• Русская версия сайта

ПРОИЗВОДСТВО ТОРПЕД В ГЕРМАНИИ В 1918-1945 гг.

ПРОИЗВОДСТВО ТОРПЕД В ГЕРМАНИИ В 1918-1945 гг.

     После поражения Германии в Первой мировой войне и разоружения флота, был также ликвидирован и торпедный цех Кайзеровского ВМФ. Его здания и оборудование были закреплены за вновь созданным имперским заводом «АО Дойче Верке Киль» в Киле, район Фридрихсорт (далее - завод «Фридрихсорт»). В соответствии с §192 Версальского договора Германии было запрещено производство торпед. С упразднением производственного участка в «Фридрихсорте» прекратил свое существование и научно-исследовательский опытно-конструкторский центр. Было очевидно, что Германия никогда не смерится с условиями Версальского «мира» и подготовка к новой войне начнется без отлагательств. Роль основного разработчика торпедного оружия после Первой мировой войны взял на себя Торпедо-испытательный центр (= Торпедный НИИ) Torpedoversuchsanstalt (TVA), созданный еще в 1913 г. в Экернфёрде (Eckernförde). Располагая лишь небольшим штатом сотрудников на торпедном полигоне фактически это подразделение создавалось заново.

К концу Пмв флот Германии все больше использовал крупный калибр торпед - 500 мм, основными воздушными торпедами с подогревательными аппаратами были:

 

Диаметр, мм

Длина, мм

Заряд, кг

Д, м / V, уз

G/6

500

6000

160

5000/27
2200/35

G/6D

500

6000

164

8400/27
3500/35

G/7

500

7020

195

9300/27
4000/37

 

Опытно-конструкторские работы в Торпедно-испытательном центре TVA начались в мае 1923 г. с модернизации торпед воздушной G/7 (не путать с G7!) и перспективной электрической Е/7.

В послевоенный период несколько компаний, «Сименс» (Siemens), AFA и «Пинч» (Julius Pintsch AG), были привлечены к разработке электрической торпеды. «Сименс» должен был доработать двигатель, AFA – аккумуляторную батарею, а «Пинч» владела общей документацией на разработку. Компаниям была обещана некоторая свобода в вопросах экспортных продаж союзникам Германии в случае успеха.

С 1923 по 1929 г. Торпедо-испытательный центр совершенствовал торпеду G/7 самостоятельно и производил тестовые образцы в торпедной мастерской, что было запрещено по Версальскому договору. Тем не менее, Центру TVA удалось создать сначала G/7s (не путать с G7s – самонаводящейся, появившейся 10-ю годами позже!), затем G/7v и G/7v*. Попытки организовать производство модернизированной торпеды в торпедной мастерской судоверфи Эчивариета в Кадисе (Cadiz), Испания, успеха не имели. В итоге, модернизированный вариант торпеды, планировавшийся к производству в Испании, получил наименование G7a (или «A-to» = ато = «воздушная торпеда»). Параллельный проект по созданию электрической торпеды получил шифр G7e (или «E-to» = «Это» = «электрическая торпеда»). «Ато» и «Это» были неофициальными названиями. Кроме того, Торпедо-испытательный центр TVA начал адаптацию норвежской авиационной торпеды F1 под шифром F5.

Производство торпед G7a медленно набирало обороты на заводе Дойче Верке Киль (DWK - Deutsche Werke Kiel) в городе Киль, район Фридрихсорт (Friedrichsort), а позже - и на Берлинском машиностроительном заводе (BMAG – бывшем з-де Л. Шварцкопфа).

