 1884 г. пришло сообщение, что «оптический прицел после производства из орудия 225 выстрелов остался совершенно исправным». Отметив, что употребление прибора совершенно просто и что он позволяет наводить орудие «очень точно» даже в том случае, если наводчик обладает слабым зрением, начальник полигона заключает: приспособление прибора к орудию не представляет особых затруднений.

Несмотря на столь удовлетворительные результаты, по совершенно непонятным причинам прибор не был принят на вооружение, и отечественная береговая артиллерия почти в течение 30 лет - до первой мировой войны - не имела оптических прицелов.

В 1881 г. Петрушевский был произведен в генерал-лейтенанты и вскоре назначен постоянным членом Артиллерийского комитета, где до дня кончины бессменно руководил работой III отдела Комитета по вопросам военной электротехники.

В. Ф. Петрушевский вошел в историю отечественной науки и техники как один из выдающихся изобретателей, отдавший разработке и совершенствованию различных приборов, аппаратов, соединений всю свою жизнь, энергию и талант. Где бы он ни работал, какой бы области он ни касался, всюду и везде он вводил новое, более совершенное, передовое, стремясь принести возможно большую пользу Родине.

Василий Фомич Петрушевский умер в апреле 1891 г. 

Петрушевский Василий Фомич

Петрушевский Василий Фомич