DWK
Завод DWK, 1940е

BMAG AIRVESSELS 470
Производство торпед G7a на заводе BMAG, 1930е

 

В 1935 г. началось возрождение подводного флота Германии. Первые 6 ПЛ водоизмещением всего 250 т каждая с бортовыми от «U-1» до «U-6» были получены в сентябре 1935 г., и сразу началась техническая и тактическая подготовка экипажей во вновь созданной школе подводников. Вновь назначенный Командующий 1-й подводной флотилией Германии Карл Дёниц (с 1939 г – командующий подводным флотом, а с 29.4.45 – преемник Гитлера на посту рейхспрезидента и главнокомандующего) вспоминал в своих мемуарах: «Я непоколебимо верил в боевую мощь подводного флота. Я всегда считал субмарины первоклассным наступательным оружием в морской войне, лучшим из возможных торпедоносителей.»

 

До начала Второй мировой войны в Германии торпеды производились на следующих предприятиях:

Дойче Верке Киль (DWK - Deutsche Werke Kiel) в городе Киль, район Фридрихсорт (Friedrichsort), где выпускались парогазовые торпеды G7a;

BMAG (Berliner Maschinenbau-Actien-Gesellschaft vormals L. Schwartzkopff, Berlin, компания, основанная Людвигом Шварцкопфом – первым производителем торпед в Германии), г. Берлин (Berlin). Здесь выпускались парогазовые торпеды, преимущественно G7a, а также другие парогазовые торпеды;

Бергман (Bergmann), Берлин (Berlin). Завод выпускал авиационные торпеды F-5

Пинч (Pintsch), г. Фюрстенвальде (Fürstenwalde). Электрические торпеды тип G7e и их модификации. Двигатели поставляла фирма Сименс (Siemens), а АБ – AFA (Берлинский аккумуляторный завод).

Pintsch Load 1941 800
Погрузка торпед на баржу с завода Пинч, 1940е

BMAG 1930s 800
Производство отсеков воздушного резервуара и корпусов БЗО на з-де BMAG, 1940е

Ежемесячно заводы поставляли:
G7a – до 40 единиц;
G7e – до 50 единиц;
F-5 – до 30 единиц.

Для решения задачи встречи торпеды с целью («торпедный треугольник») и выработки данных стрельбы на ПЛ были установлены счетно-решающие приборы – торпедные автоматы стрельбы (ТАС).

С принятием масштабной программы по строительству подводных лодок от 6 октября 1939 года пришлось одновременно со значительным увеличением количества основных потребителей торпед, существенно увеличить и производство самих торпед. Большая часть этого прироста приходилась на электрическую торпеду типа G7e, наиболее подходящую для ведения подводной войны, тк парогазовые торпеды в тот период были следными. Производство G7e должно было возрасти до конца 1941 года до 1200 штук ежемесячно. Решение об этом было принято 1 ноября 1939 года.

Для такого значительного повышения количества поставок требовалось создать дополнительные рабочие предприятия по выпуску торпед типа G7e. С этой целью были привлечены заводы:

Horch der Auto-Union («Хорьх» автомобильного союза «Ауто Унион») (директор Цербст) в городе Цвикау;

Borgward (Боргвард) (директор Кунаст) в городе Бремен.

Осенью 1940 года после годового периода модернизации оба новых предприятия смогли начать выпуск продукции и до ноября 1941 года примерно выйти на запланированное количество поставок.

Помимо вышеупомянутых заводов, на флотах существовали торпедные мастерские, где производилась подготовка оружия к подаче на корабли, но мог производиться и мелкий ремонт торпед.

G7a Ostende 1940
Ремонт торпеды
G7a. Торпедная мастерская в Остенде, Бельгия. 1940 г.

В целях увеличения объема производства торпед типа G7a (приблизительно до 400-500 штук в месяц) был расширен и модернизирован Берлинский машиностроительный завод (BMAG). Машиностроительный завод в Киле (Фридрихсорт) (DWK Friedrichsort) производил, в первую очередь, торпедные аппараты (Torpedorohre), поэтому рост производства торпед G7а был здесь меньше и достигал примерно 70 штук в месяц. Основное производство торпед G7a взяла на себя компания Шэфер&Буденберг (Schäfer&Budenberg) в Магдебурге, поставлявшая ежемесячно 200 изделий.

Резервуар сжатого воздуха в парогазовой торпеде – основной источник энергии – одна из наиболее сложных деталей. Он изготавливался из одного цельного куска стали прошивкой отверстия, желаемая форма придавалась при помощи вытяжного пресса. Заготовки производил концерн «Фридрих Крупп АГ» («Friedrich Krupp AG»). Материал, используемый для резервуара сжатого воздуха, и его трудоёмкая обработка ограничивали производительность торпед типа G7 a.

Kessel 800
Производство (ковка) заготовок под резервуар сжатого воздуха на одном из заводов Круппа, 1930-1940е

Корпусы задней и передней воздушных частей для обоих типов торпед изготавливались, в том числе, и в корпусно-прессовочном цеху, принадлежавшего предприятию Амби-Будд (Ambi-Budd), располагавшегося в районе Йоханисталь города Берлина. Передняя и задняя донышки производились в виде полусфер, которые затем приваривались к основному цилиндру. Полусферы воздушной части торпеды G7e состояли из относительно тонкого металлического листа и крепились на сваренном шпангоутном каркасе. Соединение сваркой продольных и круглых швов производилась большей частью сварочными автоматами. Электродвигатели для торпед G7e поставлял электроконцерны Сименс и AEG, батареи поставляло акционерное общество AFA в городе Хаген.

 

Основные торпеды начального периода войны:

Торпеда

Диаметр, мм

Длина, мм

Заряд, кг

Д, м / V, уз

G7v

500

7083

240

11500/28,5
5500/37

G7v*

500

7084

280

12000/28,5
5500/37

G7a

533,4

7179

300

12500/30
8000/40
6000/44

G7e

534,5

7179

300

5000/30

F5

450

6505

200

2000/33

(G7e – ТТХ для двигателя Сименс GL 231/75 72 кВт)

 

Производство авиационных торпед типа F5 было прекращено после начала войны. Авиационная торпеда типа F5 являлась копией норвежской авиационной торпеды F1 калибра 45 см и длиной 5,1 м с подогревательным аппаратом. Торпеды производились норвежским государственным торпедным заводом в местечке Хортен в кооперации с заводом «Килер Веркштат» (Kieler Werkstatt) акционерного общества BMAG. Серийное производство началось в 1939 году на фирме Бергман (Bergmann) в районе Вильгелмсру города Берлина. Имея небольшую скорость и высоту сброса, во время проведенных в 1938/39 годах испытаний, F-5 оказались довольно неэффективными, и кроме того, летом 1939 года наблюдалось 49% дефектных пусков. Руководство военно-морского флота сочло эти торпеды не подходящими для использования и приняло решение, что военно-воздушные силы должны скорее полагаться на бомбы и тактику пикирования до принятия новых торпед. Но так как для имевшихся самолетов-торпедоносцев продолжали требоваться торпеды, то после остановки производства торпед типа F-5 было принято решение ввести в использование итальянскую авиационную торпеду, получившую наименование F5W (W=Whitehead). Однако, поставки из Италии затягивались. Кроме того, первые торпеды F5W, поступившие в 1941 году, также имели значительные недостатки, и их пришлось вернуть Италии.

Тем временем, на Торпедной научно-исследовательской станции (подразделение TVA) в Экернфёрде (Eckernförde) были усовершенствованы норвежские торпеды в отношении большей высоты и скорости сброса. Первой усовершенствованной моделью стал F5a с допустимой скоростью сброса в 300 км/час и собственной скоростью в 33 уз. За ней последовала модель F5b с высотой сброса 40 м и собственной скоростью 40 уз.

He111 Torpedos 800
Хенкель Не-111 с торпедами
F5b

Модель F5b должна была возродить производство авиационных торпед в Германии. Но так как для этого не было промышленных мощностей, то руководство военно-морских сил приняло решение построить на территории нового филиала TVA в Готенхафене производственную и испытательную площадку для авиационных торпедо. В этих целях был достроен бывший карантинный пункт Хексенгрунд (Hexengrund) в районе Оксхёфт (Oxhöft). В 1940-1941 годах здесь появились мастерские и пристрелочная станция со всем необходимым оборудованием.

Hexengrund 1941 800
Hexengrund2 1941 800
Пристрелочная станция TVA в Хексенгрунде (Hexengrund) до ее передачи ВВС, 1941

 

Из-за возрастающего значения авиационных торпед для военных действий на море, но малых возможностей для широкомасштабного серийного производства торпед типа F5b, 11 апреля 1942 года авиационная торпеда была передана по приказу фюрера под собственную ответственность Люфтваффе. Производственные участки в местечке Хексенгрунд (Hexengrund) перешли к ВВС и получили название торпедного полигона Люфтваффе (Torpedowaffenplatz der Luftwaffe). Руководству Люфтваффе удалось в последствии привлечь к сотрудничеству с целью изготовления авиационных торпед завод «Триппель-верке» (Trippel-Werke), располагавшегося в районе Мольсхайм под Штрасбургом.

F5b D2 800
Торпеда
F5b в экспозиции музея ПЛ «Д-2». Фото allmines.net, 2015

К середине 1942 г. в немецкой промышленности на производстве торпед было занято до 30000 рабочих на 5 сборочных заводах и 180 фирмах-поставщиках. Во избежание простоев для каждой детали были предусмотрены как минимум два разных поставщика (торпеда G7a состояла из 350000 деталей).

С расширением производства возникла проблема подготовки квалифицированных кадров, которая частично была решена научной организацией труда и автоматизацией. Вместо используемого раннее при изготовлении торпед труда заводских рабочих, целью стало массовое поточное производство с минимальным количеством рабочих. Квалифицированные кадры должны были использоваться исключительно при изготовлении высокоточных деталей и приборов. Применение автоматизации и поточного метода позволил снизить потребность в высококвалифицированных рабочих при производстве резервуаров почти в два раза без снижения качества. Но оставались и работы, требовавшие по-прежнему высокой квалификации персонала. При изготовлении винтов не допускалось никаких отклонений от стандарта (допуска 0,3 мм), так как это влияло на скорость торпеды и отклонения могли привести к неправильному решению «торпедного треугольника». Винты изготавливались из штампованных деталей литой стали и обрабатывались на трехмерных копировально-шлифовальных станках до окончательного размера.

Использовался труд большого количества женщин, прошедших обучение прямо на производстве, которые зарекомендовали себя особенно при выполнении точной механической работы и контроля качества.

 

G7e QC 800
G7e Check 800
Контроль качества изделий
G7e на заводе "Пинч" (Pintsch), 1940-е

Период от заказа до пристрелки готовой торпеды составлял 14 месяцев. Из которых 4 месяца приходились на обеспечение предприятия сырьем и материалами, 5 месяцев – на обработку материала, 2 месяца – на предварительную сборку, 2 месяца – на окончательную сборку и 1 месяц – на пристрелку. С течением времени производство торпед G7e стало настолько надежным, в том числе и в результате наземных испытаний отдельных узлов, что отпала необходимость в пристрелки этого типа торпед, за исключением контроля 5% от партии.

Руководство производителями осуществляло подразделение Ф (F от Fertigung – изготовление) Торпедо-испытательного центра TVA, насчитывавшее в 1942 году 400 сотрудников. Их задачами являлись управление запуском в производство на новых производственных площадках и контроль бесперебойного производства. Для контроля качества готовых изделий была создана система Приемки, включавшая инженеров по приемке, старших приемщиков, приемщиков и помощников приемщиков. В большинстве своем это были специалисты производственных цехов торпедно-испытательного центра TVA, но также и сотрудники фирм, с которых центр взял присягу. Этот способ хорошо зарекомендовал себя при довольно сложном в техническом исполнении производстве торпед.

Особой задачей отдела Ф (F-Fertigung - изготовление) в торпедно-испытательном центре TVA было уменьшение предельного веса в результате использования заменителей дорогих и тяжелых материалов, например, сталь вместо бронзы на торпеде G7a и на соединительных кольцах с наклонными отверстиями для болтовых соединений.

Отдел торпедного вооружения «Торпедоваффе» (TWa - Torpedowaffe) главного командования военно-морских сил OKM имел в своем составе Технический отдел TWa III, который осуществлял контроль за технологическим процессом (c 1943 года отдел возглавил министерский советник Штольц (Stoltz)). Перед этим отделом стояла задача разработки производственных планов через предварительное описание организационной и технологической частей работы.

14 октября 1940 года командование ВМС утвердило производственный план ежемесячного выпуск 1700 торпед. В основу этого плана был положен средний ежемесячный расход в 6,62 торпеды на 1 подводную лодку. Командование ВМС прогнозировало более высокий расход, который, однако, не оправдался. В служебной переписке за октябрь 1941 года между Торпедо-испытательным центром и командованием ВМС констатируется, что даже при необходимости стрельбы залпом-веером с больших дистанций предусмотренного количества поставок G7e было бы достаточно, так как имелись большие складские запасы (запасы G7e на 20.09.1941: 7394 торпеды). Чуть хуже обстояло с запасами G7a (запасы G7a на 20.9.1941: 3112 торпед). Относительно невысокое расходование торпед G7a могло значительно увеличиться в результате усиления военных действий при помощи торпедных катеров (Schnellboot). В связи с этим Командованием ВМС в 1941 г. настороженно отмечалась относительно высокая составляющая потерь торпед: до 100 изделий G7a в месяц (при испытаниях и пристрелке).

Затраты на производство торпеды G7a составляли примерно 50000 рейхсмарок, а издержки G7е - примерно половину этой суммы. В конце 1941 года ежемесячно поставлялось около 1550 торпед, из них 1200 типа G7е и 350 типа G7a, таким образом, ежедневно около 40 торпед G7е и около 12 торпед типа G7a общей стоимостью примерно 1,6 млн. рейхсмарок.

Потребность в сырье и материалах для изготовления торпед, заявленная в это время главным командованием военно-морских сил, составляла (в месяц):

Железо 5769 тонн
Медь 719,7 тонн
Алюминий 277,3 тонны
Свинец 852,5 т
Олово 105,8 т
Хром 125,2 т
Каучук 0,9 т

G7e Mount3 800
G7e Mount 800
G7e Mount2 800
Сборка торпед
G7e на заводе "Пинч" (Pintsch), 1940е

До середины 1943 года обеспечение материалами осуществляли собственные подразделения военно-морских сил, что приходилось отстаивать при распределении ресурсов между ведомствами. Предпринятое в результате приказа главного командования ВМС значительное сокращение контингента морских сил в начале 1942 года с целью усиления оснащения сухопутных войск, требовавшегося для ведения войны в России, привело также к сокращению производства торпед. Особенно сильно было сокращено производство торпед G7e. Вместо запланированной 1 июня 1941 года ежемесячной поставки 1400 торпед G7e с 1 января 1942 года было произведено 850 штук ( январь 1942), в феврале 1942 - 1020, в марте - 800, в апреле - 650, и в следующие три месяца примерно по 600 штук в месяц. В августе ставка выпуска упала до 500 штук и в октябре 1942 года до 450 штук G7e, достигнув своего нижайшего уровня. Довольно большой запас электрических торпед, насчитывавшийся в начале года, очевидно позволил провести это радикальное сокращение таким образом, что на морском фронте не ощущалось острой нехватки торпед.

В марте 1942 года в комментарии командования ВМС было заявлено: «Этого ориентировочного распределения достаточно для реализации производимых торпедных аппаратов и приборов управления для ежемесячного оснащения 500 торпед типа G7e и 400 торпед G7a. При этом следует отметить, что изготовление 500 торпед G7e было обеспечено только в результате сокращения (общего) производства уже в первом квартале, и что начиная с 3 квартала при тех же поставках сырья производство G7e упало бы в принудительном порядке и стало бы непосильным». Далее были названы последствия дальнейших сокращений, заявленных 5 марта 1942 года на следующий квартал, особенно последствия сокращения меди: «Производство торпед G7a в результате этого сократилось бы с 400 до 200, начиная с 3 квартала также и производство G7e».

Но ситуация не приняла столь драматичный оборот. Во-первых, в результате вмешательства Министра оборонной промышленности Шпеера военно-морским силам были дополнительно выделены 1000 тонн меди ежемесячно, и во-вторых, в результате перераспределения лимитов в пользу ведения подводной войны было обеспечено дальнейшее производство необходимого количества торпед. В связи с сильно возросшим количеством ПЛ в строю в 1942 г., 31 октября 1942 года снова был отдан приказ об увеличении производства торпед. Выпуск торпед G7e должен был увеличиться в 1943 году до 1000 штук в месяц, а производство G7a до 600 штук в месяц.

В 1942 г. под руководством TVA были разработаны приборы маневрирования FAT (Federapparat – пружинный аппарат) для придания торпеде зигзагообразной траектории. Позже были разработаны более совершенные приборы LUT (Lagenunabhängiger Torpedo ~ «независимая от местоположения торпеда» - т.е. компенсация ошибок в определении элементов движения цели).

LUT1 800
Схема маневрирования торпеды с прибором
LUT I

Исследования TVA и других научно-исследовательских организаций в области самонаведения торпед привели к успешному решению задачи к 1943 г. (первое боевое применение в феврале 1943 г.)

AFA Battery 800
АБ самонаводящейся торпеды
G7e T III компании AFA (собрана из 36 элементов, вес 447 кг, 93Ач при токе 800А)

Среднее количество ПЛ Германии в строю (с учетом потерь), 1939-05.1945
(В среднем, за годы войны Германия вводила по 16 новых ПЛ в месяц)

1939

1940

1941

1942

1943

1944

1945

51

58

159

336

419

480

483

После вступления Карла Дёница в должность Главнокомандующего Военно-морскими силами Германии, 20 марта 1943 г. он отдал приказ о дальнейшем увеличении поставок торпед типа G7e до 1400 штук в месяц. Таким образом, общий выпуск торпед, начиная с 1944 года, мог бы составить примерно 2000 изделий в месяц. Но такая высокая производственная планка не была достигнута ввиду перебоев в снабжении сырьем. Кроме того, в ней также не было необходимости ввиду неблагоприятного развития подводной войны: союзные противолодочные силы научились обнаруживать и топить немецкие ПЛ.

Боевые потери ПЛ Германии (включая гибель в базах), 1939-05.1945

1939

1940

1941

1942

1943

1944

1945

Всего

9

21

36

92

230

243

137

768

 

После передачи летом 1943 года организации вооружения военно-морских сил Министерству оборонной промышленности, во главе которого стоял Альберт Шпеер, последовала реорганизация производства и снабжения в торпедостроительстве, что, однако, не привело к таким же революционным изменениям как при строительстве подводных лодок. Промышленные предприятия в 1944 г. продолжали выпускать до 1000 торпед в месяц, а с началом 1945 г. эта цифра начала стремительно падать.

G7a K 800
Торпеда
G7a с ПЗО в экспозиции военного музея в Кобленце, Германия. Выше - торпеда DM1 "Зеешланге". Фото allmines.net, 2013.
Торпеда принята на вооружение в
Kriegsmarine (флот нацистской Германии) в 1935, в 1956 вновь принята на вооружение, но уже в Bundesmarine (флот ФРГ); снята с вооружения в 1973 г.

 

G7e K 800
Торпеда
G7е в боекомплекте СМПЛ «Зеехунд» (Seehund – «Тюлень») в экспозиции военного музея в Кобленце, Германия. Фото allmines.net, 2013.
Торпеда принята на вооружение в
Kriegsmarine в 1929, в 1952 вновь принята на вооружение, но уже в Bundesmarine; снята с вооружения в 1976 г.

Завод BMAG, 1940e